Альянс НАТО, который недавно отметил свое 70-летие, повсеместно считается золотым стандартом военных альянсов, объединяющим страны по обе стороны Атлантики в совместном противостоянии агрессии России. Но президент Дональд Трампа жалуется, что другие члены альянса не вносят справедливый вклад в защиту Европы от нападок Владимира Путина. Президент сообщил своим советникам, что он не видит смысла в альянсе, и даже упомянул о возможном выходе США из НАТО.

Но несмотря на все это, США и их союзники по НАТО постоянно наращивают частоту и масштабы военных учений. Осенью прошлого года НАТО провела самые масштабные военные учения в Норвегии — стране, которая, по словам президента Трампа, тратит недостаточно средств на оборону. Возможно, вы никогда бы не подумали, что Норвегия с ее крошечными вооруженными силами может быть ключевым союзником НАТО, но мы увидели в ней страну, которая находится у самых границ России и служит глазами и ушами НАТО на крайнем севере.

Норвежские самолеты Ф-16 находятся в состоянии боевой готовности круглосуточно семь дней в неделю. Каждый раз, когда радары обнаруживают российский военный самолет, пилоты стараются его перехватить. На видеозаписях, которые они делают, видны российские бомбардировщики, способные нести ядерное оружие, которые летают вдоль побережья Норвегии. В большинстве своем подобные ситуации ничем не примечательны.

Но иногда, как говорит руководитель Объединенного штаба вооруженных сил Норвегии генерал-лейтенант Рюне Якобсен (Rune Jakobsen), происходят крайне нетипичные вещи.

Рюне Якобсен: Последнее время мы наблюдаем агрессивные облеты и имитации атак, направленные против норвежских сил.

Си-би-эс ньюс: Имитации атак.

— Да.

— По каким признакам вы понимаете, что это имитация атаки?

— Пилот всегда знает, как выглядит атака.

— То есть они доходят до той точки, когда им уже необходимо выстрелить из орудий?

— Именно.

Якобсен отслеживал эти «имитации атак», находясь в своем командном пункте, который спрятан в горах. Теперь, когда холодная война уже давно в прошлом, ядерный бункер может показаться чем-то безнадежно устаревшим, однако с недавних пор Россия стала вести себя гораздо агрессивнее.

— Имитация атаки, которую мы наблюдали в мае 2017 года недалеко от этой позиции, — это иллюстрация атакующего построения россиян.

— А красная точка — это цель?

— Красная точка — это цель.

— Это не похоже на действия дружественной страны.

— Нет, это то, чего не следует делать в отношении ваших соседей.

У Норвегии и России есть общая граница протяженностью в 190 километров. Эти места являются одними из самых труднодоступных, суровых и красивых мест в Европе. Капитан Карина Винтердаль (Carina Vinterdal) охраняет северный сектор вместе со 120 солдатами.

Карина Винтердаль: Они перемещаются вдоль границы все время. Мои люди находятся у границы круглосуточно семь дней в неделю. У меня есть четыре наблюдательных пункта, где постоянно находятся солдаты.

Си-би-эс ньюс: Ваши солдаты вооружены?

— Да.

— Им когда-нибудь приходилось применять оружие?

— Нет, но мы должны быть готовы к этому.

Мы отправились на самый дальний наблюдательный пункт на крайнем севере на территории Норвегии. Один отряд как раз завершал свое трехнедельное дежурство, а другой заступал на дежурство. Чтобы добраться туда, нужно поднять всю вашу амуницию по длинной крутой лестнице, часть которой закрыта для защиты от арктического холода.

Солдаты находятся на наблюдательном пункте круглый год, и, как только вы забираетесь на самый верх, вам становится понятно, ради чего все это делается. У этих норвежских солдат есть возможность заглянуть за границу с Россией и далеко в море, что делает этот кусочек суши одним из важнейших мест для альянса НАТО.

Там находится Россия, а здесь заканчивается граница России и Норвегии. Это самый северный фланг НАТО, и не нужно быть военным экспертом, чтобы понимать, что фланги нужно защищать. Баренцево море, в котором свои операции проводит российский Северный флот, находится под постоянным наблюдением США и Норвегии.

За горизонтом есть кусочек суши — Кольский полуостров. Там базируется российский Северный флот, находятся военно-морские базы, аэродромы и склады хранения ядерного оружия, то есть в этом месте сконцентрирована военная мощь России, особенно ее подводные лодки.

Джеймс Фогго (James Foggo): У них очень мощный подводный флот, и последние несколько лет мы наблюдаем рост активности подводных лодок, который вызывает у меня тревогу.

Адмирал Джеймс Фогго, командующий ВМС США в Европе, испытывает особенно сильную тревогу в связи с действиями подводной лодки «Северодвинск» — атомной подводной лодки, оснащенной крылатыми ракетами для поражения наземных целей дальностью более чем в 1800 километров.

Джеймс Фогго: «Северодвинск» — это совершенно новый класс подводных лодок. Она очень мощная и очень тихая. А это является ключевыми качествами для подводной лодки.

Си-би-эс ньюс: Когда вы говорите, что она тихая, вы имеете в виду, что ее трудно обнаружить и отследить?

— Да, именно это я и имею в виду.

— Эта подводная лодка заходит в Атлантику?

— Достаточно сказать, что русские увеличили свое присутствие во всех водах вокруг Европы и в Атлантике.

— Вы когда-нибудь теряли «Северодвинск» из виду?

— Я не хотел бы комментировать операции подводных лодок в таких подробностях.

Фогго не стал комментировать, но чиновники Пентагона сообщили, что летом прошлого года «Северодвинск» вошел в Атлантический океан и что в течение нескольких недель все попытки обнаружить его оказывались безуспешными. В условиях мирного времени потерять российскую подлодку в Атлантике — это весьма досадное происшествие. Но в условиях кризиса это может обернуться катастрофой.

Джеймс Фогго: Подумайте о глобальной инфраструктуре, проходящей по дну океана.

Си-би-эс ньюс: Вы говорите о подводных кабелях.

— Именно.

По этим оптоволоконным кабелям проходит 99,4% данных, которыми обмениваются через интернет США, их союзники и торговые партнеры. Эти кабели являются одновременно основой и ахиллесовой пятой мировой экономики.

Си-би-эс ньюс: Российские подлодки приближались к этим подводным кабелям?

Джеймс Фогго: Я не имею права обсуждать эти вопросы.

Процесс отслеживания перемещений российских подлодок является сверхсекретной, ежедневной игрой в прятки. Однако норвежские военные разрешили репортерам программы «60 Минут» подняться на борт дальнего патрульного самолета, чтобы увидеть, что из себя представляют поиски подлодок.

Пилот, помощник пилота и бортинженер, а также экипаж самолета проверяют Норвежское море при помощи радаров и камер с высоким разрешением. Поскольку они летят на высоте 90 метров над уровнем моря, они могут четко видеть все, что находится на поверхности воды, включая проходящие мимо грузовые корабли. Чтобы понять, что находится под водой, они сбрасывают гидроакустические буи, которые излучают звуковые волны. Если под водой находится подлодка, эти волны отразятся от нее.

Майор Лиф Оттерхольм (Leif Otterholm), тактический координатор самолета, выполняет такие операции с 1980-х годов.

Лиф Оттерхольм: Очень важно собирать данные в удаленных локациях.

Си-би-эс ньюс: Насколько большой является та территория, которую вам необходимо исследовать?

— Площадь территории проведения операций такими самолетами в шесть раз превышает площадь территории Норвегии. То есть она довольно большая.

— Как часто вы встречаете там русских?

— Мы регулярно их встречаем, когда продвигаемся дальше на восток.

Дальше на восток находится штаб-квартира российского Северного флота, и норвежские патрульные самолеты часто замечают российские подлодки в те моменты, когда они находятся еще на поверхности воды. Однако самые ценные данные собирает корабль, о котором вы наверняка ничего не слышали. Это — гордость норвежского военного флота, самый новый разведывательный корабль Норвегии — «Марьята». Он находится в море почти 300 дней в году, наблюдая за действиями российского Северного флота. Однако он оказался в порту в тот день, когда мы прибыли в Киркенес — город, ближе всего расположенный к границе России. Над «Марьятой» развевается флаг Норвегии, но большая часть оборудования для наблюдения была создана в США. Его задача заключается в сборе данных об операциях российского Северного флота. По словам генерал-лейтенанта Якобсена, Северный флот обзаводится новым поколением высокоточного оружия — и испытывает его в водах у границы с Норвегией.

Си-би-эс ньюс: Вы можете отслеживать это?

Рюне Якобсен: Да, потому что большая часть испытаний их нового оборудования происходит к северу от Кольского полуострова, а там ежедневно находятся наши патрульные самолеты и суда.

Эти ежедневно поступающие разведданные, которые сразу же передаются США и НАТО, не помешали президенту Трампу написать письмо с жалобами. Норвегия, пишет он, — «это единственный член НАТО, имеющий общую границу с Россией, у которого нет заслуживающего доверия плана расходования 2% ВВП на оборону».

Ине Эриксен Сёрейде (Ine Eriksen Soreide) — министр иностранных дел Норвегии и первая женщина, занявшая эту должность.

Ине Эриксен Сёрейде: Я думаю, что он сделал довольно справедливое замечание, указав на то, что нам необходимо увеличить расходы на оборону.

Си-би-эс ньюс: Все они — ваши предшественники?

— Да, и все они были мужчинами.

— Вы — первая женщина.

— Да.

Прежде, в 2014 году, она занимала должность министра обороны, когда все страны НАТО пообещали увеличить расходы на оборону до 2% их ВВП.

Си-би-эс ньюс: Вы выполнили это обещание?

Ине Эриксен Сёрейде: Нет, пока не выполнили, но мы движемся в правильном направлении. И мы делаем значительные инвестиции.

Самой крупной инвестицией стал созданный в Америке малозаметный истребитель Ф-35. Который способен обходить новейшие системы ПВО. Норвегия покупает 52 таких истребителя по 89 миллионов долларов каждый.

Си-би-эс ньюс: Это очень дорогой самолет.

Ине Эриксен Сёрейде: Он отлично функционирует и обладает теми характеристиками, которые нам нужны. Наши самолеты Ф-16 хорошо послужили нам, но они начали стареть.

Самолетам Ф-16 скоро исполнится 40 лет, и они не являются малозаметными. По словам генерал-лейтенанта Якобсена, пока их не заменят на Ф-35, ВВС Норвегии не смогут обходить современные российские системы ПВО.

Рюне Якобсен: То есть, если сегодня начнется конфликт, мы не сможем летать в самой северной части воздушного пространства Норвегии.

Си-би-эс ньюс: Сегодня ваши ВВС не смогут проводить операции на самом Крайнем севере?

— Нет, не в условиях серьезного кризиса.

Осенью прошлого года силы НАТО отрабатывали план действий в условиях серьезного кризиса, задействовав в учениях 50 тысяч военнослужащих, 250 самолетов и 65 кораблей. Теми учениями командовал адмирал Фогго.

Джеймс Фогго: Они стали одними из самых масштабных учений со времен холодной войны.

В ходе учений Trident Juncture силы НАТО должны были отразить вторжение на территорию Норвегии со стороны неназванной страны, под которой, несомненно, подразумевалась Россия.

Си-би-эс ньюс: Каким был сигнал для России?

Джеймс Фогго: Сигнал для России и для всех остальных заключается в том, что, если они хотят бросить вызов альянсу, им следует подумать дважды. Не стоит с нами связываться.

Это был первый раз за последние 30 лет, когда США отправили авианосную ударную группу — авианосец «Гарри Трумэн» и его сопровождение — за Полярный круг. Довольно далеко от Персидского залива и войн в Ираке и Афганистане.

Си-би-эс ньюс: Не казалось ли вам, что НАТО просто не уделяет внимания Норвегии?

Ине Эриксен Сёрейде: Мы видели, что в течение многих лет НАТО была в значительной мере сконцентрирован, скажем, на Афганистане. Это очень важная миссия, но мы также видели, что некоторые ключевые районы альянса — что альянс должен был уделять больше внимания защите своих территорий.

— Теперь у вас есть американский авианосец.

— Да.

— Который проводит операции у ваших берегов.

— Мне кажется, это хороший способ продемонстрировать, что мы должны больше практиковаться в мирное время, чтобы научиться действовать в условиях кризиса.

У Норвегии никогда не будет армии, которая сможет одолеть гораздо более крупного и сильного соседа. Пилоты, которые летают на Ф-16, называют себя «стражей Севера». Они не смогут остановить русских, но они будут первыми, кто заметит их наступление.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.