Джо Байден выбрал генерала армии в отставке Ллойда Остина (Lloyd Austin) на должность главы министерства обороны. Реакция на такой выбор пока не коснулась возможно самой значимой проблемы безопасности нашей нации — Китая. Почему? Молчание по этому поводу вызывает недоумение.

Конкуренция с Россией и Китаем не нова, она была одним из факторов последнего года правления администрации Обамы и Байдена. Сегодня нарастающее давление обуславливает соперничеством между США, Китаем и Россией. Конфликт вскоре войдет в более опасную фазу, что вызывает потребность в более сильном флоте, расширенном военном присутствии и прагматичной дипломатии в сфере национальных императивов.

Старение населения, неразрешенные территориальные споры и замедляющаяся экономика бросают вызов легитимности Коммунистической партии Китая (КПК). Эта легитимность основывалась на том, что партия обеспечивала процветание за счёт роста ВВП, снижающегося по мере старения населения. Обещание, данное после событий на площади Тяньаньмэнь, всё сложнее сдержать, по мере его ослабевания будут появляться националистические призывы разрешить наконец вопрос Тайваня. Такое развитие событий, вполне возможно, втянет США в войну.

Кроме того, попытки КПК принять закон об экстрадиции вызвали протесты в Гонконге, которые продолжаются по сей день. Последствием этих событий стал отказ КПК от давней концепции по разрешению гражданской войны в Китае, известной как «Одна страна, две системы».

При отсутствии новой концепции по мирному разрешению спора между КПК и Тайванем такое экономическое давление достигнет своего пика к 2029 году. В этот момент Китай столкнется с неизбежным сокращением населения, в следствие чего к 2030 году рост ВВП, вероятно, снизится с нынешних 6,9% до 3%. При этом КПК в срочном порядке пытается к 2027 году создать полностью современную армию. Это является бюджетным приоритетом в пятилетнем плане КПК на 2021-2025 года.

В то же время Россия остается постоянным стратегическим подстрекателем, пытающимся ослабить геополитический порядок, который считает несовместимым со своими интересами. После российско-грузинской войны 2008 года Россия под руководством Владимира Путина доказала свое умение эффективно использовать ограниченные военные, экономические и дипломатические возможности. Это умение можно было увидеть, в частности, во время аннексии Крыма и вторжения в Сирию и Ливию. Растущая агрессия Китая в Азии, вероятно, отвлекает внимание Запада. В это время у России появляется шанс продвигать свои интересы на собственной границе за счет НАТО и США.

Более того, Си Цзиньпин и Путин соответствующим образом изменили законодательство и теперь могут пожизненно занимать свои посты. Несмотря на то, что постсоветский опыт России и заложенная Культурной революцией в Китае традиция склонны избегать нестабильности культа личности. При этом Соединенные Штаты на какое-то время будут знать, с кем они имеют дело. Однако есть и минусы. Пожизненное правление имеет определенную историческую традицию в обеих странах, поэтому Си и Путин будут вынуждены подтверждать свое длительное нахождение у власти военными, экономическими или дипломатическими успехами.

Для обеих стран внешний риск неприемлем, это обычное явление среди автократий, так как им приходится решать внутренние конфликты. К примеру, Коммунистическая партия Китая тратит на внутреннюю оборону на 20% больше, чем на внешнюю. По этой причине они пытаются изменить положение дел на суше и в море без прямой конфронтации и отдают предпочтение так называемым гибридным операциям или операциям в серой зоне. Они опираются на активные кампании влияния, экономическую щедрость и военное присутствие. Их теория пути к победе состоит из нескольких пунктов: отделить США от их партнеров и союзников, избавиться от влияния рынка и доступа к нему, а также очернить основанный на праве порядок, называя его лицемерным и служащим интересам США. Их цель в том, чтобы занять позицию, в которой они будут диктовать условия или добиваться стратегических экономических, политических и военных целей посредством политики «свершившегося факта».

Чтобы эффективно противостоять китайской и российской теории победы, министерство обороны и ВМС должны сражаться ниже порога конфликта, чтобы разрушить расчеты Си и Путина. Чтобы без единого выстрела лишить их шанса на победу, ВМС должны создать более крупный флот, обладающий новыми компетенциями. Так Си и Путин не будут точно знать соотношение сил, а их стратегическим концепциям и кампаниям влияния будет дан четкий отпор. США сможет предотвращать операции политики «свершившегося факта» с помощью передового военно-морского присутствия.

Всё это подчеркивает необходимость умело использовать Военно-морское управление, за спиной которого будет стоять флот, отличающийся должным размером, умениями и оснащением. Для этого ВМС должны создать мощный флот, состоя в проактивной стратегической конкуренции с Китаем и Россией. Для осуществления этой новой парадигмы ВМС, нужно одновременно решить семь требований:

 

  • сформулировать стратегическую концепцию, которая выходила бы за пределы политической повестки дня, что позволило бы ВМС обеспечить более тесное сотрудничество между правительством, Конгрессом и отраслью;
  • ускорить развертывание нового флота, созданного для спорных операций, за счет одобрения после интенсивных полевых испытаний беспилотных систем и обещающих новых возможностей, таких как лазеры высокой мощности;
  • увеличить судостроительные мощи, чтобы обеспечить быстрое возвращение в строй судов после технического обслуживания, рекапитализацию военных потерь и быстрое производство новых классов кораблей;
  • сделать приоритетным краткосрочное развертывание ограниченного числа кораблей в важных регионах Южно-Китайского моря и Восточного Средиземноморья, где они будут оказывать наибольшее стратегические влияние;
  • восстановить навыки управления основными кораблями и проводить практики по ведению боевых действий, в том числе активных морских операций, для снижения рабочего напряжения на флот и противодействия развивающимся военно-морским возможностям Китая и России;
  • обеспечить и укрепить военно-морскую мощь на всех уровнях, включая Береговую охрану, необходимую для обеспечения безопасности исключительных экономических зон, а также важнейших воздушных и морских путей, которые могут оказаться под угрозой во время войны с Россией и Китаем, особое внимание стоит уделить центральной и южной областям Тихого океана;
  • осуществить комплексную национальную программу судостроения для восстановления конкурентоспособности страны в стратегически важной морской отрасли, в том числе коммерческом и военном судостроении.

США не могут просто отмахнуться от тех, кто считает процветание и демократические принципы страны помехой собственным планам. За последние пять лет нация с неохотой пробудилась для новой эпохи конкуренции сверхдержав, которая со дня на день вступит в новую опасную фазу. Ослабление решимости и бдительности в нынешних условиях лишь увеличит вероятность и стоимость конфликта.

Брент Сэдлер — старший научный сотрудник в сфере изучения военно-морских приемов ведения войны и продвинутых технологий Центра национальной обороны Фонда «Наследие».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.