Москва знает, что мобильность при передвижении по дорогам расширит возможности по рассредоточению этих комплексов.

Заявление министра обороны России Сергея Шойгу произвело эффект разорвавшейся бомбы, когда во время пресс-конференции 9 ноября он мимоходом отметил, что «глава государства особый акцент сделал на важности опережающего развития отечественных систем ПВО-ПРО, поставок в Вооруженные силы систем С-350, С-500, С-550».

В то время как о ракетных комплексах средней дальности С-350 и С-500 всем хорошо известно, упоминание о комплексе С-550 прозвучало впервые.

Российские вооруженные силы готовятся принять комплексы противовоздушной и противоракетной обороны С-500 «Прометей» на вооружение уже в 2020-х годах — спустя несколько лет отсрочек. Некоторые эксперты поначалу предполагали, что С-550 представляет собой модификацию комплекса С-550, но меньшей дальности — подобно тому, как С-350 является комплексом средней дальности, дополняющим системы большей дальности С-300 и С-400. Российское агентство ТАСС также сообщило, что система противоракетной обороны ближнего перехвата С-550 разрабатывалась в СССР в 1981-1988 годах, но так и не была принята на вооружение.

Позже Сергей Чемезов сообщил репортерам на авиасалоне в Дубае, что комплексы С-550 будут предназначены для обнаружения и перехвата баллистических ракет на большем расстоянии, чем С-500 «Прометей», и что их физические компоненты уже созданы.

Сейчас эксперты сходятся во мнении, что С-550 будет представлять собой мобильную систему, специализирующуюся на стратегической обороне. Она предназначена для перехвата межконтинентальных баллистических ракет, которые взлетают высоко в космос, а затем обрушивают ядерный дождь со скоростью, превышающей скорость звука почти в 20 раз. 

Российские источники также делают акцент на том, что С-550 возьмут на себя функцию борьбы с космическими угрозами, под которыми понимаются не только миссии с применением кинетического противоспутникового оружия, но и перехват таких космических аппаратов на околоземной орбите, как американский военный аппарат Boeing X-37. В отличие от С-500, у которого есть модификация морского базирования, для комплексов С-550 такая модификация пока не планируется.

Что любопытно, многие эксперты сходятся во мнении, что С-500 уже обладает существенно улучшенными возможностями противоракетной обороны, поскольку он оснащен ракетами серии 77Н6-Н1, которые характеризуются высокой эффективностью против ракет средней дальности и частично эффективны в противостоянии межконтинентальным баллистическим ракетам.

Между тем военный эксперт Дмитрий Литовкин рассказал в интервью агентству ТАСС, что С-550 «станет дополнительным элементом комплекса "Прометей". Ранее объявлялось, что он сможет сбивать не только баллистические ядерные боеголовки, но и низкоорбитальные спутники. Судя по всему, военные приняли решение разделить эти функции между двумя машинами (многозадачность для боевой системы не всегда хорошо)».

В подтверждение этому некий анонимный источник рассказал агентству «РИА Новости», что С-550 — это «версия ЗРС С-500 и он будет специализироваться на задачах противоракетной и противокосмической обороны».

Такие сообщения, которые пока не стоит рассматривать как окончательную информацию, могут означать, что С-550 — это просто попытка немного расширить противоракетные возможности комплекса С-500 и повысить его эффективность в противостоянии межконтинентальным баллистическим ракетам. Пока неясно, значит ли это, что базовая модификация С-500 в конечном итоге окажется менее эффективной в смысле противоракетной обороны, чем было обещано изначально, или что С-550 окажется существенно более эффективной против межконтинентальных баллистических ракет, чем многие ожидали от С-500.

Источники «РИА Новости» также похвастались, что С-550 — это первая в мире мобильная специализированная система противоракетной и противокосмической обороны, способная эффективно уничтожать межконтинентальные баллистические ракеты. По их словам, ее возможности по перехвату <…> будут на порядок выше, чем у американских систем ПРО — THAAD и Aegis с ракетами SM-3Block llB».

Обе упомянутые американские системы являются мобильными (устанавливаются на грузовых шасси или на кораблях), однако они предназначены для перехвата ракет малой и средней дальности, которые летят не слишком высоко и не слишком быстро, — хотя эти комплексы все же обладают некоторым потенциалом для перехвата межконтинентальных баллистических ракет. Это в первую очередь касается зенитной ракеты SM-3 Block IIA, которая успешно сбила межконтинентальную баллистическую ракету в ходе испытаний, проведенных в ноябре 2020 года, и чья максимальная высота перехвата достигает 2400 километров.

Чиновник, чьи слова процитировало агентство «РИА Новости», не упомянул о наземном комплексе противоракетной обороны шахтного базирования (GMD), который предназначен для перехвата межконтинентальных баллистических ракет. Скорее всего С-550 по своим боевым характеристикам может занять промежуточное положение между мобильной противоракетой SM-3 Block II и более мощным GMD.

Прошлое, настоящее и будущее ПРО России

В арсенале России уже есть система ПРО, которая способна перехватить межконтинентальные баллистические ракеты. Имеется в виду комплекс шахтного базирования А-135 «Амур», который запускает ракеты 53Т6, способные развивать скорость, в 17 раз превышающую скорость звука, и уничтожать межконтинентальные ракеты с помощью ядерной боеголовки мощностью 10 килотонн. Однако эта система защищает лишь Москву и прилегающие промышленные районы. Это связано с тем, что Договор об ограничении систем противоракетной обороны 1972 года предоставляет Соединенным Штатам и России право иметь лишь по два комплекса ПРО — около столицы государства и рядом с местом расположения пусковых установок МБР.

Однако в 2002 году Соединенные Штаты вышли из договора по ПРО и начали разработку системы противоракетной обороны GMD, которая сегодня дислоцируется на Аляске и обеспечивает защиту континентальной части США, хотя и с помощью ограниченного количества ракет-перехватчиков (не более 60).

Такое ограниченное количество ракет отчасти было призвано убедить Россию и Китай в том, что комплекс GMD не предназначен для подрыва их потенциала ядерного сдерживания и что он предназначен лишь для сдерживания угрозы со стороны более мелких потенциальных ядерных субъектов (к примеру, Северной Кореи и Ирана). Однако Пекин и Москва увидели картину в ином свете, и к настоящему моменту они потратили миллиарды долларов на разработку более совершенного ядерного оружия для противостояния GMD.

Стоит отметить, что даже ограниченная в своих масштабах система защиты от межконтинентальных баллистических ракет потенциально способна сокрушить ядерную атаку меньшего масштаба со стороны державы, которая решит достичь неких военных целей или устроить политическую демонстрацию.

Похоже, Москва с помощью своих новых комплексов С-550 решила извлечь выгоду из выхода Вашингтона из противоракетного договора и расширить зону защиты от МБР за пределами Московской области. В настоящее время российские военные заменяют комплексы А-135 на модернизированную систему ПРО А-235 «Нудоль», которая, как ожидается, будет обладать более широким радиусом действия, будет охватывать всю западную часть России и которая будет оснащена ракетами прямого попадания, способными полностью вытеснить ядерные ракеты перехвата. 

Но почему Москва решила заняться разработкой новой системы противоракетной обороны С-550? Во-первых, большим преимуществом комплекса С-550 будет его мобильность, которая позволит рассредоточить системы перехвата МБР на обширной территории и в самых отдаленных от центра регионах. То, что С-550 может оказаться просто дополнением к будущим основным зенитным дивизионам С-500, выглядит вполне удобным с точки зрения логистики.

Что еще важнее, мобильные платформы будет труднее обнаружить и уничтожить с помощью стелс-самолетов и крылатых ракет, которые, несомненно, попытались бы подавить российскую противовоздушную оборону в случае конфликта высокой интенсивности между Москвой и Вашингтоном.

Вполне возможно, в ближайшем будущем средства обороны от обычных (неядерных) ракет будут иметь для российских вооруженных сил гораздо больше значения, чем прежде.

Это объясняется тем, что после распада Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности армия Соединенных Штатов начала принимать на вооружение целый ряд ракетных комплексов средней дальности, в том числе неядерные планирующие гиперзвуковые летательные аппараты, запускаемые с тяжелых грузовиков и подводных лодок. Это значит, что, даже если конфликт не будет ядерным, российским войскам ПРО придется столкнуться с серьезным натиском с использованием такого вооружения.

Конечно, это также вызовет немало проблем, поскольку придется каким-то образом определять, проводится ли атака с применением обычного или ядерного оружия. Кроме того, придется решать, сколько новейших ракет-перехватчиков необходимо выпустить для отражения атаки с использованием неядерного оружия в условиях вероятности ядерного удара в дальнейшем.

Тот факт, что Россия расширяет свой потенциал ПРО, может в конечном счете заставить Соединенные Штаты скорректировать их планы в ответ на угрозу со стороны России. То есть если Россия разместит на своей территории большое количество противоракетных систем большой дальности, Вашингтон может решить, что нужно увеличить количество ракет-перехватчиков, которые использует система GMD. Другой фактор — это Китай, который пока не развернул действующую систему ПРО, но который уже провел испытания по перехвату баллистических ракет средней дальности с использованием HQ-19 в апреле 2019 года. 

Агентство ТАСС сообщает, что С-550 могут поступить на вооружение уже в 2025 году. Однако этот срок вряд ли можно считать окончательным, учитывая, что изначально комплексы С-500 планировалось поставить на вооружение в 2016 или 2017 годах. 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.