Особенность нынешнего этапа политической борьбы в Молдавии, которая не утихает даже в преддверии новогодних праздников, это стремление практически всех основных политических сил использовать на своей стороне фактор России. В коалиции Альянс за европейскую интеграцию (АЕИ) за это направление "отвечает" Демократическая партия ее лидер Марианн Лупу.

 

На первый взгляд он добился вполне определенных успехов. В качестве кандидата в президенты был представлен высшему руководству России, несколько раз ездил в Москву, где, насколько можно судить по сообщениям СМИ, пытался убедить своих собеседников в том, что новые власти Молдовы будут учитывать интересы России в регионе более эффективно, чем Партия коммунистов. Наконец, между ДПМ и партией "Единая Россия" был подписан договор о сотрудничестве.

 

Все эти факты дали основания ряду политиков, экспертов и наблюдателей сделать вывод о том, что Москва, Кремль "списали ПКРМ со счетов" и теперь делают ставку на Демократическую партию, а значит на коалицию АЕИ. Таким образом, далее рассуждают они, коммунисты непременно будут терять своих сторонников, особенно тех, кто традиционно ориентируется на русское культурное и информационное поле и, шире, на русскую цивилизацию.

 

С моей точки зрения все эти рассуждения — вольное или невольное заблуждение. Всякий, кто беспристрастно оценит выше приведенные факты, не может не признать, что все шаги сделанные Россией навстречу АЕИ представляют собой не более чем жесты вежливого ожидания.

 

Говорить о том, что Кремль решил делать "ставку" на конкретную партию после бурных событий завершающегося года, это как минимум сильное преувеличение. На самом деле в переводе с дипломатического языка на обычный, все действия Кремля в отношении коалиции АЕИ означают лишь один сигнал: "Мы готовы конструктивно работать со всеми политическими силами в вашей стране. Однако многое будет зависеть от той политики, которую вы будете проводить, особенно в тех сферах, которые представляют для нас повышенный интерес".

 

Долгое время, почему-то, правилом хорошего тона и в России и за ее пределами для отдельных политологов и экспертов считалось заявлять по поводу и без повода о том, что Россия якобы не может внятно сформулировать: в чем состоят ее интересы в Ближнем Зарубежье. Некоторые твердят об этом до сих пор, хотя явно лукавят. Уже несколько лет на разных уровнях официальные представители России неоднократно заявляют и высказывают позицию в отношении Молдовы. Обобщив всю эту информацию, нетрудно прийти к выводу, что интересы России состоят в следующем:

 

1. Сохранение нейтрального статуса Республики Молдова.
2. Участие Молдовы в экономических и политических проектах, осуществляемых в рамках СНГ;
3. Соблюдение всех прав русских, тех, кто ассоциирует себя с русской культурой и национальных меньшинств.
4. Мирное урегулирование приднестровского конфликта.
5. И, наконец, сохранение Республики Молдова в зоне экономического, политического и культурного влияния России, в рамках общей доктрины приоритетного и особого отношения России к странам Ближнего Зарубежья, которые некогда входили в состав Советского Союза.

 

Причем этот подход ни в коем случае не означает противопоставление интеграции РМ в Европу. За четыре с небольшим месяца пребывания коалиции АЕИ у власти, очевидно, что ни по одному из приведенных пунктов в альянсе нет четкой и однозначной позиции. Члены правящей коалиции неоднократно высказывались за ликвидацию нейтрального статуса и вступление Молдовы в НАТО, а также за выход РМ из СНГ.

 

Стремление Молдовы в Европу противопоставлялось интеграции в рамках СНГ, хотя по здравому разумению, в случае проведения прагматичной политики одно не может и не должно противоречить другому. Позиция АЕИ в отношении приднестровского урегулирования вообще до сих пор не ясна. В то же время в кулуарных разговорах некоторые представители АЕИ не скрывают надежд на то, что, взяв курс на вступление в НАТО, Молдова "вынудит" Запад занять более активную позицию в отношении приднестровского конфликта. В этом подходе вполне отчетливо виден расчет на силовое решение проблемы с помощью "двух-трех батальонов американских морских пехотинцев".

 

Что касается явно обозначившихся подходов АЕИ к положению и правам русского, русскоязычного населения и национальных меньшинств, то это, похоже, становится самым больным местом власти. Запрет и угрозы в отношении ряда русских электронных СМИ, финансовое ограничение и давление на редакции газет, выходящих на русском языке, унионистская риторика и действия лидеров АЕИ, которые волнуют большую часть населения Молдовы и не только национальные меньшинства, и, как апофеоз — антисемитский инцидент, который "прославил" Молдову на весь мир.

 

Обращает на себя внимание тот весьма примечательный факт, что реакция коалиции на эту выходку пещерных антисемитов была замедленной, сдержанной и уж слишком "политкорректной". Видимо в АЕИ надеялись, что все обойдется и мировой сообщество, озабоченное новогодними хлопотами, ничего не заметит. Заявление по этому поводу исполняющего обязанности президента Молдовы вообще носило странный характер.

 

В связи с этим, совершенно непонятно с какой стати делается вывод о том, что М. Лупу "со временем привлечет на свою сторону" голоса русских и национальных меньшинств, а ДПМ "унаследует" электорат ПКРМ. За кого господа, выдающие такие уверенные прогнозы, принимают население страны?

 

В Молдове левый по своим настроениям электорат чрезвычайно чувствителен к малейшим колебаниям партии и лидеров, которые, как они считают, выражают их интересы. Об этом многое могли бы рассказать те известные в прошлом политики, которые некогда были кумирами общества, а теперь стыдятся выходить на выборы, понимая, что им не на что рассчитывать кроме как на 1 — 2 % голосов избирателей.

 

Между тем люди видят, что с первых дней создания коалиции АЕИ ДПМ и ее руководство занимают слишком мягкую, слишком "толерантную и транспарентную" позицию практически по всем принципиальным вопросам. Голос М. Лупу практически не слышен на фоне потока откровений лидеров и представителей ЛДПМ и ЛП. Соблюдая коалиционную солидарность, М. Лупу в общественном сознании уже сместился на правое поле. Каждый день и час М. Лупу дискредитирует себя союзом с либералами, которые не скрывают своих симпатий к НАТО и идее объединения Молдовы с Румынией.

 

Если кто-то думает, что в Москве всего этого не замечают, он сильно ошибается. На самом деле в России за всем, что происходит в Молдове, самым внимательнейшим образом наблюдают и делают выводы. Вместе с тем там помнят, что за все годы пребывания ПКРМ у власти об изменении нейтрального статуса речь даже не заходила, межнациональная обстановка была стабильной (ни одного инцидента на национальной почве на фоне антироссийской вакханалии, которая творилась в Грузии, на Украине и в странах Прибалтики). Правительство не ходило по миру с протянутой рукой и, в то же время коммунисты всегда находили средства для поддержания уязвимых слоев населения страны и выполнения социальных обязательств.

 

Выход четырех членов из состава фракции ПКРМ в парламенте, то, что оппоненты коммунистов поспешили расценить, как "начало конца партии", для компетентных экспертов явилось вполне прогнозируемым событием. В Москве больше обращают внимание на то, что ПКРМ уверенно держится, отбивает нападки и удары власти, сохраняет при этом единство и вместо обещанных 15 - 20 человек, из фракции вышло всего 4.

 

Коммунисты были и остаются самой предсказуемой политической силой в Молдове. Их позиция по принципиальным вопросам внутренней и внешней политики страны не менялась, ни тогда, когда они были у власти, ни теперь. Как могла бы развиваться ситуация в Молдове, если бы у власти осталась ПКРМ, мы можем себе представить по итогам прошедших 8 лет. Куда занесет коалицию АЕИ, и к чему это приведет страну, и общество сегодня не может точно предсказать, пожалуй, никто.

 

Чрезмерная гибкость М. Лупу, его неуверенность и нерешительность уже привели к тому, что ДПМ теряет свои преимущества и становится "ведомым" членом Альянса. Два-три месяца назад М. Лупу действительно мог стать центральной фигурой нового парламента и объединителем всех, как это принято говорить "здоровых сил общества". Теперь он в двух шагах от неблаговидной роли "приживалы" в коалиции АЕИ. И если он на самом деле хочет по настоящему заинтересовать кого-то на длительную перспективу, то для этого необходимо не пускать пыль в глаза своим сторонникам, в частности, о позиции России, а всерьез озаботиться своим положением в коалиции и политическим будущим. Особенно в ситуации, которая складывается в настоящее время, после того, как М. Лупу не избран президентом страны (хотя такой шанс у него был).

 

Выход четырех членов из состава фракции ПКРМ в парламенте, то, что оппоненты коммунистов поспешили расценить, как "начало конца партии", для компетентных экспертов явилось вполне прогнозируемым событием. В Москве больше обращают внимание на то, что ПКРМ уверенно держится, отбивает нападки и удары власти, сохраняет при этом единство и вместо обещанных 15 — 20 человек, из фракции вышло всего 4.