Кто в перспективе может прийти на смену нынешней либеральной власти? Причём речь идет не о простой смене действующих лиц во власти, а о кардинальном переходе от либерального курса к социальному, от либеральной Молдовы к социальной.

 

Что бы там сегодня ни говорили о правящем либерально-демократическом Альянсе «За европейскую интеграцию», но, по моему мнению, нынешняя «либеральная инъекция», по большому счёту,  всё-таки в определённой степени полезна для Молдовы, так как небольшой политический, экономический и социальный шок крайне необходим нашей стране, которая после 2001 года приостановила процесс модернизации.

 

Через такого рода «либеральные революции» уже  проходили в разное время многие другие страны и, при всей неоднозначности оценок того, что делали и что сделали в своё время их идеологи и организаторы - Гайдар в России, Пиночет в Чили, Бальцерович в Польше, для многих исследователей совершенно ясно, что это были тяжёлые, непопулярные, но, тем не менее, вынужденные и потому оправданные меры.

 

Хочется надеяться, что и либеральное правительство премьера Владимира Филата в Молдове также проявит не только необходимую решительность, смелость, жесткость, но  и предельную гибкость, осторожность и осмотрительность, чтобы довести начатое им дело до логического завершения, реформирует соответствующим образом социальную и экономическую сферу страны, чтобы, в конечном итоге, результатом всего этого стало значительное оживление модернизированной национальной экономики.

 

Владимир Филат и члены его кабинета должны при этом чётко понимать, что проводимый ими либеральный курс, в силу его неминуемых и весьма болезненных для большинства граждан социальных издержек, не будет сколько-нибудь длительное время ими приниматься и поддерживаться, а потому сроки кредита общественного доверия у них крайне ограничены. 

 

Хочет того или нет премьер Филат, но, чисто  объективно,  он выступает сегодня в роли своего рода политического камикадзе. Вполне возможно, что ему удастся запустить сложный механизм процесса либеральных реформ в Молдове, но многочисленные социальные проблемы, которые неминуемо возникнут в этот период (рост цен и тарифов, замораживание зарплат и пенсий, свертывание социальных программ), весьма чувствительно ударят по его личному рейтингу и электоральному потенциалу.

 

Из этого, конечно, не обязательно следует, что возглавляемая Филатом Либерально-демократическая партия на волне общественного недовольства негативными социальными последствиями проводимых ею либеральных реформ потерпит поражение и уйдет с политической арены.

 

Скорее всего, учитывая её потенциал, ей всё-таки удастся сохранить себя на правом фланге в качестве достаточно влиятельной политической силой. Более того, она,  вероятно, даже сможет несколько нарастить свой электоральный вес за счёт перетока в лагерь её сторонников той части правого электората, которая ранее голосовала за другие партии, не оправдавшие её надежд. 

 

Но всего этого её лидеру Владимиру Филату может оказаться недостаточно, чтобы единолично, или же действуя вместе с маргинальной Либеральной партией Михая Гимпу,  снова взять на новых парламентских выборах власть в стране в свои руки.

 

Возникает вполне закономерный вопрос:  а кто же, в таком случае, может прийти на смену нынешней либеральной власти? Причём речь идет не о простой смене действующих лиц во власти, а о кардинальном переходе от либерального курса к социальному, от либеральной Молдовы к социальной. Переходе, хочется надеяться,  эволюционном, без потрясений и  катаклизмов,  главное содержание которого будет выражено в лозунге: «Хорошее - сохраним, лучшее - построим»!

 

На роль главного архитектора проекта построения новой, социальной Молдовы претендует лидер Демократической партии Мариан Лупу. Вполне очевидно, однако,  что для этого ему, в любом случае, придётся расторгнуть нынешний «пакт о ненападении», заключённый по тактическим соображениям в августе 2009 года  с либеральными партиями,  и начать после новых выборов формирование  новой политической коалиции, вступив в соглашение о сотрудничестве  с существующими в стране партиями социал-демократической ориентации.

 

Сегодня Мариан Лупу находиться в чуждой ему политической компании, с которой ему с каждым днем всё тяжелее находить общий язык и взаимопонимание. Конечно,  есть вариант более широкой интеграции левоцентристской ДПМ в существующую правую либеральную коалицию. Но это значит, что ему, в таком случае,  придётся сменить идеологию и максимально сблизить свою политическую позицию с той позицией,  на которой стоят сегодня  правые политики Гимпу и Филат.

 

Вполне очевидно, что такой вариант находится в явном противоречии  с  теми  программными  принципами,  которые,  хочется думать, что искренне, исповедует демократ Мариан Лупу, и с которыми возглавляемая им Демпартия пошла на выборы 29 июля 2009 года и добилась на них успеха.

 

Конечно, наилучшим вариантом для Молдовы, как я уже об этом ранее писал и говорил,  было бы создание в будущем парламенте работоспособной и эффективной коалиции Лупу-Филата. Но это, надо признать,  идеальный вариант, а в Молдове, как известно,  такого рода многообещающие варианты, как правило,  очень трудно реализуются практически. Хотя, конечно,  надежда на это у меня лично ещё остается.

 

Но, другой вопрос, а сумеет ли Демократическая партия Молдовы повторить успех Партии коммунистов 2001-го и 2005-го годов, чтобы  самостоятельно взять власть в стране? Увы, объективный и всесторонний анализ ситуации показывает, что этот политический подвиг ПКРМ повторить в ближайшее время никому в Молдове, в том числе и ДПМ, не удастся.

 

Поэтому Мариан Лупу должен реально осознавать, что его партия не может претендовать на право быть единственной политической силой в Молдове, представляющей всех левоцентристов страны, чего, кстати, всегда, хотел добиться для своей партии Владимир Воронин, причём, на каком-то этапе,  ему это даже удавалось.

 

Но зато у лидера ДПМ есть шанс - именно шанс, а не гарантия – того,  что его партия может стать ведущей политической силой левого центра. Однако, чтобы это произошло, Лупу должен нарастить  электоральный потенциал ДПМ минимум до 25%.

 

Это, безусловно,  гигантская и потому очень трудновыполнимая задача.  Чтобы её практически реализовать, нужно в два раза превысить прошлогодние показатели ДПМ на парламентских выборах. Решаема ли эта задача для Мариана Лупу?

 

Чисто теоретически  - да. В левом центре находится сегодня практически около 60%  всего молдавского электората, так что,  есть откуда  брать электоральную поддержку для ДПМ. А вот как её взять, как убедить избирателей в том, что осенью 2010 года именно Демпартия Мариана Лупу будет самым хорошим выбором для них, тут  всё очень и очень непросто.

 

Всё дело в том, что у Демократической партии Молдовы нет пока каких-либо по-настоящему ярких политических или социально-экономических проектов, которые могли бы привлечь к ней внимание избирателей.

 

Очень сильный проект  2009 года «Мариан Лупу – президент!», в силу разных причин, не увенчался успехом. Трудно предположить, что на выборах 2010 года другие партии снова поддержат этот проект, как это сделал ряд парламентских партий Молдовы после досрочных парламентских  выборов в 2009 году.

 

В то же время, и снимать этот лозунг ДПМ тоже пока нельзя, однако Лупу надо учесть, что избиратели уже начали привыкать к тому, что  их голосование за ДПМ не ведет автоматически к его избранию  президентом Молдовы, хотя многие из них все ещё  убеждены в том, что лучшей кандидатуры на сегодняшний день просто нет.  Следовательно, нужны и другие проекты, и другие лозунги, но пока ни Демпартия, ни её лидер их почему-то не выдвигают.

 

Безусловно, избирателям будет нужно знать позицию Мариана Лупу и Демпартии по наиболее острым вопросам, волнующим общество: их отношение к нарушениям в области приватизации государственной собственности и рейдерским захватам бизнеса,  к федерализации Молдовы и путям решения Приднестровского вопроса, к статусу русского языка в Молдове, к развитию стратегических связей с Россией, к участию национальных меньшинств в органах власти и т.д.

 

Есть ещё один важный момент, о котором я уже писал и говорил ранее неоднократно. Мариан Лупу известен электорату как хороший управленец (начальник управления, заместитель министра, министр экономики),  как законодатель (депутат, спикер парламента), как хороший экономист, интеллектуал и полиглот.

 

Но пока он остаётся  для избирателей «чистым листом» как политик, как человек, который претендует на высшую должность в стране. Люди хотели бы знать, есть ли у него свои убеждения?  Каковы они? Готов ли он их отстаивать,  или же будет приспосабливаться к ситуации, подстраиваться под чужие взгляды и позиции как внутри страны, так и за её пределами? Есть ли у него сила воли, желание  бороться за свои идеи? Есть ли у него характер, чтобы проводить свою позицию в жизнь?

 

Общество хочет получить ответы на эти вопросы.  Эти ответы могут быть получены через анализ месседжей Мариана Лупу, посредством оценки его личной позиции в парламенте, его голосования по тем или иным вопросам, а также по его отношению к тем или иным словам или действиям других политиков.  Лишь получив и расшифровав все эти ответы, граждане Молдовы смогут сделать осознанный выбор «за» или «против» Мариана Лупу и Демократической партии Молдовы.

 

Решающее значение будет иметь и способность  (или, естественно, неспособность) Мариана Лупу создать свою собственную – боевитую и эффективную - команду, собрав в ней инициативных, не боящихся брать на себя ответственность за предлагаемые решения, близких к народу профессионалов, убеждённых государственников, патриотов Молдовы.

 

По-прежнему основной политической силой на левом фланге является перешедшая в оппозицию Партия коммунистов. На партию Воронина со стороны либеральной власти предпринята беспрецедентная атака по всем направлениям. Выбиваются её финансовые подпорки в бизнесе, атакуются СМИ, связанные с ПКРМ, под угрозой открытия уголовных дел находятся практически все коммунистические партийные функционеры любого ранга.

 

Надо честно признать, что прессинг на ПКРМ чудовищный, но и это ещё, судя по всему, только «цветочки», а «ягодки» впереди. Ряд представителей правящего Альянса  уже на полном серьёзе обсуждают легальные способы «закрытия ПКРМ», начав с запрета коммунистической символики и названия партии.

 

Против ПКРМ работает и тот факт, что за годы своего монопольного нахождения у власти, из-за своего хамства, из-за категорического неприятия чуждой им точки зрения, из-за участия в разного рода коррупционных схемах, большинство руководящих коммунистов успели  изрядно насолить и надоесть очень многим людям в Молдове.

 

Поэтому, даже понимая всю абсурдность и недемократичность принимаемых либералами против коммунистов репрессивных мер, гражданское общество Молдовы глухо молчит, а защитные контрдействия ангажированных коммунистами СМИ и их штатных пропагандистов во многих случаях дают больше минусов, чем плюсов. Причина этому  одна -  общество им больше не верит!

 

Безусловно, такое давление на ПКРМ не может пройти без отрицательных последствий для положения этой партии. И мы это уже видим воочию. Партию стали покидать многие знаковые фигуры. Сегодня они консолидируются вокруг «группы Владимира Цуркана», ища под крылом её «прозревшего» лидера защиты от карательного аппарата новой власти.

 

Ну, а что же сама Партия коммунистов? Сумеет ли она сохраниться? В том виде, в каком она была последние 8-10 лет, безусловно, нет. Один из лучших знатоков «изнанки» ПКРМ, политолог Иван Грек, совершенно правильно подметил основные проблемы, которые подтачивают  позиции этой партии.

 

Во-первых,  ПКРМ не сумела вовремя провести модернизацию, оставшись политической силой прошлого века.

 

Во-вторых, партия вырубила вокруг себя всё левоцентристское поле страны, не оставив на этой площадке потенциальных союзников и партнеров. Коммунисты Владимира Воронина так и не смогли найти общий язык с социал-демократами Дмитрия Брагиша, но весьма охотно дружили с фронтистами Юрия Рошки. Лидер ПКРМ Владимир Воронин, выбирая между  идеологически близкими левыми и левоцентристскими партиями и «хорошим мужиком Юрой», предпочел «мужика».  Этот нелепый политический выбор  невозможно логически понять и объяснить.

 

В-третьих, партию губит отсутствие молодого, активного, динамичного преемника у престарелого и не совсем здорового лидера ПКРМ Воронина. Действующий председатель партии так любит власть, что, даже достигнув 70–ти летнего возраста, не захотел оставить пост руководителя партии и не подготовил себе достойную смену.

 

Все это, безусловно, будет и дальше давить на Партию коммунистов, ослаблять и разваливать её. Но, тем не менее, у ПКРМ всё ещё есть  достаточно весомый запас прочности.

 

Да, её ресурсная база  - финансовая, медийная, организационная, интеллектуальная, административная (власть в районах) -  будет и далее уменьшаться. Но даже в уменьшенном, значительно сокращенном виде она будет во много раз больше, чем у других партий.
Хотим мы этого,  или нет, но эта партия в ближайшей перспективе (1-3 года),  будет продолжать играть весьма значительную роль в политической жизни страны. Затем она или полностью маргинализируется, остановившись на 4-6 процентах электоральной поддержки, что мне кажется наиболее вероятным, или же возродится в новом обличье, что также гипотетически возможно,  и снова придёт к власти.

 

Сегодня перед этой партий, кроме выше названных,  стоят ещё несколько принципиально важных проблем. Ей нужно как можно скорее очиститься от всех тех, кто своим участием в криминальных схемах разрушает имидж партии. 

 

Самое главное, ПКРМ должна предложить молдавскому обществу достойную альтернативу той модели развитии страны, которую продвигает сегодня действующая либеральная власть. Идеально, чтобы у этого предложения было своё персональное «лицо», то есть конкретный  автор, который продвигал бы эту идею вначале в самой партии, а потом,  при её поддержке, стал бы лидером ПКРМ.

 

Но,  при любом исходе, надо понимать, что Партия коммунистов пока ещё очень серьезный игрок на левом фланге. И потому ни в коем случае не нужно демократу Мариану Лупу повторять ошибки коммуниста Владимира Воронина, начиная против неё войну. Надо говорить и договариваться. Другое дело, если сами коммунисты вновь не поймут, что согласие и сотрудничество лучше войны,  и не примут протянутую им демократами руку дружбы, или, более того, вцепятся в неё зубами.

 

К левому центру, после скандального ухода из партии известного «писателя-фасолиста» и его группы, можно сегодня с определённой натяжкой отнести и Альянс «Наша Молдова» Серафима Урекяна. У этой партии появилась реальная возможность начать  позиционировать себя на той политической площадке, которая всегда была близка социал-демократическому крылу АНМ.  Осторожный оптимизм внушает приход на должность первого заместителя руководителя этой партии молодого вице-премьера правительства Виктора Осипова.

 

Возможно,  это еще не обновление руководства партии, но шаг к началу этого процесса уже сделан. Партии Урекяна явно не хватает креатива, модерна, но все эти вещи наживные и поправимые. Было бы лишь желание, была бы политическая воля.

 

В достаточно сложном положении оказалась сегодня старейшая в постсоветской Молдове Социал-демократическая партия Дмитрия Брагиша. Пессимисты говорят, что эта партия скорее мертва, чем жива. Оптимисты, напротив,  утверждают, что потенциал Брагиша и партии еще далеко не исчерпан, и потому возможно  чудо её возрождения.

 

Не будем гадать, кто из них прав. Ясно одно:  любая партия может добиться успеха только в том случае, если у неё есть чёткая, ясная и понятная избирателям позиция, есть воля и решительность эту позицию проводить в жизнь. Пока у СДПМ и её лидера Брагиша этих качеств, к сожалению,  нет. Появятся они  - значит, будет и шанс на успех.

 

Несколько слов о партии «Moldova Unita» («Единая Молдова»), которая приняла в свои политические объятия отколовшуюся от ПКРМ «группу Владимира Цуркана». По моему мнению, Цуркан и его группа сделали ошибочный выбор. Связать свою судьбу с откровенно маргинальной партией, руководство которой гордо заявляет, что в её рядах состоят свыше 12 тысяч человек, а на выборах за  неё голосуют лишь около  3 тысяч избирателей, что в 4 раза меньше результата независимого кандидата Сергея Банаря, это, согласитесь, более чем рискованный шаг.

 

Если Владимиру Цуркану и Виктору Степанюку в ближайшие месяцы не удастся переломить нынешнюю ситуацию, то эта партия, скорее всего, станет просто неким «отстойником» для всех тех, кто порывает с ПКРМ, опасаясь преследований за свои коррупционные делишки, местом, где бывшая коммунистическая номенклатура намерена  безопасно пересидеть период гонений со стороны либералов.

 

В моём понимании, для того, что переломить нынешнюю ситуацию,  в первую очередь, необходимо провести ряд действий, которые четко и ясно объяснили бы, чего именно хочет «группа Цуркана»,  не сумев добиться этого,  будучи вместе с коммунистами.

 

На первый взгляд, Владимир Цуркан достаточно внятно и четко объяснил причину выхода ряда членов фракции ПКРМ из её состава. Вот квинтэссенция письма Цуркана к членам ПКРМ: «По причине принципиальных разногласий с деструктивной и лживой политикой руководства ПКРМ последнего времени, мы заявляем о создании новой Политической партии левого направления в качестве альтернативы ПКРМ. Эта партия будет активно выступать за консолидацию государственности Республики Молдова и модернизации нашей страны на основе социально-демократических и патриотических ценностях».

 

Вроде бы, всё ясно, чётко и достаточно благопристойно. Если, конечно,  не учитывать, что все эти «грехи», в том числе «деструктивная и лживая политика», были у ПКРМ в тот самый период, когда партия, а вместе  с ней и «группа Цуркана»,   находилась у власти. Но почему-то ни сам Цуркан, ни ушедшие с ним коллеги об этом тогда не говорили и партию  покидать не собирались. Поэтому сейчас вся эта их «правда» и эта их «критика», воспринимаются совсем не так, как они были бы восприняты год назад. А ведь именно об этом многие писали и говорили уже тогда, в том числе и на сайте AVA.MD.  Но никто из Партии коммунистов, в том числе и «группа Цуркана»,  нас тогда не поддерживали.

 

Непонятно, что помешало Владимиру Цуркану вставить  в своё  письмо-обращение один небольшой абзац, суть которого сводилась бы к следующему: «Осуждая режим Воронина-Ткачука, мы, вместе с тем, признаем, что и мы, то есть все те, кто сегодня покинул фракцию ПКРМ и партию, несём личную долю ответственности за всё, что им было сделано. Эту ответственность мы с себя не снимаем. Мы приложим все усилия, чтобы наша новая партия, с которой мы сегодня связали свою судьбу, чтобы общество в целом не повторяли подобного рода ошибок».

 

Впрочем, все это сегодня уже не так уж и важно. Проблема совсем в другом. Владимир Цуркан - умный и профессиональный человек, потенциал которого пока явно не реализован. Вполне возможно, что если бы он начал строить новую партию, заложив в её основание принципы профессионализма и патриотизма, то этот проект мог бы иметь реальный шанс на эффективную реализацию.

 

Но, к сожалению, вместо того, чтобы начать собирать под своими знамена всех тех, кто в годы правления ПКРМ честно и смело критиковал ошибки  Воронина  и партии,  кто  боролся  за  молдавскую государственность, за преподавание истории Молдавии в школах, за дружбу и стратегическое сотрудничество с Россией, в новую партию потянули бывших воронинских «наркомов» - людей беспринципных, лживых, верой и правдой служивших авторитарному режиму и никогда не забывавших при этом о своём собственном благе.

 

Как-то не поворачивается язык, что назвать это «новым политическим проектом».  Очень сомнительно, что общество  поверит в этих «новых коммунистов» и пойдёт за ними. В этой «новой левой партии»  не хватает ещё только бывшего министра юстиции Виталия Пырлога, который четыре раза отказывал в регистрации общества «Друзей России в Молдове» и экс-министра иностранных дел Андрея Стратана, который на различных международных формах, требовал от Москвы освободить Приднестровье от «оккупационной российской армии». Вот тогда это будет настоящий «новый коммунистический проект»! Вот тогда все поверят, что эта партия выступает за развитие связей с Россией!

 

В общем и целом, существующие в Молдове политические партии и их лидеры, способные утвердиться на левом центре, мною перечислены, их потенциал и перспективы оценены. Остаётся ответить на вопрос о том, возможно ли появление в нашей стране в ближайшей перспективе новой политической силы?

 

Насколько мне известно,  такой проект сейчас обсуждается. Но сложно сказать, может ли он быть успешным.  На сайте AVA.MD  в настоящее время его посетители отвечают на вопрос: «Необходимо ли создание новой партии, способной стать альтернативой как ПКРМ, так и «Альянсу за европейскую интеграцию»,  партии, исповедующей принципы молдавской государственности, социальной справедливости, представляющей интересы всех этносов Молдовы, государственного молдавского и официального русского языков, федерализации Молдовы, с преимущественной ориентацией на Россию и ЕС?».

 

На момент подготовки статьи к публикации, на этот вопрос ответили почти тысяча  посетителей сайта, причём около половины из них высказали мнение о том, что да, создание такой партии необходимо. Скажу честно, этот результат меня удивил. Вроде бы политическое поле Молдовы уже достаточно насыщено и  разделено, а потому новому игроку  туда будет очень трудно втиснуться. Но, тем не менее, многие люди в Молдове убеждены, что возможен ещё и новый политический проект, в котором они  видят перспективу.

 

Думаю, однако, что  нужно согласиться с известным молдавским политическим аналитиком Игорем Боцаном, который считает, что  такого род проекты нуждаются в определенных временных рамках. Во всяком случае, по моему мнению,  на  них  потребуется  минимум  год, но лучше бы всё-таки 2-3 года. К этому надо добавить, что у такого проекта должно быть обязательно наличие четкого и понятного многим избирателям месседжа, сильной, профессиональной команды, и конечно, хорошей финансовой базы.

 

Если говорить о финансах, то для партии, которая начинает с нуля, не имеет общепризнанного национального лидера, а раскручивает политика с рейтингом менее 10%, у которой нет своих медиа-ресурсов, нужно минимум 5 млн. евро для того, чтобы бороться за преодоление 5% избирательного порога в парламент.

 

Это, естественно, при том условии, что эти деньги не будут элементарно разворованы, что партия будет иметь хорошую стратегию и тактику избирательной кампании.

 

Есть ли сегодня в Молдове политики, известные общественные деятели, бизнесмены, которые могли бы взяться за реализацию подобного проекта, например, создав партию «Ассамблея (Конгресс?) народов Молдовы», о которой писал политолог Сергей Назария?  Он же, кстати, предложил провести и этот опрос на нашем сайте, который принес такие поразительные результаты. 

 

На слуху некоторые фамилии: Кирилл Лучинский, Михаил Формузал, Николай Черный, Василий Тарлев, Валерий Яниогло, Сергей Банарь, Валерий Пасат. Но, увы, при всех их очевидных плюсах, ни один из них не имеет пока полного набора всех необходимых ресурсов, без которых невозможно привести новую партию к победе.

 

По моему мнению, если такую партию создавать, то нацеливать её надо вначале на местные выборы, а уж только потом, если она выдержит этот экзамен,  готовить её к будущим парламентским баталиям. Впрочем, если кому-то из названных выше лиц удастся собрать названную сумму, плюс заполучить медийный ресурс, то рискнуть они могут  и осенью 2010 года. Как говорится, смелость города берёт.

 

Пока же, на сегодняшний день, реальные шансы побороться за места в парламенте и лидерство на левом центре имеют только  Демократическая партия Молдовы Мариана Лупу и Партия коммунистов Владимира Воронина и Марка Ткачука. Все остальные -в зоне риска.
Но, надо признать, что пока и эти партии тоже не готовы как к созданию совместной коалиции, так и к тому, чтобы, взяв власть в стране в свои руки, эффективно управлять.

 

Если Мариан Лупу и его Демократическая партия Молдовы пойдут на союз с нынешней партией Воронина-Ткачука, то, тем самым,  они  предадут  своих  избирателей,  которые  ждут  перемен в стране, а не возвращение к власти коммунистов, которые мечтают о реванше.
И ДПМ, и ПКРМ, надо вначале пройти этап модернизации. И только после этого можно будет говорить об их  коалиции,  о том, что в стране появились на левом фланге партии, достойны того, чтобы за них проголосовало большинство избирателей.

 

Нельзя исключать, что в число таких партий попадут и команды Дмитрия Брагиша и Владимира Цуркана, а, возможно,  и какая-либо новая партия. Политическая жизнь в  Молдове идёт интенсивно, многое меняется, так что  возможны и всякие неожиданности.