Сегодня в Молдавии иногда приходится слышать от политиков, что проблема - это её колониальное прошлое, хотя слушая её политиков, в особенности тех, кто использует левые лозунги, создается ощущение, что у Молдавии на самом деле колониальным является настоящее, когда страной долгие годы руководят не народные лидеры, а некая компрадорская элита, посредник между мировыми лидерами и рабским населением. Ни к чему им ни европейский опыт гармоничного проживания различных народов в рамках общего государства, ни вообще чей угодно опыт...

Уже и общественное мнение хорошо известно - население РМ не против русского языка в качестве государственного, - бесполезно. Политики этого всего не слышат, вернее им просто позволяют «не слышать» намёки на дискриминацию русских.

Когда какие-то проданные политологи там, в Кишинёве, рассуждают на публику о том, что, дескать, ПКРМ является пророссийской партией, а Воронин - пророссийским политиком, быть может так оно и есть - коммунисты в Молдавии любят Россию своей особой любовью - любят её углеводороды, рынки под сельхозпродукцию и вино, любят патриархальные традиции вековой бюрократии, которые в самой России уже не модны. По большому счету любят всё то, что совершенно не нужно и не выгодно самой России. При этом, будучи эдакой своеобразной «пророссийской» партией, ПКРМ была и остается партией радикально антирусской. Разница между ними и либералами лишь в том, что либералы мечтают, чтобы русские превратились в «румын», а коммунисты - чтобы русские превратились в «молдаван». И то, и другое - дискриминация, и ещё не известно, какая из этих разновидностей бессарабской дискриминации для русскоязычных неприятнее. Почему-то в Кишиневе политики никак не могут принять к сведению, что русскому нравится называть себя русским, и совсем не хочется менять самоидентификацию ни на «румына», ни на «молдаванина».

Любые намёки на смену самоидентификации являются оскорбительными, однако коммунистам этого, пожалуй, не понять.

Что же касается «пророссийскости» ПКРМ... Оказывается, быть одновременно «пророссийскими» и «антирусскими» очень даже можно, и здесь воронинцы - далеко не первые. Достаточно вспомнить опыт Казахстана, где в начале девяностых русским набрасывали петли на голову, пытали и изгоняли из собственных домов активистов, и в это же время растекались мыслью по древу о глубине сотрудничества с Россией и дружбе народов.

У русскоязычных в современной Молдавии, к сожалению, как не было, так и нет дружественных политиков. Собственно, там и русских-то, год от года, всё меньше и меньше. Те же, кто прислуживая коммунистам, пытается добавить репутации ПКРМ в глазах русскоязычного электората, занимаются банальным лицемерием. ПКРМ - не менее русофобская партия, чем все прочие. Националисты, в отличие от ПКРМ, по крайней мере не скрывают своих подлинных настроений.

Иногда приходится слышать, что Воронин «предал русских». Это ерунда. Он не русский, и русским ничем не обязан. Предать можно только «своих». Русским он, как и его прислуга, никакой не «свой» - он просто умеет маскироваться, и у него в услужении имеются профессиональные манипуляторы общественным мнением. Если русские чего-либо не поняли с первого раза, в 2001 году, то это их проблема - ходить по одним и тем же граблям 9 лет спустя.


Роман Коноплев, главный редактор РИА "Днестр"