Поставленный в заголовок вопрос возникает в условиях, когда, по крайней мере, три из четырех политических формирований нового парламента объявляют себя победителями на выборах от 28 ноября 2010 года или в привилегированном положении по сравнению с другими. И, по всей видимости, кажется, что на сегодняшний день все правы. Все зависит от того, с какой точки зрения смотреть на создавшуюся ситуацию.

Например, в настоящее время, на содержащийся в заголовке вопрос можно дать два взаимно исключающихся ответа.

I. По количеству полученных мандатов в новый состав высшего законодательного органа (42) победителем можно назвать Партию коммунистов (ПКРМ). В соответствии с практикой стран с демократическими традициями, президент страны или, в зависимости от конкретной ситуации, король должен был бы пригласить лидера ПКРМ Владимира Воронина, предложить ему должность премьер-министра и поручить ему сформировать правительство и, скорее всего, коалиционное. Если бы ПКРМ не удалось или если бы отказалась от формирования правительства, эта задача могла бы перейти к Владимиру Филату, чья Либерально-демократическая партия (ЛДПМ) получила 32 мандата. За ними могут следовать Демократическая партия (ДПМ) с 15 мандатами и Либеральная партия (ЛП) с 12 мандатами. Однако в Молдове нет короля и даже никто не может себе представить, что лидер ЛП Михай Гимпу, занимающий должность исполняющего обязанности президента, может поручить Владимиру Воронину формировать правительство. Такая ситуация невозможна по нескольким мотивам, главная из которых состоит в том, что Конституция не обязывает Гимпу поступить таким образом. Основной закон гласит, что президент назначает премьер-министра, но не говорит на основании каких критериев. Конституция предусматривает, что назначение происходит путем „консультаций с парламентскими фракциями”.

Следовательно, парламентская иерархия ПКРМ → ЛДПМ → ДПМ → ЛП недействительна и, практически, ее не стоит брать в расчет.

II. И тогда реальной иерархией может быть другая. Ее следует определить в соответствии с создавшейся после выборов практической ситуацией, с традициями и политической культурой страны, а также с молдавской спецификой, которая столько раз оставила свои следы на общественно-политической ситуации в Республике Молдова. Скорее всего, эта иерархия просматривается следующим образом: ДПМ → ЛП → ЛДПМ → ПКРМ. Данная иерархия политического потенциала может диктовать в определяющей мере, с одной стороны, создание или нет правительственных коалиций и, с другой стороны, политическую окраску будущей левоцентристской или правоцентристской коалиции.

Даже если у нее в три раза меньше мандатов, чем у ПКРМ, и в два раза меньше, чем у ЛДПМ, у Демократической партии привилегированное положение, так как ни левоцентристская, ни правоцентристская коалиция не могут быть созданы без ее участия. ДПМ все время подчеркивала и говорит об этом и теперь, что готова вести переговоры и с левыми парламентскими силами, и с правыми, и решит с кем быть в зависимости от того, что ей предложат. Лидер ДПМ Мариан Лупу сформулировал достаточно амбициозно данную ситуацию: „Вопрос не в том, с кем пойдет ДПМ, а кто придет к ДПМ”. И ПКРМ, которая может претендовать на главную роль в формировании левоцентристской коалиции, но и ЛДПМ, которая станет ядром возможной правоцентристской коалиции, должны будут проявить достаточно дружелюбия в своих предложениях ДПМ. Следует ожидать, что на весы будут поставлены должности не ниже главы государства, председателя парламента, премьер-министра. Занимая данную позицию, ДПМ может претендовать на что-то большее, чем только на одну из этих должностей, а также на другие важные должности, которые не полагались бы ей, если бы учитывалось лишь количество мандатов.

По своему значению в нынешней парламентской конфигурации, Либеральная партия занимает второе место, даже если у нее наименьшее количество мандатов. ЛДПМ не может формировать правоцентристскую коалицию без ЛП, а для левоцентристской коалиции ЛП не предьявляет интереса и даже категорически не воспринимается ПКРМ. „Мы не для этого столько поработали, чтобы разрешить всякому занимать высокие должности”, заявил на второй же день после выборов Михай Гимпу. Роль „маленького пенька, который может опрокинуть большую повозку” в новом парламенте, столько лет сыгранную партией „человека с бородой”, по всей видимости, перейдет к ЛП. У Михая Гимпу имеется в этом смысле еще „один туз в рукаве” и он называется „должность исполняющего обязанности президента”, который назначает или нет кандидатуру премьер-министра. Все помнят слова Михая Гимпу о том, что его „никто не может обязывать распускать парламент” и он его не распустил до тех пор, пока не посчитал, что наступило время.

Либерально-демократической партии принадлежит самое большое количество правоцентристских мандатов и, соответственно, право, но и обязанность (неофициальная) инициирования диалога по созданию коалиции, формулирования предложений для будущих партнеров – ДПМ и ЛП. Это трудное положение, даже незавидное, если учитывать те преимущества партнеров, о которых говорилось выше. ЛДПМ будет принадлежать заслуга создания коалиции и сможет пользоватьтся благами акта правления, если ей это удастся, но и большая ответственность, даже большая вина, если ей это не удастся.

Если смотреть трезво на вещи, то у Партии коммунистов имеется лишь один возможный партнер по возможному левоцентристскому правлению и, соответственно, очень узкое поле для маневрирования и использования своего политического потенциала, который по количеству мандатов самый большой среди парламентских формирований. Этим единственным партнером является ДПМ, даже если Владимир Воронин заявил, что может идти на альянс и с ЛДПМ. Хотя в политике все возможно и, в частности, в молдавской политике, как бы там не было, из различных соображений альянс между ЛДПМ и ПКРМ кажется в данный момент просто невероятным. Владимир Воронин сделал, скорее всего, жест в адрес ДПМ с тем, чтобы данное политформирование не просило слишком большую цену за партнерство с ПРКМ.

Другое дело, что ни одна, ни другая коалиция не сможет избрать президента страны лишь мандатами, которыми они располагают (57 левоцентристских мандатов и 59 - правоцентристских) и тогда все четыре парламентские формирования должны будут вести переговоры между собой, соответственно, уступить из достигнутого политического потенциала на выборах от 28 ноября. Следовательно, ответ на вопрос "Кто выиграл выборы в Молдавии?" остается еще более неясным.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.