После выборов – заметим, уже вторых внеочередных – в стране сложилась обстановка, уникальная для большинства стран и вполне обычная для нашей страны. Ну, во-первых, после подсчета голосов так и непонятно, кто пришел к власти, на какой срок, с кем и против кого он намерен дружить. Во-вторых, любые молдавские выборы, и вообще расклад политических сил, заканчиваются действиями внешних партнеров (Москвы, Вашингтона и Брюсселя), способными нарушить все планы, прогнозы и даже сотни раз обдуманные выводы.

А в-третьих, некоторые политики ведут себя ничуть не лучше девушек легкого поведения в борделе. Порой аж оторопь берет и хочется проверить: а не повесили ли уже над офисом партии красный фонарь?

Так вот, что касается первого, то есть кто пришел к власти, – то вариантов не так уж много. Либо к власти возвращается ПКРМ, либо в ней остается альянс. Остальные возможные варианты – лишь производные от этих двух. То, что любой союз ПКРМ и ДПМ приведет в результате к доминированию ПКРМ, в общем-то, понятно всем. Этому есть масса объективных и субъективных причин, но главная в том, что лидер ПКРМ весьма поднаторел в политических играх; и, думается, в случае такого союза уже через год от ДПМ останутся одни упоминания в СМИ, а реальная власть перейдет к Воронину. Ибо судьба многих партийных деятелей, которые вступали в союз с ним, говорит о том, что вряд ли ДПМ от подобного союза выиграет. В лучшем случае ее ждет превращение в бумажную партию, а в худшем – вспомним судьбу лидера Социалистической партии В. Морева, которому пришлось покинуть страну.

Второй вариант – сохранение у власти в той или иной конфигурации альянса «За европейскую интеграцию». Конечно, за год правления он наделал немало ошибок. Тем не менее, Владимиру Филату удалось «разрулить» некоторые острые вопросы, в частности, улучшить отношения с США, странами Евросоюза, Украиной и Румынией, а также частично нормализовать отношения с Приднестровьем. К безусловным достижениям АЕИ следует отнести рекомендацию Совета ЕС по иностранным делам в адрес Еврокомиссии о подготовке плана действий по либерализации визового режима с Молдовой. Отношения с Румынией также заметно потеплели. Был заключен договор о малом приграничном трафике для жителей 11 районов Молдовы, а также Договор о режиме государственной границы, сотрудничестве и взаимопомощи в приграничных вопросах. Благодаря личным встречам Филата с лидером ПМР Смирновым удалось возобновить движение поезда Кишинев - Одесса. На фоне воронинцев, бывших в конфронтации как с Румынией, так и с Приднестровьем, даже столь скромные подвижки выглядят явным плюсом. Ведь подобные послабления затрагивают интересы десятков тысяч простых людей.

Многие сегодня обвиняют нашу газету в поддержке партии Влада Филата. Но стоит признать, что на сегодняшний день его правление – это шаг вперед по сравнению с правлением ПКРМ. При этом все наши читатели уже убедились, что многие решения нынешнего Кабмина и его главы наша газета подвергала критике.

Однако то, что в течение восьми лет правления ПКРМ наша страна находилась в состоянии перманентной войны "всех со всеми", привело нашу страну на грань краха. Лидер ПКРМ останавливал натовские танки, потом не менее рьяно требовал вывода "оккупационных" российских войск и дружил с натовскими генералами, создав военному блоку беспрецедентный комфорт в нейтральной Молдове. То наша страна развивала СНГ, то не менее рьяно пыталась создать ГУАМ. Про локальные войны - то с Румынией, то с Украиной - я уж и не говорю. Но перманентная война – это худшее для Республики Молдова при ее хозяйственных делах.

Реалии молдавской политики таковы, что ключевое значение для развития политических процессов имеет внешний фактор. Евросоюз и США уже давно сделали ставку на АЕИ, создание которого в прошлом году стало возможным исключительно благодаря «челночной дипломатии» ряда западных послов и дальнейшей финансовой поддержке курса реформ молдавского правительства. Естественно, ЕС теперь прилагает максимум усилий для закрепления своих прошлогодних завоеваний. В дипломатических кругах циркулирует информация о том, что некоторые западные послы, аккредитованные в Молдове, настолько уверены в том, что им удастся обеспечить сохранение Альянса, что сожгли последние коммуникационные мосты с командой Владимира Воронина, мысленно отправив эту политическую силу на политическую свалку.

Со своей стороны, Москва делает все для того, чтобы создать в молдавском парламенте левоцентристскую коалицию Воронин-Лупу, слабо надеясь, что эти силы обеспечат максимально лояльную политику в отношении Москвы. Но когда стало ясно, что такая коалиция не будет иметь 61 голоса в парламенте, «блеск» этой задумки для Москвы несколько померк, хотя полностью не угас. В Москве понимают, что вариант сохранения действующего альянса «За европейскую интеграцию» – один из наиболее реальных, и, возможно, вынуждены будут его принять при условии, что Михай Гимпу, известный своими прорумынскими взглядами, не будет на этот раз допущен к президентскому креслу.

Таким образом, перспективы формирования полноценной властной вертикали в Молдавии пока остаются заложниками в состязании России и Запада, а также, частично, – амбиций молдавских политиков. Волею судеб Молдавия сейчас оказалась объектом пристального внимания России и Евросоюза. От того, удастся ли Молдавии в ближайшие месяцы выйти из периода политической нестабильности, зависит будущее страны.

Ну и скажу в заключение следующее. Хотелось бы, чтобы некоторые политики, комментируя переговоры и строя всевозможные рассуждения вокруг них, не уподоблялись дамам легкого поведения, торгующим собой и выгадывающим, за сколько бы отдаться. А то перед миром и людьми очень уж неудобно...