- Ваше превосходительство! Прошу позволить мне в ходе этой беседы задавать вопросы и излагать определенные и вполне конкретные точки зрения, учитывая взгляды людей Республики Молдова, которые мне, как правило, достаточно хорошо известны и которые представляют определенные категории интересов и мнений о Румынии, румынизме и молдавско-румынских отношениях. Первый вопрос – от человека, не столь глубоко погруженного в тему, но, который, думаю, больше, чем простое любопытство: для румын, проживающих на территории Румынии, 1 Декабря – это официальный или душевный праздник? Люди ощущают его как праздник Пасхи, например, или же как день 7 Ноября в бывшем Советском Союзе?

- 1 Декабря – тот день, когда все румыны, где бы они ни находились, празднуют свое единство – прежде всего духовное, и, конечно, культурное и политическое. Приведенные вами сравнения – Пасха и 7 Ноября – представляются мне в равной степени, но по разным причинам неподходящими.

- Почему вы считаете, что у всех румын есть полная ясность относительно их идентичности, а для населения Республики Молдова идентичность является серьезной проблемой: некоторые считают себя молдаванами, другие – румынами, другие – русскими, другие – гагаузами, украинцами, болгарами и т.д., не имея общего элемента, который бы идентифицировал всех? Специалисты утверждают, что подобное положение дел влечет большие трудности, по всей видимости, не ощущаемые напрямую. Какие решения могли бы быть для этой проблемы, учитывая, возможно, опыт Румынии, и когда мы можем ждать таких решений?

- Ясность с идентичностью, о которой вы говорите, является, с одной стороны, следствием продолжительной исторической оседлости, а с другой стороны, симптомом более поздней политической зрелости, но столь же непреложной. Историческая оседлость постепенно привела к зарождению, укреплению и оформлению национального сознания румын в ареале, который не столь совершенно совпадает с территорией современной Румынии.

Читайте еще: О "румынском характере" Бессарабии


Слово «român» («румын»), а в старом языке «rumân», происходит от латинского «romanus», а его фонетическое преобразование – замена ударной гласной «а» на «у» – это подтверждение тому, что данное слово никогда не исчезало из разговорного языка наших предшественников.

Учитывая это слово, наши предки – будь то арделенцы, мунтенцы или молдаване – называли язык «румынским» и понимали, как и Григоре Уреке, что «все берут начало из одного источника», из Древнего Рима, и утверждали, что, несмотря на разнообразие стран, в которых они живут (Молдавия, Цара Мунтеняскэ или Ардял), их единое имя – румын. (В «De neamul moldovenilor» («О роде молдаван») Мирон Костин ясно пишет: «старое и верное имя это румын, то есть римлянин, из Рима»).

Без осознания языкового и духовного единства румын из Молдавии, Цары Ромыняскэ и Ардяла, ничто в нашей новой и новейшей политической истории не произошло бы: ни 1859 год, ни Независимость, ни Великое объединение 1918 года, ни интеграция в НАТО и ЕС. Я бы пошел и дальше и сказал, что ни один серьезный политический проект невозможен без сочетания двух элементов: ясного национального осознания и сильной гражданской идентичности.

Еще по теме: Бессарабские бабуины и "заговор КГБ"

Румынская гражданская идентичность включает в себя и румынских граждан румынского происхождения и граждан венгерского, немецкого, еврейского происхождения, ромов и так далее. Не отрицая четкую специфику каждой нации – румынской, мажоритарной, и меньшинства, - румынская политическая нация основывается на всеобщем согласии быть лояльными общей Родине.

- В каких областях молдавско-румынских отношений ситуация складывается лучше, а в каких – не столь хорошо?

- Со времени демократических перемен апреля 2009 года двусторонние отношения приобрели абсолютно исключительную динамику по двум важным причинам. Первая – это поступательный рост доверия между Кишиневом и Бухарестом после того, как в течение примерно десятилетия Румыния оставалась приоритетной жертвой враждебного режима. Это доверие позволило нам ликвидировать много накопившихся в предыдущие годы отставаний – например, открыть генеральные консульства в Кахуле и Бельцах.



Вторая причина новой динамики двусторонних отношений – искренне проевропейская направленность правительства АЕИ. Власть, которая действительно желает более близких отношений с ЕС, естественным образом берется устанавливать динамичные отношения с Румынией, единственным соседом Республики Молдова из Европейского союза. Подытоживая, осмелюсь сказать, что правление альянса продемонстрировало всем добропорядочным гражданам, что сближение с Румынией благоприятно для европейской западнизации вашей страны.

- Могли бы вы сравнить качество двусторонних отношений времен нынешней власти и прежнего руководства?

- Вопрос напоминает мне о шутке, заканчивающейся репликой: «Можно, но это будет грешно!». К сожалению, несмотря на то, что период с 2001 года по апрель 2009 года был ознаменован и положительными событиями, на общем балансе неоспоримо отразятся итоговые решения правительства Гречаной: выдворение посла Теодореску (уникальный жест в сторону ЕС), закрытие границы, обвинения – до сих пор недоказанные – во вмешательстве Румынии в события 7 апреля 2009 года, выдворение наших журналистов. Надеемся, этот печальный эпизод навсегда останется единственным, поскольку его возможное повторение может обернуться для Республики Молдова потерями, которые трудно оценить, прежде всего, на международном уровне.

- Многие говорят о столкновении интересов Румынии и Российской Федерации на территории Республики Молдова. Если ситуация обстоит именно так, что, на ваш взгляд, делить двум этим государствам в Молдавии и как это вяжется со значительным интересом, который, похоже, проявляют российские компании на территории самой же Румынии?

- В Республике Молдова Румыния ищет не соперников, а партнеров. Мы не желаем «сталкиваться», как вы говорите, ни с кем; напротив, мы хотим синхронизировать наши усилия со всеми международными субъектами, присутствующими в Республике Молдова, и сообща способствовать положительным и амбициозным процессам, которые идут здесь полным ходом.

Еще по теме: Молдавская Румыния или румынская Молдавия?

А наши добрые намерения подтверждаются среди прочего, например, учреждением вместе с Францией Группы друзей Республики Молдова, неформального «клуба» стран-членов ЕС, которые объединяют свою энергию, чтобы поддержать европейскую интеграцию вашей страны.

Другие примеры: совместно с Германией мы реализуем проект по водоснабжению села Рошу, вместе с США помогаем созданию Районного центра переливания крови в Кахуле, поддержали сельскохозяйственную перепись совместно со Швецией и так далее. Что касается интереса иностранных компаний к румынскому рынку, думаю, этот факт никого не удивляет. Румыния предлагает многочисленные возможности в сфере бизнеса, это подтверждает и объем иностранных инвестиций, осуществленных до 2010 года, - свыше 80 миллиардов долларов.



- Полагаю, есть десятки тысяч, если не больше, выходцев из Республики Молдова, которые остались жить, работать, учиться в Румынии в последние 20 лет, и, думаю, лишь единицы румынских граждан обосновались в Республике Молдова. Откуда, на ваш взгляд, такая непропорциональность, если не назвать это неравенством?

- Хотел бы, прежде всего, выразить признательность от лица Румынии за вклад бессарабцев, обосновавшихся в Румынии, в модернизацию и прогресс моей страны. В каждом городе Румынии существуют уже значительные общины бессарабцев – в том числе и этнических русских, – которые решили обосноваться у нас.

Знаю по собственному опыту разные подобные ситуации: в моем городе бессарабский румын стал самым видным нейрохирургом, русская женщина из Кишинева стала не только достойным публичным функционером, но и высокопрофессиональным преподавателем иностранных языков. Столь же значимо число бессарабцев, работающих в министерствах и других правительственных структурах Румынии.

На мою удачу, один из отличных дипломатов из коллектива посольства – молдавский румын. Я говорю все это, чтобы отметить свою веру в то, что Румыния может быть хорошим домом для бессарабцев, какой бы национальности они ни были, что моя страна предлагает всем много возможностей для личного и профессионального роста. Я не знаю точно, сколько румынских граждан обосновалось в Республике Молдова. Могу признаться лишь в том, что те, которых я знаю, кажутся мне очень довольными.

Еще по теме: Молдавская демократия при смерти

- Что происходит, в конце концов, с тем, что некоторые политические партии Республики Молдова, назвали «незаконной, массовой, организованной миграцией ромов из Румынии в Республику Молдова»? Дошло до того, что в этом процессе была обвинена не столько Румыния, сколько Европейский союз в целом, почему, по вашему мнению, такое происходит?

- Простите меня, но ваш вопрос напоминает мне о басне Musca («Муха») бессарабца Алеку Донича. У политических формирований, которые иначе незаметны или которые испытывают дефицит полезных идей, стало неприятной привычкой периодически атаковать Румынию и обвинять ее в самых причудливых вещах: то она бомбит дамбу в Немцене, то засылает своих волков за Прут и т.д. Я вижу во всем этом неуклюжие попытки воспользоваться «весом» Румынии на международной арене ради дешевой саморекламы. Что касается «незаконной, массовой, организованной миграции ромов», панические ссылки на данную тему – это подтверждение расизма и призыв к дискриминации по национальному признаку. В Европе любой политик, опустившийся до пропаганды такого рода, окончательно бы себя скомпрометировал.

- Из той же оперы и обвинение об угрозе, которой Румыния подвергла безопасность и «даже жизнь» жителей Республики Молдова, согласившись на установку элементов американского противоракетного щита на своей территории. В чем здесь правда и каковы интересы продвижения подобной точки зрения?

- Интересы продвижения таких посланий? Следует задать этот вопрос тем, кто их выдвигает. Некоторые из них, вероятно, смогут честно признать, что единственный способ сделать себя известными, - это изобретать воображаемую полемику с Румынией. Я делал это в прошлом и повторяю это сейчас: Румыния не желает быть субъектом или объектом внутриполитической динамики в Республике Молдова. Здешние партии располагают достаточным числом субъектов, действительно важных для граждан, не целесообразно создавать искусственные темы, ссылаясь на «румынскую угрозу». Парадоксально, что те, которые делают из Румынии вечную тему кампании, обвиняют нас в излишнем присутствии во внутренней политике Республики Молдова. Мое личное мнение – это рудиментарная и лишенная будущего модель ведения политики. В Европе, например, подобное вызывало бы лишь изумление.



- Недавно вы ответили и на вопрос, который идет следующим, но раз я адресую его еще раз, значит, ответ пока не был услышан всеми, а данная тема затрагивает широкие категории граждан. Впрочем, и этот вопрос поступил от моих хороших знакомых, замужняя дочь которых живет в Бухаресте. Ксати, замужем она за таким же выходцем из Республики Молдова. Вопрос следующий: «Мы высоко ценим возможности, намного превышающие возможности Республики Молдова, которые открыла Румыния нашим детям и нашим внукам, в плане работы, зарплаты, уровня жизни в целом, но что делать нам, тысячам родителей и бабушек-дедушек из Молдавии когда Румыния войдет в Шенгенскую зону, как мы будем ездить друг к другу, если будут ужесточены условия пересечения границы? Вообще в этом случае говорят о новом «железном занавесе», установленном на Пруте. Мы не хотели бы молиться, чтобы Румыния не была принята в Шенгенское пространство...»

- Благодарю вас за приведенные выше слова, которые меня очень сильно тронули. Я согласен с автором этих слов: существование – только временное, обещаю вам! – виз между нашими странами является болезненным вопросом, и мы должны вместе сделать все возможное, чтобы эта временная ситуация затрагивала как можно меньшее число граждан и продолжалась как можно меньше. Это причина, по которой Румыния наряду с другими странами ЕС выступает за скорейшую, немедленную, если это было бы возможным, либерализацию передвижения молдавских граждан на пространстве Европейского союза.

Это также причина того, что мы поддерживаем заслуживающие высокой оценки усилия властей Республики Молдова в этом направлении. И я хочу вам сказать, что действия вашего правительства – не только смелые, но и эффективные, что вселяет в нас реальные надежды. Относительно вступления Румынии в Шенгенское пространство, хочу повторить здесь слова, которые говорил и по другим поводам: мы уже используем консульские стандарты, характерные Шенгенскому пространству, поэтому большинство соискателей нашей визы не ощутят никакой разницы. Или, если хотите, большинство ощутят положительную разницу: то, что румынская виза будет действительной во всей Европе. Конечно, мы будем также вынуждены выполнить требования о цене на шенгенскую визу, в результате чего примерно 20-30 процентам заявителей придется оплачивать стоимость визы.

Читайте еще: Решение России усиливает перспективы вступление Молдавии в ЕС

- Каково, по вашему мнению, качество румынского духа в Румынии, на пространстве, занимаемом «румынами отовсюду», и, в частности, в Республике Молдова? Какие характерные особенности у него есть на данный момент? В этом контексте хотелось бы узнать, насколько правдиво высказывание услышанное мною впервые много лет назад, согласно которому «лучшие молдаване это — обосновавшиеся на левом берегу Днестра, лучшие румыны – на левом берегу Прута»?

- Вы ставите меня в очень трудное положение. Постараюсь ответить непрямо, потому что не чувствую себя в состоянии дать прямой ответ. Я бы сказал, что хороший румын хорошо говорит на своем языке и любит его, потому что понимает, сколько богатств понятий и мудрости он ему подарил без всяких заслуг, просто потому, что он знает язык. Во-вторых, хороший румын знаком со своей культурой, потому что каждый понимает, что это самый верный способ быть истинно солидарным с исторической судьбой своей нации. В-третьих, хороший румын чувствует себя ответственным, допуская, таким образом, что обязанностей у него больше, чем прав. Хороший румын, наконец, ясно видит, что живет среди не-румын, и понимает, что это великолепный шанс: удача разделять то важнейшее, что нас объединяет, невзирая на детали, которые нас разделяют.

- Так как это первое интервью агентства Info-Prim Neo с вашим превосходительством, позвольте задать следующий вопрос. Считаете ли вы себя типичным румыном? У скольких румын есть шестеро детей, как у вас, сколько румын владеют пятью языками, имеют разностороннее образование, полученное в разных университетах, в том числе в Сорбонне?

- Типичных людей не существует, румын или нерумын. Есть только уникальные люди, из которых статистики выстраивают таблицы, выделяя типичные элементы из неповторимой конфигурации каждой личности.

- Кажется, шестой ваш ребенок родился уже в Кишиневе, или когда вы были послом в Кишиневе. Сколько детей живут с вами в Кишиневе, посещают ли молдавские школы и детские сады?

- Себастьян родился в Риме, за несколько месяцев до начала моей миссии в Кишиневе. Но он родился, скажем так, с мыслью о Кишиневе, потому что я уже некоторое время знал, что буду назначен послом в Республике Молдова. Все дети живут с нами, а старшие – Владимир, Ольга, Матей и Тома – посещают столичный лицей «Прометеу».

- Ваши взгляды о людях из Республики Молдова как-то изменились с тех пор, как вы стали послом в Кишиневе?

- Оправдались самые положительные мои ожидания.

 

Перевод: MoldovaNova