Любому румыну, интересующегося судьбой «братьев» по ту сторону Прута, из патриотических порывов или из простого любопытства, будет сначала тяжело отличить слова от фактов, чувства от реальности, прошлое от настоящего.

Следует прожить некоторое время среди бессарабцев (не будем путать их с «молдаванами» по эту сторону Прута!), чтобы понять помимо того, что нас сближает, то, что отделяет и отличает нас. От старых ран – до сегодняшних предрассудков. Прежде всего, мне кажется, что мы горько ошибаемся, когда предполагаем, будто они изо всех сил пытались оторваться от «груди» России, чтобы сейчас прильнуть к «сиське» Румынии. Даже самые непримиримые унионисты признают в моменты просветления, что воссоединение с «родиной-матью» весьма сомнительно, если вообще возможно, в нынешнем контексте. Или, во всяком случае, оно не может быть реализовано в романтической форме 1918 года.

Причины этого кроются не только в неизменности исторического хода, результатах опросов общественного мнения и, еще меньше, в каком-нибудь глобальном заговоре. Теоретически, ничто не мешает нам осуществить эту наивысшую цель, описанную гением Еминеску в памятных строках «De la Nistru pân' la Tisa» (стихотворение М. Еминеску «Дойна» - прим. ред.). На практике, люди с обоих берегов Прута больше озабоченны хлопотами завтрашнего дня, нежели пустыми заявлениями или обманчивыми обещаниями. Тем, кто формирует молчаливое большинство этого народа, разделенного на два отдельных государства на карте мира, невозможно доказать по щелчку, что вместе нам будет лучше. Ведь, как бы там ни было, а свет (в буквальном смысле) бессарабцам поступает с Востока. А румыны не в состоянии сами себя вытянуть из кризиса, не говоря уже о том, чтобы другим указывать на «свет в конце тоннеля».

Я знаю, сейчас как ошпаренные подпрыгнут «патриоты на службе», чтобы обвинить меня в отсутствии патриотизма. Я по-прежнему убежден, что в долгосрочной перспективе, говорить правду – это самое здоровое решение. Такова вера, которую я пытался взрастить у коллег в кишиневской редакции. Сегодня мы отмечаем год со дня открытия там «братской» газеты. И оглядываясь назад, я делаю один вывод: «наша» Молдавия и «их» Румыния порой сильно отличаются от того, какими мы себе их представляем. Все зависит от того, с какого берега Прута смотреть.

Перевод: MoldovaNova