Сибирь. Здесь удача улыбается тем, кто смотрит только вперед. А достигая славы, не торопится открывать свое лицо. Журналисты? Кому они нужны. Разве что мультимиллионеру, который вдруг начал испытывать некоторые сложности.

Нам не разрешили поглядеть на панель управления его вертолета, не говоря уж об обеде на его яхте. Однако, он решил позволить BBC немного развлечься за свой счет.

Нас пригласили в турне по сокращающейся империи Олега Дерипаски. В прошлом году, по сообщениям, его состояние насчитывало 28 миллиардов долларов. В этом - всего три с половиной миллиарда.

Неудивительно, что он все время говорит по телефону. Но между делом - по-прежнему включает свой шарм. Возможно, он привез меня в свои владения в лесу в двух тысячах миль от Москвы для того, чтобы излить душу по поводу происхождения своего богатства.

Олег Дерипаска: Очень тяжело было двигаться вперед, не делая ни одной вещи, которая бы показалась неверной. Но я думаю, что все, что я делал... Не скажу, что я этим горжусь, но я верю, что всегда поступал правильно.

Эта эпопея началась порядка двух десятилетий назад, когда заблудившаяся Россия вдруг вышла на яркий свет дороги к капитализму.

У молодого Олега было скромное детство - отец его умер, а матери часто не было дома.

Олег Дерипаска: Я в принципе не люблю расточительство. Я вспоминаю свою бабушку, она всегда экономила свет. В доме не было света, понимаете. Я просто чувствую ответственность. Это было во времена Советского Союза, я вырос в маленьком поселке. Люди мне многое дали, я смог получить хорошее образование, я смог учиться в университете. Я чувствую, что должен отдать этот долг.

Он изучал физику и делал небольшой первоначальный капитал на торговле металлами. Выбрал инвестирование в алюминий - металл, производство которого довольно дешево, и который обеспечивал крупные прибыли на мировом рынке. Тогда мафия уже поняла это.

Олег Дерипаска: Это было сплошное насилие. Знаете, в России тогда было как на диком Западе. Отрасль взорвалась - из-за большой конкуренции, и по другим причинам еще. Такое тогда наблюдалось много где.

На самом деле, в борьбе за контроль над алюминием кровь лилась особенно много. По мере того, как альянсы между предпринимателями и бандитами строились и распадались, десятки становились жертвами убийств. Только в 1995 году в алюминиевой отрасли были убиты более тридцати человек.

Нет никаких свидетельств того, что господин Дерипаска был замешан в каких-либо событиях такого рода. Напротив, он утверждает, что помог установить порядок. Его жизни угрожала опасность, но, по его словам, постепенно ему удалось подавить преступность.

Тим Уивелл: Как вам удалось выжить в окружении этих людей?

Олег Дерипаска: Лишь с помощью осторожности и дисциплины. Также очень сложно было изменить саму систему - коррумпированная милиция и все такое.

Тим Уивелл: Разве вам не приходилось заключать сделки с этими людьми?

Олег Дерипаска: Заключив такую сделку однажды, остановиться уже невозможно.

Однако, теперь ему по неволе приходится возвращаться в прошлое.

Стрельба вот уже несколько лет как прекратилась, а алюминиевые войны все еще ведутся. За тысячи миль отсюда, во тьме английского зала судебных заседаний, другой российский олигарх Михаил Черной, который сейчас проживает в Израиле, заявляет, что одна пятая алюминиевой империи Дерипаски принадлежит ему. В прошлом году Высокий суд принял невиданное решение - дело между двумя россиянами о российской собственности может слушаться в Лондоне. Господин Дерипаска пытается оспорить это решение.

Однако, дело раскрыло некоторые подробности отношений Дерипаски с лидером криминально-делового мира Антоном Малевским.

Судья постановил, что Дерипаска 'заплатил за то, чтобы отказаться от услуг Черного и Малевского по защите его бизнеса'. Это слова самого господина Дерипаски в его заявлении в суде. Но судья также обратил внимание на показания, которые несколько лет назад Дерипаска давал по другому делу в Швейцарии. Тогда господин Дерипаска заявил, что он знает о Малевском только из газет.

Тим Уивелл: : Вы знали Малевского?

Олег Дерипаска: Да.

Тим Уивелл: Насколько хорошо?

Олег Дерипаска: Не хотел бы комментировать.

Тим Уивелл: Но лично вы с ним были знакомы?

Олег Дерипаска: Разумеется.

Тим Уивелл: Это важно с точки зрения вопроса, который здесь принципиален. Как вы могли действовать в такой обстановке, не зная преступников лично.

Олег Дерипаска: Это очень тяжело - принимать во внимание каждое действие, совершенное мной или моей компанией, но у нас все равно есть подробные записи, которые мы используем в беседах с нашими юристами, чтобы предоставить свидетельства, которые нам понадобятся в суде. И тем не менее, всегда было много людей, которые пытались доказать, что я или моя компания что-то делали не так. Никому из них этого не удалось.

Тим Уивелл: Это дело может изменить вашу историю. Потому что вы утверждаете, что знали Малевского лично, а ранее говорили, что не знали. Вы меняете свои показания?

Олег Дерипаска: Я не меняю показания. Речь идет о том, что происходило в Швейцарии десять лет назад.

Тим Уивелл: Суд в Швейцарии?

Олег Дерипаска: Да.

Тим Уивелл: И что там произошло?

Олег Дерипаска: Не могу комментировать без адвоката.

В России связи господина Дерипаски широко разрослись. Он женился на дочери руководителя администрации бывшего президента России Бориса Ельцина. Также он пользовался преимуществами его лояльности к Владимиру Путину.

Он тратит миллионы на строительство церквей и благотворительность. Представители его компании Базовый Элемент заявляют, что каждый десятый россиянин прямо или косвенно зависит от предоставляемых им рабочих мест или услуг.

Город на Волге Нижний Новгород - сердце его новой империи. Его компании принадлежит ГАЗ - один из крупнейших автомобилестроительных заводов страны.

Дерипаска говорит, что его состояние преувеличивают. Однако, совершенно определенно, что пропорционально он потерял больше, чем остальные российские крупнейшие бизнесмены.

Тим Уивелл: Вы и правда утверждаете, что не знаете, сколько у вас денег? Ну скажите примерно!

Олег Дерипаска: Я не знаю.

Тим Уивелл: Вы никогда не считаете свои деньги?

Олег Дерипаска: Не считаю.

Тим Уивелл: Какие вы допустили ошибки?

Олег Дерипаска: Я не думаю, что это ошибки. Просто рынок так повернулся. Если вы рассчитывает на рост вашей компании 3% в год, нет проблем. Однако, если вы хотите 15 или 20%, здесь есть риски. Это как объезжать мустанга.

Тим Уивелл: А вы, значит, ездите на мустангах слишком самонадеянно.

Олег Дерипаска: Люблю лошадей.

Обсудить на форуме

_________________

'Путинский олигарх' пытается балансировать между Кремлем и иностранными банками ("Bloomberg", США)

По дороге к Опелю Россия подобрала попутчика - Олега Дерипаску ("Reuters", Великобритания)

Дина Мингалиева, ИноСМИ

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.