<!-- /* Style Definitions */ p.MsoNormal, li.MsoNormal, div.MsoNormal {mso-style-parent:""; margin:0cm; margin-bottom:.0001pt; mso-pagination:widow-orphan; font-size:12.0pt; font-family:"Times New Roman"; mso-fareast-font-family:"Times New Roman";} p.a, li.a, div.a {mso-style-name:"Обычный текст для файлов и бюллетеня"; margin:0cm; margin-bottom:.0001pt; text-align:justify; text-indent:35.45pt; mso-pagination:widow-orphan; font-size:12.0pt; font-family:Arial; mso-fareast-font-family:"Times New Roman"; mso-bidi-font-family:"Times New Roman";} @page Section1 {size:612.0pt 792.0pt; margin:2.0cm 42.5pt 2.0cm 3.0cm; mso-header-margin:36.0pt; mso-footer-margin:36.0pt; mso-paper-source:0;} div.Section1 {page:Section1;} -->

Годовщина путча ГКЧП

 

В эфире радиостанции BBC политолог Александр Ципко:

 Ципко: ГКЧП не просто ускорил распад СССР, хотя как система он рано или поздно все равно бы распался, он убил все другие альтернативы распаду СССР и победе команды Ельцина. Ведь к этому времени, уже в начале августа 91-го года, сформировалась довольно мощная политическая сила, которая противостояла одновременно и консерваторам, и Ельцину. Мощные тогда политические фигуры – Гавриил Попов, Анатолий Собчак – не были сторонниками распада СССР, к ним присоединились Егор Яковлев, Эдуард Шеварднадзе, Игорь Голембиовский – значительная часть очень влиятельной элиты. Речь шла о том, что нужно создать группу реформаторов-демократов, которая будет противостоять Ельцину и Съезду народных депутатов РСФСР. И когда произошел путч, все эти люди были вынуждены поддерживать Ельцина и противостоять ГКЧП. Таким образом, ГКЧП сыграл страшную роль: практически он убил вариант реформ, который не был бы связан с распадом, который мог бы оставить в составе СССР республики, которые не хотели выходить.

Если говорить о национальной точке зрения, на которую мы все становимся, лидеры ГКЧП, в общем-то, были правы: страна шла под откос, была угроза перехвата власти Ельциным. Они исходили из идеи сохранения государства, идеи сохранения 300-летней истории. Но они были крайне неадекватны, крайне непоследовательны в своих действиях.

Антоненко: Большое число граждан считают, что развал Советского Союза – величайшая политическая катастрофа. Ее нельзя было избежать?

Ципко: Избежать распада страны, конечно, можно было. До ГКЧП или до декабря 91-го года значительная часть населения Украины была противницей распада. Был до последнего противником распада Казахстан. Была противницей распада Белоруссия. Понятно, что Прибалтика уходила. Уходил Южный Кавказ. Но значительная часть территории исторической России могла бы остаться. Политическая элита Российской Федерации во имя корыстных целей готова была, по-моему, вообще ничего не оставить, кроме Москвы.

 

 

Ситуация на Северном Кавказе

 

Замдиректора московского Института политического и военного анализа Сергей Маркедонов в эфире радиостанции «Голос Америки»:

«Главная проблема на Кавказе – не последние теракты сами по себе. В этом году исполнилось десять лет со дня рейда Басаева и Хаттаба в Дагестан. Вот тогда и произошел поворот от этнического национализма и диверсий под лозунгом самоопределения к радикальному исламизму как главной форме антироссийского протеста».

Маркедонов с сожалением отмечает непонимание проблемы как руководством России, так и Западом:

«В России происходит хаотическое бюрократическое реагирование, назначение персонально виновных за беспорядки, изменения в структуре МВД. Но ведь проблема не в МВД, а в присутствии российской власти в регионе. Реально эта власть не осуществляется. На Западе же, как и в девяностые годы, продолжают говорить о каком-то национально-освободительном продемократическом движении. Чтобы избавиться от иллюзий, им бы следовало почитать декларации Доку Умарова, в которых в качестве врага изображается не только Россия, но и Запад, и Израиль».

Парадоксально, но именно эти антизападные заявления Умарова перекликаются с обвинениями российских властей в адрес США, Великобритании и Израиля, в которых говорится, что они способствуют усугублению нестабильности на Северном Кавказе. Подобные оценки Маркедонов называет неадекватными:

«Срыв мирного процесса на Ближнем Востоке во многом объясняется сменой этнонационалистической парадигмы палестинцев на исламистскую. Нам бы учиться на этих уроках, а мы их в упор видеть не хотим. Российская власть не может удержаться от соблазна бороться не с реальной угрозой, а с пропагандистскими фантомами. Это не соответствует российским национальным интересам. То же самое относится к американцам. Не следует воспринимать, как истину в последней инстанции прошлогоднее заявление сенатора Джона Маккейна о чеченском самоопределении по горячим следам пятидневной войны с Грузией. Это был, скорее, риторический прием, а не реальная политическая позиция. Искать врага в Вашингтоне, Брюсселе, Лондоне или Тель-Авиве – значит идти по неправильному пути. Пора от шумной пропагандистской завесы перейти к пониманию того, что происходит. Нынешний взрыв на Кавказе обусловлен внутренней проблематикой».

 

На Радио «Свобода» интервью с председателем общественной организации «Голос Беслана» Эллой Кесаевой. Матери Беслана направили в администрацию президента письмо с просьбой о встрече

Кесаева: На эту просьбу нас подтолкнуло событие 8 августа, когда мы пытались встретиться с президентом в Северной Осетии. Он встречался с теми, кто пострадал в Южной Осетии. А пострадавшие в бесланской трагедии простояли за высоким забором. Нас очень грубо отпихивали, срывали плакаты, отказались передать наше письмо. Такое разное отношение к одним потерпевшим и к другим возмутило нас. Это не ревность. Мы – потерпевшие. Мы имеем право быть выслушанными.

Шарый: В том, что ваши проблемы до сих пор не решены, виноваты нерадивые чиновники или это государственная политика?

Кесаева: В России просто игнорируют права человека. В других странах, в Европе, статус жертв теракта законодательно закреплен, в России – нет. В России много жертв терактов, но так случилось, что именно бесланские потерпевшие считают себя ответственными поднимать этот вопрос и помочь не только себе, но и тысячам жертв терактов.

Первый вопрос, по которому мы будем просить нас заслушать – вопрос о расследовании, это нас волнует больше всего. Северный Кавказ – горячая зона. Уроки не извлечены. Теракты продолжаются. Мы хотим, чтобы государство училось на таких терактах, предотвращало их, обеспечивало своим гражданам безопасность. Этого не происходит.

 

 

США и Китай

 

Репортаж американского телеканала NBC News:

 Еще совсем недавно экономики США и КНР развивались в полной гармонии. КНР экспортировал – США импортировали, КНР давал деньги – США их занимали. Однако с приходом кризиса все изменилось. Американские потребители теперь в больших долгах и не могут брать новые займы, объем импорта из КНР в США за год сократился на 18 процентов. Это не значит, что Китай перестанет покупать доллары, но ему придется изменить свою стратегию.

Пекин может решить, что больше не стоит покупать казначейские обязательства США, опасаясь слишком либеральной финансовой политики президента Обамы и слишком большой готовности ФРС печать все больше денег. В результате такой политики курс доллара США и стоимость казначейских обязательств неизбежно упадут и КНР окажется в большом убытке.

Поэтому Пекин начинает делать ставку на собственные силы. Военно-морские силы КНР уже бросают вызов США в Азиатско-тихоокеанском регионе. О том же говорят и огромные инвестиции КНР в добычу ресурсов и инфраструктуру африканских стран. Последнее заявление премьер-министра КНР Вэнь Цзябао свидетельствует, что Пекин решил вместо неустойчивых долларов скупать акции иностранных компаний.

Глобальные последствия такой политики опасны. Ведь уже к 2027 году объем ВВП КНР сравнится с ВВП США. Высокий уровень экономической интеграции не исключает нарастания стратегического соперничества и, в конечном счете, конфликта.

До открытой войны пока еще очень далеко, но сигнал опасности уже налицо. Пекин проявил интерес к замене доллара в качестве мировой валюты на денежную единицу МВФ или на золото. Постепенная замена долларов на евро и японскую иену в валютном запасе КНР неизбежна. А лет через пять-десять Пекин вполне может снять ограничения с юаня и сделать его конвертируемой валютой, разорвав тем самым экономическое сотрудничество с США.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.