Лондон - Екатеринбург - О провале российской сборной на Олимпиаде в Ванкувере и довольно шатком выступлении в Пекине сказано уже очень много. Но не вспомнить об этом снова, когда на носу летние Игры в Лондоне, а затем зимние в Сочи, просто невозможно. Кто такие олимпийцы? Откуда они берутся, как готовятся к стартам? От чего зависит уровень их подготовки?

Училище олимпийского резерва №1 (УОР) в Екатеринбурге – одно из самых крупных и именитых в России.

За годы своего существования, с 1971 года, оно подготовило и выпустило более 2000 мастеров спорта, из них 16 Олимпийских чемпионов, 40 серебряных призеров Игр, 29 – бронзовых и 11 бронзовых медалистов параолимпиад.

Сегодня в училище учатся 600 спортсменов, которых готовят по 38 олимпийским дисциплинам, зимним и летним.

80% студентов – приезжие из других городов, и лишь 20% - екатеринбуржцы. И такая пропорция вполне устраивает преподавательский состав.

«Иногородние все время у нас на глазах. Мы знаем, во сколько они ложатся, сколько спят, что едят. А городские живут дома, и мы не можем контролировать, что они делают, когда выходят за пределы школы. Идут мимо киоска, покупают шоколадки - режим не соблюдают», - объясняет директор училища Сергей Антонов.

Читайте также: Самая безрадостная Олимпиада

Смена вывесок


Строжайший режим, специальное питание, бесконечные тренировки – образ жизни молодых спортсменов-учащихся не меняется уже несколько десятилетий. Все, как всегда.

Так куда же девались громкие спортивные успехи?

По словам тренеров, дело в том, что в начале 1990-х годов по всей России произошла смена вывесок – школы Олимпийского резерва превратились в училища.

Но кроме вывесок, поменялась и сама суть обучения.

В школы Олимпийского резерва талантливые дети приходили с 4-5 класса и, соответственно, уже примерно с 10 лет готовились, что называется, по-взрослому.

В училище же прийти можно лишь с 9 класса, и, по словам специалистов, из поля их зрения выпал очень важный этап жизни спортсмена – с 10 до 14-15 лет.

«Они не учли, что ДСШ (детские спортивные школы) и ДЮСШ (детско-юношеские спортивные школы) не имеют своих столовых, общежитий, медпунктов. Это же дополнительное образование. То есть пришли после школы, позанимались и ушли. А школы-интернаты спортивного профиля были комплексами – общежитие, столовая, все тут», - говорит директор Сергей Антонов.

Большинство тренеров уверено, что необходимо вернуться к старой советской системе подготовки спортсменов, то есть брать детей в тиски, в хорошем смысле этого слова, с младых ногтей.

«Ведь недаром Китай перенял нашу советскую систему обучения. Результаты, которые показывают китайцы, говорят сами за себя», - уверен тренер по прыжкам в воду Анатолий Селезнев.

Попав в национальную сборную, спортсмены начинают получать государственные стипендии, участвовать в коммерческих соревнованиях. В целом, жизнь спортсмена на вершине спорта вполне сносна.

Но как туда дойти?

Еще по теме: Российские мечты об олимпийской славе дорожают

Назад в СССР

Пытаясь исправить ситуацию, Свердловская область предложила Москве попробовать вернуться к старому укладу.

Годовой бюджет, в частности, УОР составляет 300 млн рублей (10 млн долларов), а этого достаточно, чтобы провести эксперимент.

«Если он удастся, его распространят на другие области. В Верхней Пышме, например, мы уже открыли филиал с общежитием, гаражом, со всем, что нужно, и там уже учатся дети с 5 по 11 классы. То есть там мы начальную подготовку берем на себя. Спортивные школы тоже нам дают детей с начальной подготовкой, но они слабенькие. Они же дома живут, едят что попало, режим не соблюдают. А мы туда со всей России насобирали пятиклассников-вундеркиндов. Все они живут у нас в общежитии, в закрытом режиме, так же, как и тут», - объясняет Антонов.

Филиал работает уже год. Подведя итоги, специалисты из УОР пришли к заключению, что обучающиеся там дети по спортивным результатам уже наступают на пятки ребятам из екатеринбургского училища.

По словам директора, в филиал тренеры набирают детей из провинций, из деревень, где им совершенно нечем заняться, потому что там абсолютно ничего нет. «Там очереди к нам стоят, родители их сами привозят», - говорит Антонов.

У этих детей появляется реальный шанс со временем не только переехать из глубинки в третий по величине город России, но и оказаться на пьедестале почета каких-нибудь международных соревнований.

Во время нашей беседы с директором УОР в кабинет вошел пятикратный Олимпийский чемпион по биатлону Сергей Чепиков, выпускник этого училища.

«Вот Сергей Чепиков приехал с горного Алтая, из аула, где 12 домов. Там разве ДЮСШ будет? Куда ему деться, если он одаренный парень? Вот его забрали в школу-интернат, которые тогда еще существовали», - проиллюстрировал наш разговор наглядным примером Сергей Антонов.

Еще по теме: КГБ, шпионы и коррупция: правда о московских Олимпийских играх 1980 года

Травмированная судьба


Конечно, не все учащиеся УОР готовят себя к олимпийским рекордам. Кое-кто удовлетворится разрядом мастера спорта международного класса, многие готовят себя к преподавательской работе.

Немало и таких, кто вынужден забыть о спорте высших достижений из-за полученных травм.



«Таким ребятам мы предоставляем право доучиться на базе нашего училища, чтобы дальше они могли поступить по специальности», - говорит заместитель директора училища Олимпийского резерва, бывшая легкоатлетка Татьяна Мишкель.

«Конечно, у нас есть свой медицинский центр, специалисты, но не всякая травма позволяет вернуться в спорт. Приходится все переосмысливать, настраиваться на другое будущее. Это тяжело, но такую уж судьбу выбирают для себя наши воспитанники», - говорит Мишкель.

Окончить екатеринбургское училище Олимпийского резерва очень престижно, даже если дорога в большой спорт дальше не продолжится.

По статистике выпускники УОР практически не остаются без работы: кто-то преподает в школах и вузах физкультуру, кто-то идет тренировать, а кто-то и вовсе меняет профессию.

Кстати сказать, многие молодые спортсмены в наши дни подходят к своему будущему с более практических позиций.

Понимая, что век спортсмена недолог, многие молодые ребята из УОР планируют получить второе образование.

По словам многих спортсменов, которым сейчас за 40 или 50, в свое время они не были такими прагматиками.

Еще по теме: Олимпийский провал разжег ностальгию по советским временам

Новые времена

Сейчас полным ходом идет подготовка спортсменов сразу к двум большим событиям: к Олимпиаде в Лондоне, которая уже почти на носу, и к Играм в Сочи, которые для российских спортсменов, понятное дело, имеют совершенно особое значение.

Тренеры и преподаватели как один говорят, что спорту высших достижений в последнее время вновь стало уделяться много внимания: выделяются деньги, ремонтируются спортивные объекты, тренерские зарплаты стали похожи на зарплаты, а не на пособия по бедности.

Ведь спортивные неудачи последних лет связывают именно с тем, что выступавшие на минувших крупных соревнованиях спортсмены – это дети, чья спортивная подготовка пришлась на 1990-е годы.

Тренироваться тогда еще можно было на стадионах или катках, оставшихся в наследство от СССР, но делать это было не с кем – лучшие и просто хорошие тренеры уезжали из страны.

Среди иностранных фигуристов, к примеру, практически нет медалистов, в постановке программы которых не участвовали бы российский тренер или хореограф.

А позволить себе последовать вслед за своим тренером за границу могли лишь немногие из российских спортсменов.

Сейчас ситуация меняется, и тренерский состав национальной сборной России снова очень силен.

Теперь главное – убедить спортивных функционеров вернуть старые проверенные методы подготовки Олимпийского резерва, ведь, в конце концов, на Западе широко известно понятие «русская спортивная школа», а не «русское спортивное училище».