Хотя кому-то может показаться, что я сплетничаю, этот вопрос кажется мне одним из важнейших из стоящих перед Россией сегодня. Путин явно является центром действующей государственной системы, и хотя он далеко не всемогущ (российским/советским лидерам всегда приходилось и всегда придется иметь дело с вопросами «местничества» и «коренизации», которые ослабляют контроль центра), очевидно, что его роль политического воротилы между различными кланами и группировками незаменима. Возможно, в будущем это изменится (политические предсказатели не очень-то хорошо показали себя за последние несколько лет, так что я прекрасно понимаю, что прогнозы – дело неблагодарное), но безусловно в краткосрочной, а также в среднесрочной и вероятно в долгосрочной перспективе голос Путина будет самым влиятельным в определении направления, в котором движется страна. Таким образом, попытки понять его мировоззрение – это не просто долгие раздумья или искусная «кремлинология», но жизненно важная обязанность любого, кому интересно знать, куда движется Россия. 

Так кто же такой Путин? Мне кажется, что частичный ответ на этот вопрос был предоставлен в ходе получившего широкую огласку выступления в Российской Академии наук. В ходе этого короткого выступления Путин высказался по поводу своей службы в КГБ более откровенно, чем когда-либо. Описывая свою службу в «другом ведомстве» во время его «прошлой жизни», он рассказал, насколько подрывало его веру то обстоятельство, что современные технологии, украденные им и его коллегами-чекистами на Западе с большими сложностями и расходами, были полностью растрачены гротескно неэффективной советской экономикой: «мы спрашивали: «а где? В экономике – где? Нету! Внедрить было невозможно!»

Конечно, возможно, что Путин, широко известный своей скользкостью, просто устроил небольшое представление. Однако я склонен считать, что раздражение, столь очевидное в его голосе, не было разыгрыванием роли: в конце 1970-х и начале 1980-х определенные отделы КГБ, считавшие Юрия Андропова примером для подражания, осознали, что в своей текущей итерации советская система была непоправимо подорвана. Имея доступ к куче демографических и экономических данных, о которых знали лишь самые высокопоставленные партийные чиновники, КГБ лучше, чем кто-либо в советской иерархии, понимал (разрушительное) состояние, в котором находилась страна.

У людей этой школы мысли не было особого желания проводить демократизацию: сохранение твердого, централизованного политического контроля, по сути, не обсуждалось. Однако, будучи нерасположены ослаблять политические бразды, они были, в разной степени, готовы пойти на различные экономические и технологические эксперименты. Это была не «либерализация» ради либерализации, а экономическая реформа, очевидно необходимая для того, чтобы не дать стране превратиться во второсортную державу. Эти молодые агенты КГБ пришли в ужас от политического вмешательства Горбачева и верно предвидели, что гласность приведет к упадку коммунизма и развалу самого Советского Союза. Мне кажется, что Путин – это человек, чьи политические взгляды совпадают со взглядами большинства в этой описанной мной группе, и предпринятое им формирование «вертикали власти» показывает, что он по-прежнему с недоверием относится к конкурирующим центрам власти. Однако в том, что касается экономических вглядов, он более либерален, чем его бывшие коллеги, и демонстрирует, что вполне комфортно чувствует себя в рамках функционирующей рыночной экономики.

Все это кажется довольно простым, верно? Ну, для многих жителей Запада, и для подавляющего большинства американцев предыдущий абзац – это просто вздор. Коммунисты были зловредны и ненавидели рынок, а агенты КГБ были еще более зловредны и ненавидели рынок еще более страстно. Особенно во время 1980-х и в годы Рейгана-Буша любые попытки разглядеть различия в мировоззрении различных клик советской Коммунистической партии в лучшем случае считались беспомощно наивными, а в худшем – предательскими. Я признаюсь, что мой личный опыт имеет некоторое отношение к моим взглядам по этому вопросу: так как я достиг совершеннолетия сильно после окончания «холодной войны», я не впитал в себя предубеждения и мировоззрения той эпохи. Так что, хотя, как и большинство американцев, я с неприязнью отношусь к государственному вмешательству и предпочитаю «рынок», я никогда не испытывал той же примитивной и эмоциональной ненависти к советской системе, характеризующей старшие поколения моих соотечественников.

Почему я пишу об этом? Разве это не старые новости? У меня что, идеи закончились? Ну, мне кажется, очень важно донести до россиян, насколько ошибочны и, будем откровенными, абсурдны представления многих американцев о Путине. Особенно среди американских консерваторов, для которых тот факт, что Путин был агентом КГБ, доказывает, вне всякого сомнения, не только то, что он безнадежно зловреден, но и то, что он был, есть и навсегда останется коммунистом. Приведу небольшой пример из жизни моей собственной семьи: когда я учился в аспирантуре и попытался объяснить своему отцу некоторые из направлений путинской экономической политики, он просто отказался верить мне – он думал, что я все придумываю. В его картине мира, и я вовсе не хочу выказать неуважение к своему отцу – ведь подобный взгляд на Путина разделяют десятки миллионов людей, включая крайне влиятельных членов американской политической и журналистской элиты – Путин просто не мог делать что-либо, что можно было бы признать как доказательство экономического либерализма. И даже если это было именно так, даже если Путин снижал налоги тут или приватизировал отрасль там, он не мог на самом деле иметь это в виду: «единожды чекист, навсегда чекист» и все такое.

Одно дело, когда люди по-разному интерпретируют определенный набор фактов: разногласия и дискуссии – жизненно важны и полезны. Однако чрезвычайно опасно вступать в разногласия, основываясь на неполной, или, что еще хуже, совершенно ошибочной информации. Множество американцев страдают от неправильного представления о том, что Путин – это советский коммунист, и формируют свои взгляды на его режим и Россию в целом, основываясь на этом заблуждении. Лично мне подобные взгляды кажутся смехотворными, но широко распространенное мнение о том, что Путин «коммунист» и «социалист» (по-прежнему токсичные оценки в современной Америке) важно, потому что довольно хорошо объясняет продолжающуюся враждебность между двумя странами. Американцы, как правило, видят в Путине не авторитарного капиталиста (этот тип политиков, которых мы без колебаний поддерживали в прошлом в таких странах, как Иран, Южная Корея, Чили и Колумбия), а тоталитарного психопата и прямого наследника Иосифа Сталина.