Мне кажется что самые важные последствия в сегодняшней Америке может иметь не противоречие между "красными" и "синими" штатами и не противостояние республиканцев и демократов, а противоречие между теми, кто признает упадок страны на геополитической арене и теми (главным образом неоконсерваторами, но далеко не ими одними), кто отказывается его признавать.

С логической точки зрения можно предположить, что подобные противоречия просто не должны существовать: упадок американской мощи и влияния за последнее десятилетие оказался столь резким и значительным, что он практически осязаем. Российским танкам следовало вкатиться летом 2008 года в Грузию с огромными плакатами, на которых было бы написано что-то вроде «Эй, ребята, Америка в упадке!». Не проходит и недели без какого-нибудь события, подрывающего американское влияние (как, например свержение/коллапс режима Бакиева в Киргизии), или заключения какой-нибудь крупной сделки, в которой американская позиция оказывается абсолютно несущественной (как, например, недавняя турецко-бразильская попытка найти выход из иранского тупика или украинско-российское соглашение о ценах на газ и военно-морской базе в Севастополе).  

Любое обсуждение долгосрочных перспектив Америки обязательно будет включать в себя обсуждение войны в Ираке. Кажется довольно очевидным, что будущие историки назовут вторжение в Ирак «наивысшей точкой» американской мощи. Война в Ираке оказалась такой дорогостоящей (по собственным расчетам правительства США ее окончательная стоимость для налогоплательщиков составит не менее 2 триллионов долларов) и такой разорительной, настолько противоречащей даже самому элементарному анализу затрат и выгод, что, оглядываясь назад на семь лет, по-прежнему сложно поверить, что это на самом деле произошло. На самом деле, я уверен, что существуют дни, когда стратегические планировщики Пентагона приходят на работу, думая, что все это было просто плохим сном, а потом смотрят на свои мониторы и с чувством ужаса, граничащего со слепой паникой, понимают, что нет, это правда. Предполагалось, что это будет быстрая, дешевая и простая победа, однако Ирак превратился в длительную, дорогостоящую и напряженную утомительную работу, которая даже по дико оптимистичному сценарию может считаться лишь ничьей.

Однако, несмотря на серьезный территориальный разброс вооруженных сил США, угрозы, которые стоят и даже в самом отдаленном будущем могут встать перед страной, не будут военными по своей природе. Хотя фактически бесспорно, что размывание статуса Америки как «гипердержавы» будет медленно, но верно продолжаться, ни одна страна и близко не может сравниться с военным потенциалом Америки. Что еще важнее, никто, даже китайцы, похоже, совсем не хочет даже пробовать.

Проблемы, стоящие перед Америкой, являются по своей природе всецело экономическими. На самом основном уровне их две. Во-первых, страна сталкивается с гораздо более жесткой экономической конкуренцией, чем она привыкла: большую часть XX века потенциальные конкуренты Америки либо пытались построить коммунизм (Советский Союз и Китай), либо неистово разрывали друг друга на куски (европейцы), либо меняли с помощью военных своих конституции по два раза на месяц (Латинская Америка). К счастью для общего благополучия человечества, после очень отвратительного XX века большинство стран, похоже, привели себя в порядок, и качество управления сегодня, в среднем, гораздо выше, чем в прошлом. Хотя в целом это положительная ситуация, для Америки это означает, что экономический рост больше не будет таким простым и быстрым, как в прошлом.

Во-вторых, грубо говоря, у страны очень быстро заканчиваются деньги. Когда Лиам Бирн (Liam Byrne), министр финансов уходящего правительства лейбористов, оставил своего преемнику-тори саркастичную шуточную записку со словами «Боюсь, что денег не осталось», она легко могла быть адресована и Тимоти Гейтнеру (Timothy Geithner, министр финансов США – прим. перев.). Рассудительный взгляд на бюджетный баланс США - это очень сложная задача: приход и расход просто не сходятся. В сфере здравоохранения и пенсионной системы существуют ничем не обеспеченные обязательства на триллионы долларов, а кроме того есть огромная и растущая задолженность по инфраструктурным инвестициям, которые откладывают уже несколько десятилетий.

Как утверждают в своей выдающейся книге «Конец влияния» (The End of Influence) экономисты Стивен Коэн (Stephen S. Cohen) и Джей Брэдфорд Делонг (J. Bradford DeLong), когда страна начинает терять деньги, она быстро начинает терять и власть. Оба автора проницательно замечают, что Америка не только должна огромные суммы иностранцам, но и будет скатываться все глубже в задолженность с каждым проходящим годом «настолько далеко в будущем, насколько видят прогнозисты». Итак, если бы Америка была способна рационально определить свои внешнеполитические приоритеты, многие из этих проблем можно было бы решить или, как минимум, смягчить. Соединенные Штаты остаются центром мировой финансовой системы и, так как они сыграли решающую роль в создании современной международной экономической архитектуры, обладают массой преимуществ, о которых многие страны могут только мечтать.

Однако я с тоской и даже ужасом наблюдаю за тем, как даже самые скромные и нерешительные попытки администрации Обамы сэкономить – выводя войска из Ирака, чуть-чуть урезая расходы на противоракетную оборону, игнорируя провокации Уго Чавеса, отказываясь от дальнейшего расширения НАТО, стреноживая Грузию или достигая соглашения о контроле над вооружениями с Россией – истерически осуждаются как «трусость», «умиротворение» или даже «предательство». Эти протесты, хотя они и непомерно раздуты, не являются простым политическим театром. Помните, что Джон Маккейн объявил «мы все теперь грузины», одновременно требуя дополнительной помощи Израилю, дополнительных денег для НАТО, и дополнительных войск, танков, бомб, самолетов и, конечно же, денег для войн в Афганистане и Ираке.

Многие американцы никак не могут примириться с реальностью: они выросли в бесспорной экономической супердержаве и сегодня просто не могут понять, что денег больше нет, и что страна не может позволить себе одновременно противостоять всем и везде. Если бы Соединенные Штаты разыгрывали свои карты дальновидно, они, вероятно, смогли бы сохранить свой текущий уровень влияния еще в течение многих лет при стоимости, которая была бы хоть и значительной, но осуществимой. Однако на самом деле происходит прямо противоположное: настойчивые требования внутри страны, чтобы Соединенные Штаты демонстрировали «лидерство», присущее «незаменимой нации», растут в обратной пропорции к способности платить. Таким образом мы наблюдаем по-настоящему абсурдный и мрачно-комический спектакль, когда Соединенные Штаты берут взаймы у Китая, чтобы вторгнуться в Ирак и угрожать Ирану, в то время как китайские компании прибыльно инвестируют в обеих странах.

Я искренне надеюсь, что Америка сможет научиться стать более «нормальной» страной и привыкнуть к слегка усеченной роли в мире. Однако я боюсь, что, продолжая потакать своим фантазиям о том, что ничего не изменилось, Соединенные Штаты готовят себя к падению, которое будет еще более жестким, неприятным и быстрым, чем можно было предположить.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.