Саммит Россия–ЕС, намеченный на 31 мая-1 июня в Ростове-на-Дону, станет 25-й официальной встречей руководителей России и объединенной Европы. В документе МИД, утечка которого в прессу в середине мая наделала много шума, внешняя политика России рассматривается как инструмент обеспечения доступа к внешним ресурсам модернизации страны. С этой точки зрения отношения со странами ЕС являются высшим приоритетом. Эти страны обладают мощным технологическим, инвестиционным, управленческим, образовательным потенциалом. Торговля со странами ЕС составляет больше половины всего внешнеторгового оборота РФ. Зарубежная Европа представляет собой наиболее емкий рынок для российских компаний – от энергетических до туристических.    

«Газпром» желает дойти до индивидуального европейского потребителя; правительство стремится привлечь в страну инновационные производства; рядовые граждане хотят путешествовать по Европе без виз. Руководство Европейской комиссии и Европейского совета в принципе поддерживает российскую модернизацию. Личное общение с президентом и премьер-министром России создает у европейцев впечатление, что в Москве понимают необходимость глубокой модернизации страны. Со своей стороны, Евросоюз заинтересован в том, чтобы его самый крупный сосед успешно трансформировался в современное общество с развитой экономикой и демократической политической системой.

Большая часть взаимодействия с объединенной Европой идет по двусторонним каналам, особенно с Германией, Францией, Италией. Многое делается на уровне конкретных компаний и фирм. Наконец, становится все более плотной ткань сотрудничества между отдельными людьми. Чего реально можно было бы ожидать от ЕС в целом? Прежде всего, содействия – вместе с США – скорейшему приему России в ВТО. Очевидно, процедура приема чрезмерно затянулась. Проблема в том, что вступление РФ в ВТО рассматривается всеми сторонами под углом зрения условий ведения торговли, а не того модернизационного эффекта, которое имело бы такое вступление. Прием до конца 2010 года возможен, если на то будет должная политическая воля России и ее основных торговых партнеров.

Другое направление – последовательная либерализация визового режима между РФ и ЕС вплоть до его полной отмены. На сегодняшний день это едва ли не главный пункт в российской повестке дня. Разные члены Евросоюза имеют на этот счет разные точки зрения. Тем не менее трудно отрицать, что визы – едва ли не самый мощный инструмент модернизации России в руках европейцев. Открытие Европы для россиян влечет за собой качественно новую степень открытости России внешнему миру. Разумеется, такая открытость предусматривала бы выполнение Россией некоторых условий в отношении собственных границ с третьими странами, качества российских паспортов, эффективности иммиграционных и правоохранительных служб РФ, их способности и готовности к взаимодействию с коллегами в ЕС. Главное, однако, - политическая решимость продвигаться к общему гуманитарному пространству.

Итак, ВТО и визы – вопросы, по которым Россия ждет позитивных шагов ЕС. А что же должна делать сама Россия? Прежде всего – уяснить, что импорт технологий и инвестиций, на котором сосредоточены ее нынешние усилия, может оказаться бесполезным без создания соответствующих условий внутри страны. Об этом, кстати говоря, очень вовремя сказал премьер-министр Путин. Выступая на Общем собрании Российской Академии наук, Путин вспомнил молодые годы и то, что ценная информация, которую добывали сотрудники КГБ по всему миру в рамках промышленного шпионажа, оказывалась бесполезной, поскольку советская экономическая система отвергала их. Шпионов можно было внедрить, а добываемые ими передовые технологии – нет.

Сейчас существует похожая опасность. Коррупция, «съевшая» государство; отсутствие гарантии прав собственности; ненадежность судебной защиты до крайности сужают спектр возможного экономического сотрудничества с Европой и вообще с внешним миром. Можно, наверное, построить инноград в отдельно взятом Сколково. В масштабах страны в целом без системных изменений инновационную экономику не выстроить. Ни ЕС, ни даже все страны ОЭСР вместе взятые здесь не помогут. Это – дело самих россиян, и прежде всего тех из них, кто претендует на национальное лидерство.

У отношений Россия-ЕС есть, разумеется, серьезный политический аспект. Политику большей открытости по отношению к РФ европейским лидерам приходится защищать в глазах общественного мнения стран Европы. Имидж России за рубежом требует улучшений не при помощи пропагандистских ухищрений или оплаченных лоббистов, а путем реальных изменений к лучшему внутри страны и в международной политике. За последние месяцы Москва сделала важные позитивные шаги, которые были оценены в Европе. Принципиальное значение имеет начавшийся процесс примирения с Польшей. Большое впечатление, причем не только в Норвегии, произвела готовность к компромиссу в отношении разграничения экономических зон в Арктике. Исполнение на юбилейном параде на Красной площади бетховенской «Оды к радости» - гимна Европы – было воспринято как возможная увертюра к новой европейской политике Москвы.

Еще в 2001 году в германском бундестаге Владимир Путин говорил о европейском выборе России. Большая часть «нулевых годов», однако, прошла под знаком ухода России «в себя», ее «одиночного плавания». Сейчас под влиянием объективных обстоятельств – финансово-экономического кризиса, увеличивающего отставания России не только от развитых, но и ведущих развивающихся стран, «фактора Китая» и т.д. – открывается возможность коррекции курса. При этом, однако, нужно помнить, что «код доступа» к технологиям, инвестициям, опыту Европы и развитого мира в целом – в готовности России к внутренним системным переменам. В противном случае нас ожидает всего лишь очередная разрядка. Как во времена Брежнева, о которых очень кстати вспомнил Путин.

Дмитрий Тренин – директор Московского центра Карнеги. Его последняя книга – «Одиночное плавание» (М., 2009).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.