Недавняя статья в газете New York Times об «открытии» крупных запасов полезных ископаемых в Афганистане вызвала довольно большое недоверие у многих людей, включая автора этой колонки. Формально, решение разместить эту историю на главной странице газеты было чрезвычайно странным, если не сказать больше – в первую очередь потому, что «новость», которая в ней сообщалась, была связана с отчетом, вышедшим в 2007 году, который, в свою очередь, базировался на результатах работы советских геологов, трудившихся в Афганистане в середине 1980-х.

Однако если присмотреться к ситуации, эта история перестает быть странной, и становится довольно простой и несложной: статья была помещена в газету Пентагоном, который все больше нервничает по поводу репутации теперь уже официально длиннейшей войны в американской истории, чтобы усилить ослабевшую поддержку, оказываемую общественностью дорогостоящей и смертоносной оккупации Афганистана.

Я далеко не так наивен, чтобы считать, что американское правительство никогда не внедряло в прессу свои истории (привет, иракское оружие массового уничтожения! О, как дела, Тонкинский залив?), но наглость и бесстыдство этого конкретного случая вызвали у меня серьезное раздражение. Абсолютное высокомерие, требующееся, чтобы изобразить нечто, известное уже почти 30 лет (что в Афганистане много полезных ископаемых), как «новость», почти непостижимо. Что дальше, текущий репортаж о том, как курение сигарет вызывает рак? О том, как жирная пища приводит к болезням сердца? А как насчет разоблачения шокирующей связи между алкоголизмом и проблемами с печенью?

Еще более позорный элемент этой истории состоит в той готовности, с которой «журналисты» (стенографисты) из New York Times покорно записали рассказанное их смотрителями из Пентагона, и сообщили об этом, как о факте. Было не очень ясно, каким значимым образом эта история отличается от пресс-релиза Министерства обороны: вооруженные силы США заявили, что «новые» запасы полезных ископаемых приведут Афганистан к богатству и стабильности и именно так все и будет! Ну, правильно разве кто-то не доверяет американским военным?

Мне по-прежнему непросто признать и принять полнейшее программирование американской прессы. Американцев, по сути, воспитывают так, чтобы они принижали и высмеивали эти унылые примитивные страны (вроде России, Китая и Венесуэлы), где правительство манипулирует и контролирует СМИ. Америка, говорят нам, - уникальное государство с полностью свободной прессой, и ее правительство абсолютно комфортно чувствует себя, взаимодействуя с шумными, открытыми и враждебными СМИ.

Конечно, в какой-то момент нашего прошлого, эта мифология была довольно правдива. Например, в 1930-х годах, разрыв между свободой, позволенной американским СМИ, и свободой, дозволенной советской, немецкой или японской прессе, был просто зияющим. Да и другие кусочки канона «американской исключительности», вроде «американской мечты», тоже были не просто пропагандой: десятки миллионов американцев действительно получали высшее образование, забирались вверх по экономической лестнице и покупали дома, машины и другие потребительские товары длительного пользования, которым завидовал весь мир, и история моей собственной семьи (берущая начало в нищете трущоб Южной Филадельфии) тому свидетельство.

Но времена меняются. Тогда как Америка действительно была весьма исключительной страной по ряду показателей, от продолжительности жизни до соразмерности доходов до экономической мобильности и возможности получения образования, она, в основном, перестала быть такой и этот процесс потери исключительности продолжается с каждым днем. Сегодня состояние здоровья американцев хуже, чем почти в любой другой развитой стране, уровень неравенства – выше, чем в других развитых странах (индекс Джини в США сравним с Мексикой и Бразилией, а не с Францией или Германией), население страны менее экономически мобильно, чем во многих североевропейских странах, и, хотя мы по-прежнему занимаем первое место в сфере высшего образования, оно испытывает все большие затруднения из-за быстро ухудшающейся системы государственного среднего образования, которая является одной из самых расточительных в мире.

Учитывая крах коммунизма, быстрое распространение демократии и капитализма и, в последнее время, почти осязаемый подъем азиатских стран, казалось бы, американцы должны осознать, что уже не являются столь исключительными. Сегодня у нас все капиталисты, не считая северных корейцев (и у них там все не так хорошо, как хотелось бы, верно?), и почти все соблюдают, или делают вид, что соблюдают, принципы равенства, свободы и демократии. Это все прекрасно! Люди могут более свободно и менее затратно путешествовать в большее число стран, чем когда-либо раньше, и по миру распространяются не только товары, но и идеи, литература и музыка, и все это происходит гораздо быстрее, чем раньше.

Сегодняшние разногласия не имеют ничего общего с колоссальными вопросами, вроде «свободы», а с мелкими, технократическими и обычно очень скучными проблемами, вроде того «какова надлежащая ставка корпоративного налога?», «надо ли повысить пенсионный возраст?» и «следует ли нам более жестко регулировать деривативы?»

Однако большинство американцев отреагировали на этот все более очевидный факт своей нормальности еще большей привязанностью к старым, дискредитировавшим себя мифам. Несколько месяцев назад было опубликовано по-настоящему удивительное эссе, написанное двумя известными консервативными политическими обозревателями Ричем Лаури (Rich Lowry) и Рамешем Поннуру (Ramesh Ponnuru), и называвшееся «Исключительный спор: нападение администрации Обамы на американское самосознание».

Эта статья была интеллектуальным эквивалентом действий маленького ребенка, закрывающего уши и орущего «НЕТ НЕТ НЕТ Я тебя не слышу!» Она даже не пыталась как-то отреагировать на горы исследований, показывающих, что, в соответствии практически со всеми измеряемыми социальными показателями, Америка далеко не уникальна. Вместо этого авторы статьи резко критиковали Барака Обаму и делали различные заносчивые заявления о явных добродетелях Америки и американцев. Большинство СМИ посчитали это эссе, явившееся колоссальным и практически невероятным интеллектуальным провалом, «серьезной» попыткой обсуждения этой проблемы, и оно привлекло к себе много внимания.

Америка нынче кажется сконфуженной и дезориентированной, еще крепче цепляясь за поблекшие старые приемы (лично мне больше всего нравится заявление «последняя лучшая надежда человечества», так как в нем хорошо сочетается отъявленный эгоизм и бессвязность), как старая одинокая женщина цепляется в церкви за четки. Наблюдая за американской политической сценой, я вспоминаю о бессмысленной и иссушенной идеологии, которая правила советским блоком в период застоя, когда одни и те же старые лозунги повторялись из раза в раз, но все, особенно те, кто их произносил, знали, что это фарс. Америка еще не дошла до этой стадии, но явно движется в этом направлении. Например, турецко-израильский спор практически без исключения изображается как конфликт, в котором «демократия» под угрозой, несмотря на тот факт, что обе страны являются функционирующими демократиями.

Компетентные журналисты могли бы значительно замедлить это скатывание в безмозглость и шаблонность, но таких у нас уже давным-давно нет, и я не думаю, что кто-нибудь появится в ближайшее время. Я желаю, чтобы Америка была нормальной страной, но каждый день я вижу все больше доказательств того, что ее ведут к краю пропасти.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.