Победа России над Англией символична и свидетельствует об изменении в соотношении экономических и геополитических сил между Востоком и Западом.

Я не очень-то увлекаюсь футболом, и поэтому не буду делать вид, будто меня интересует, что значит для будущего этого вида спорта проведение чемпионата мира 2018 года в России. За последним чемпионатом мира я следил не более получаса, и с моей стороны было бы крайним лицемерием утверждать, что через восемь лет, когда Россия будет проводить ЧМ-2018, я приклеюсь к экрану телевизора. Нет, будучи типичным американцем, проводящим большую часть выходных за просмотром настоящих футбольных матчей (ведь только американский футбол настоящий), я больше интересуюсь теми уроками о структурных изменениях в мировой экономике, которые преподала нам победа российской заявки.

Еще не так давно западные страны и их близкие союзники/лакеи, такие как Япония, были единственными достойными претендентами. Только у них были деньги, и только они контролировали мировые финансы и ведущие международные экономические институты. Если вы не хотели и не пытались жить и действовать в полной изоляции от рыночной системы, как это пытался сделать Советский Союз с огромным ущербом для себя и для своего народа, вам приходилось слушать то, что говорит Запад – нравилось вам это или нет. Однако усиление развивающегося мира, в особенности Китая, привело к фатальному ослаблению этой «модели» (которую иногда называют «вашингтонским консенсусом», что правильно, поскольку в этом названии верно подмечена центральная роль Запада). Мертвая хватка Запада на горле мировой торговли, а также сопутствующая ей власть над такими организациями, как МВФ и Всемирный банк, очень быстро и почти зримо ослабевает, и на этом месте возникает мир, где многочисленные и очень разные центры силы соперничают друг с другом более или менее равноправно.

Как можно было предположить, прежние выгодоприобретатели этой системы не очень-то радостно восприняли наступившие изменения. Когда ты привык думать о себе как о центре Вселенной, как об уникально эрудированном и способном человеке, тебе будет крайне неприятно услышать, что на самом деле ты не настолько важен и значителен, как тебе казалось, и что тебя, между прочим, понизили в должности, сократив зарплату.

Наверное, самым бесценным образчиком той гневно-раздраженной реакции, с которой Британия восприняла свое поражение от России в состязании за проведение чемпионата, стала статья Мартина Сэмюэла (Martin Samuel) в пакостном реакционном таблоиде Daily Mail: «Чемпионат мира это спортивное мероприятие, по сути дела, погрязшее в коррупции, и поэтому он проводится в коррумпированных странах. В странах, которые попирают свою систему налогообложения, свои законы против отмывания денег, а в случае с ЮАР даже не считаются с собственной конституцией». Интересно, подумал я. За последние 16 лет чемпионат мира, кроме Южной Африки, проходил в Соединенных Штатах, во Франции, в Южной Корее, Японии и Германии. Но эти страны вряд ли можно назвать очагами коррупции, налогового мошенничества и отмывания денег. На самом деле, ФИФА только в последние годы начала обращать внимание на нетрадиционные в плане проведения чемпионатов страны, такие как ЮАР, Бразилия, Россия и Катар. И делает она это целенаправленно, стараясь отдать ЧМ в те районы мира, где он никогда до этого не проводился.

Отчасти британцы воспылали праведным гневом из-за поражения от России в этой лотерее за право проведения чемпионата по той причине, что пресса их истэблишмента, в частности, высокомерный, спесивый и вечно ошибающийся голос финансовой и политической элиты Economist, все прошедшее десятилетие истошно вопила о том, как Владимир Путин единолично изолирует Россию и быстро превращает ее в парию без друзей. Согласно версии Economist, Россия это слабая страна, с каждым днем она становится все слабее, и весь мир об этом знает. Это, конечно, почти стопроцентная ложь, ибо сегодня у России более широкие дипломатические контакты, более тесное экономическое сотрудничество со странами мира и больше симпатий с их стороны, чем в любой другой момент ее часто непростой и кровавой истории. Но вполне понятно, почему британская пресса столь негативно реагирует на весьма распространенное в мире мнение о том, что ее характеристика России почти полностью лжива, а также на то, что на самом деле Россия на мировой арене вовсе не находится в изоляции. Еще больше Британию уязвляет тот факт, что ее собственное влияние и авторитет становятся заметно слабее, чем на протяжении многих столетий, и что упадок этот будет продолжаться, так как британская экономика с трудом ковыляет, так и не оправившись от похмелья, оставшегося после десятилетнего кутежа на деньги кредиторов.

На самом деле, эта история весьма показательна. Она демонстрирует, что британская элита (а сюда можно также причислить элиту из других англоязычных стран – США, Австралии, Канады) по-прежнему  смотрит на мир через очки, которые становятся все более бесполезными. И дело здесь не столько в том, что британцы и американцы против многополярного мира (хотя они, конечно же, против него, поскольку такая система автоматически сокращает их имперские привилегии, которые, как им кажется, принадлежат им по праву). Дело в том, что их склеротичная и лишенная воображения элита иной картины и представить себе не может. По мнению этих людей, любые изменения в прежней системе, где они играли столь важную роль, можно объяснить исключительно бесчестностью, обманом, ложью и скандалами. Довольно показательно то, что Мартин Сэмюэл сосредоточился на «коррупции» в тех странах, которые одержали верх со своими заявками на проведение чемпионата. Это показывает ограниченность его весьма скудного воображения.

Россия и ее граждане не должны испытывать иллюзий, думая о том, что такой многополярный мир автоматически будет для них выгоден и пойдет им во благо. Да, в некоторых случаях снижение влияния Запада будет им выгодно. Я уверен: в Москве никто не льет слезы по поводу медленного угасания НАТО; никто не скорбит из-за того, что самодовольный и много о себе возомнивший Запад вынужден буквально на коленях обращаться с просьбами к странам, над которыми он прежде господствовал (например, к Китаю). Но многополярный мир это прежде всего мир конкуренции. В таком мире у России будет как никогда много шансов показать, на что она способна. Такой шанс дает сочинская Олимпиада, а теперь и ЧМ-2018. Но если она упустит эти шансы, винить ей, кроме себя самой, будет некого.