Поскольку грузинское правительство возобновило попытки получить «дорожную карту» для продвижения к членству в НАТО, есть смысл вспомнить те причины, по которым многие европейские члены альянса в прошлом выступили резко против вхождения Грузии в этот блок. Следует также обратиться к опубликованным Wikileaks телеграммам из американского посольства в Тбилиси, которые подтверждают элементарную ненадежность нынешних грузинских властей. По сути дела, за прошедшие два года ничего не изменилось: стремление Грузии в НАТО столь же опасно и провокационно; а аргументы европейских противников вступления Тбилиси в альянс стали еще более основательными, чем до августовской войны 2008 года. Грузинское правительство злоупотребило доверием Вашингтона, и его не следует поощрять и вознаграждать гарантиями защиты, которые оно может использовать в качестве щита для возобновления своих провокационных действий. Вашингтону пора бы уже усвоить урок, состоящий в том, что потакание грузинским надеждам на вступление в НАТО может иметь катастрофические последствия как для Грузии, так и для региона в целом.

Главная причина, по которой Грузию нельзя пускать в НАТО, действенна и основательна как никогда. У Грузии есть неурегулированные территориальные споры с соседями, а вступив в НАТО, она вполне может втянуть альянс в конфликт, связанный с этими нерешенными спорами. Со стороны оборонительного, по всей видимости, союза было бы неразумно брать на себя обязательства по обеспечению безопасности государства, которое по-прежнему намерено «реинтегрировать» утраченные территории. Такая договоренность может привести к масштабной войне из-за локального конфликта, либо же НАТО будет вынуждена нарушить свои гарантии безопасности, будучи не в состоянии их выполнить. Продвижение НАТО на Кавказ никогда не имело смысла. Но оно не просто бессмысленно - как бессмысленно было расширение альянса на предыдущем этапе – оно явно вредно для европейской безопасности. Европейцам на себе придется ощутить прямые последствия такого расширения, и поэтому нет ничего удивительного в том, что европейские страны быстро поняли: продолжение экспансии представляет угрозу европейской безопасности, а не усиливает ее. Американцы, находящиеся на значительном удалении от реалий и последствий такого решения, могут себе позволить занимать непримиримую и конфронтационную позицию. Но в итоге пострадает население региона, где предусматривается расширение НАТО.

Гарантии безопасности нельзя давать ни в коем случае, если гарант не намерен их выполнять. Но даже если намерен, вполне может случиться такое, что предоставленные гарантии позволят новому члену альянса вести себя безрассудно и опрометчиво, не способствуя стабилизации отношений между соседями. Даже простой надежды на будущее членство оказалось достаточно для того, чтобы Саакашвили уверовал: он может принимать решение о наступлении на Цхинвали, потому что  американские покровители его защитят. Теперь Соединенные Штаты  должны всеми силами отказывать грузинам в их просьбах о вступлении в альянс.

Телеграммы из Тбилиси показали: американские дипломаты чрезмерно полагались на заявления грузинских властей, и это привело к тому, что Вашингтон поддержал лживые и своекорыстные утверждения Саакашвили об эскалации военных действий в Южной Осетии. Доверчивость американских дипломатов в Тбилиси также усилила импульсивное стремление Вашингтона слепо и безо всякой критики поддерживать Саакашвили - какие бы действия он ни предпринимал. Как отмечается в недавней аналитической статье в New York Times, «официальная версия грузинского правительства передавалась в Вашингтон практически без попытки ее оспорить». Представляя себе самое лучшее по поводу намерений Саакашвили и самое худшее по поводу действий русских, администрация Буша сама себя ввела в заблуждение, поверив утверждениям грузинского президента, поскольку дипломаты передавали эти утверждения автоматически, безо всяких попыток серьезного анализа и без тени сомнений. Вполне возможно, что Вашингтон был дезинформирован и ослеплен своей идеологической страстью, поддерживая это правительство «розовой революции». Именно поэтому он столь невнимательно и ни в чем не сомневаясь проталкивал план по подготовке к членству для Грузии на саммите НАТО в Бухаресте в том самом году, когда официально признал независимость Косова.

Ставшие достояние общественности дипломатические телеграммы подтверждают, что во время августовской войны 2008 года среди членов НАТО существовали разногласия относительно плана членства для Грузии. Правительство Германии в особенности хотело отсрочить его утверждение, считая, что это нанесет вред отношениям НАТО и России. Содержание телеграмм также показывает, что европейские страны-члены альянса были больше готовы согласиться с идеей о том, что основную долю ответственности за начало войны несет грузинское правительство. Естественно, это усилило существовавшие у них сомнения в целесообразности принятия Грузии в Североатлантический альянс. Это было известно и раньше, но теперь стало весьма показательным обстоятельством: из телеграмм становится ясно, что представители руководства тех стран, которые публично поддерживали позицию Грузии (Польши, например), считали, что война стала результатом эскалации напряженности со стороны Саакашвили. Согласно сообщениям дипломатов, польский генерал Гагор сказал, что Саакашвили «принял очень плохое решение, когда вошел в Южную Осетию». Это лишний раз опровергает утверждения Грузии о том, что ее наступление на Южную Осетию стало неизбежным ответом на активность русских.

Как отмечается в более поздних телеграммах, ведущие европейские государства считают непреложным фактом то, что Грузия свои сепаратистские республики по сути дела потеряла окончательно. Представитель французского министерства иностранных дел сообщал в этом году американским официальным лицам, что «Россия никогда не откажется от признания суверенитета Абхазии и Южной Осетии». К сожалению, Вашингтон после этого лишь усилил свою риторику по поводу двух самопровозглашенных республик. Это уже выглядит как слепое упрямство и упорное нежелание признать необратимый характер официального выхода этих территорий из состава Грузии. Американские «ястребы», противодействующие «перезагрузке» отношений с Россией, уже начали наносить свою разметку на этом пути, настаивая на том, что «перезагрузка» должна привести к отказу России от своего присутствия в Абхазии и Южной Осетии. Задав для «перезагрузки» невыполнимые условия и доказав тем самым, что она ничего не дала Соединенным Штатам, эти «ястребы» намерены и дальше подрывать российско-американские отношения, не ограничиваясь усилиями по уничтожению нового договора СНВ, который по-прежнему дожидается своей очереди в Сенате по мере того, как год приближается к концу.