Январский визит председателя КНР Ху Цзиньтао в США серьезные аналитики сравнивают с исторической поездкой Дэн Сяопина, который в 1979 году «открыл» Китай Америке и внешнему миру. Тогда, в 70-е годы, много говорилось о геополитическом треугольнике – сложном комплексе отношений Вашингтона, Москвы и Пекина. Три десятилетия спустя российская тема практически не поднимается при обсуждении американо-китайских отношений. Тем не менее, дальнейшее развитие отношений Китая и США имеет существенное значение для России.

Начиная с середины 90-х годов Москва публично и громко отстаивала концепцию многополярного мира. Считалось, что порядок, при котором в мире существует несколько великих держав – в том числе, подразумевалось, и Россия, - гораздо больше отвечает российским интересам, чем «однополярный мир» во главе с США. Сходную концепцию продвигал Пекин. Однако, в то время как московская «многополярность» была попыткой восстановить нарушенное равновесие путем «подсечки» вырвавшегося вперед конкурента, пекинская была частью долгосрочной стратегии поднимающегося центра силы.

Полтора десятилетия спустя от «однополярного мира» остались лишь воспоминания, а нынешний мировой порядок одни называют многополярным, другие – «бесполярным». США по-прежнему остаются ведущей и самой мощной державой мира, но главная мировая геополитическая «новость» состоит во вхождении Китая и Индии в высшую лигу глобальной политики. Ряд стран – Бразилия, Турция, Южная Африка, Индонезия, Южная Корея – также повысили свой статус. С другой стороны, заметно снизился международный вес Японии, а также Европейского Союза, который, несмотря на расширение, так и не сумел стать самостоятельным стратегическим игроком.

России удалось сохранить стратегическую самостоятельность – что в первую очередь и определяется понятием «великая держава» - и несколько поднять свой международный «профиль». Однако – с недиверсифицированной экономикой, дисфункциональным государством, тяжелой демографической ситуацией и т.д. – она сегодня по факту является великой державой второго эшелона. Успешная модернизация может повысить статус, значение и роль страны, но она потребует воли, усилий и времени.

Пока что, по сравнению с Америкой и Китаем, Россия – очевидно более слабый игрок. Слишком тесное американо-китайское сближение вызывает у некоторых россиян чувство беспокойства и даже страха. Экономическое переплетение интересов - «Чимерика», политический тандем – «Большая Двойка» вызывают опасения, что Вашингтон и Пекин могут договориться о разделе сфер влияния, в том числе за счет РФ. В Москве знают и помнят, как выглядела предыдущая модель биполярного мира, и не хотят ее реанимации в американо-китайском варианте. Не легче и с противоположной тенденцией. Призрак китайско-американского столкновения порождает у России опасения оказаться невольно вовлеченной в «битву титанов». 

Эти страхи указывают на отсутствие в России не только стратегии, но и серьезной дискуссии по одной из самых важных проблем многополярного мира.

В принципе, у Москвы есть несколько вариантов стратегического поведения. Один заключается в блокировании с Китаем. Его поддерживают в основном те, кто продолжает видеть главную угрозу России со стороны США. Такой вариант – с учетом реальностей, а  не пожеланий - означает превращение РФ не только в сырьевую базу и стратегический тыл КНР – это во многом уже состоялось, но также и в младшего военно-политического союзника, т.е. вассала Пекина. Для многих это совершенно неприемлемо.

Другие - те, кто видит основную угрозу для России на востоке, - предлагают вступать в НАТО. Логика примерно та же, что у стран Центральной и Восточной Европы в период расширения альянса на восток: если Китай действительно миролюбивая страна, он не может не понять, что вступление РФ в НАТО ему ничем не угрожает. Ну а если Пекин втайне вынашивает какие-то агрессивные планы, то присоединение России к НАТО станет надежной преградой для их реализации. Этот вариант грешит наивностью: никто в мире, кроме россиян, не будет защищать границу по Амуру и Уссури.

Столь жесткий выбор, однако, не диктуется обстоятельствами. Наиболее вероятно, что в обозримой перспективе американо-китайские отношения будут одновременно включать в себя элементы сотрудничества и соперничества. Временами, как в прошлом году, будет нарастать напряженность; периодически – например, в ходе визитов на высшем уровне - будет производиться коррекция отношений и достигаться их стабилизация. Пока идет своего рода «притирка»: китайцы добиваются от США статусного равенства, американцы от КНР – ответственного поведения. Американцы не намерены отказываться от своего первенства, китайцы – от претензий на него. «Финальный матч» мирового геополитического «чемпионата» обещает быть долгим и интересным.

Формируются «клубы болельщиков». Соседи Китая – от Японии и Южной Кореи до Вьетнама и Филиппин – уже потянулись под крыло США. Союз с Америкой заключила Индия. Со своей стороны, Китай использует свои огромные финансовые возможности для приобретения друзей – от Африки до Центральной Азии и от Южной Америки до Южной Европы.

Для России ровные и дружественные отношения с Китаем – одно из ценнейших приобретений последних 20 лет. Ставить эти отношения под вопрос – авантюризм. В то же время Москве необходимо трансформировать стратегические отношения с Вашингтоном, выйдя из состояния хотя и остаточного, но невыгодного, обременительного и дезориентирующего военно-политического соперничества с США. Как страна Евро-Тихоокеанская, Российская Федерация в своем стремлении к модернизации должна делать главный упор на развитии интеграционных отношений с Европейским Союзом на западе, партнерских с Японией и Южной Кореей на востоке и союзнических – с Индией на юге. Многополярный мир состоялся, теперь надо обустраиваться в нем.     

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.