Мировая политика уже довольно давно начала производить впечатление легкого безумия, но сегодня появляется ощущение, что степень всеобщей неадекватности приближается к критической отметке. Очередной пример – происходящее вокруг Ливии.

На днях по каналу «Евроньюс» показали репортаж итальянского телевидения, где речь шла о мученике революции. Зрелый мужчина из Бенгази, начинив автомобиль взрывчаткой, врезался в ворота правительственной военной базы. Благодаря акту самопожертвования повстанцы захватили и уничтожили оплот тирании. Родственники героя глубоко скорбят, но гордятся тем, что близкий им человек пал за свободу. Автор сюжета художественно излагает эту трогательную историю.

Возникает естественный вопрос. Если нам предлагают восхищаться этим самоотверженным шахидом, то почему его единомышленники, осуществляющие ровно те же действия в Палестине, Ираке, Афганистане, а раньше, например, в Ливане, именуются экстремистами, террористами и фанатиками? И если уж поддерживать борьбу народов за свободу вне зависимости от того, как они эту свободу понимают, то зачем же делать для кого-то исключения?

Полковник Каддафи не относится к числу глав государств, к которым можно испытывать сочувствие или симпатию. Однако элементарное чувство здравого смысла подсказывает, что не стоит укладывать ситуацию в простую схему. Однако почему-то власть схемы безгранична.

В России очень глубоко укоренена вера в величие и всемогущество Америки и Запада в целом, и любые политические потрясения, прежде всего, рассматриваются в контексте их хитроумных планов. Ну а если есть желание увидеть тайные механизмы, то они всегда и обнаружатся, благо фантазия не имеет границ. К несчастью, реальность проще и много страшнее. События развиваются стихийно, и их исхода не знает никто. А действия тех, кто якобы ими управляет, диктуются растерянностью. Так, американская политика разрывается между политической целесообразностью, которая диктует прагматический подход и необходимость поддержки верных союзников, и идеологическим императивом, согласно которому Америка обязана поддерживать борьбу народов против автократических режимов.

При этом непонятно, куда делись тысячи жертв ливийского режима, о которых говорили СМИ недели две назад со ссылкой на «международные организации», но потом упоминать перестали. Хочется и в этом увидеть хитрый замысел политтехнологов, но больше верится в упадок современной журналистики, которая потребляет любые сенсационные сведения, не заботясь по поводу их достоверности. Особенно если они вписываются в идеологически близкий стереотип. И, соответственно, такой информационный фон только подкрепляет политические догмы.

Заявления о том, что подданные Саудовской Аравии имеют такое же право на мирные акции протеста, как и жители любого другого государства в мире, равно как и угрозы прекратить продажи оружия в Бахрейн заставляют задуматься о вменяемости Госдепартамента США. Серьезная нестабильность в этих двух государствах – главных союзниках Соединенных Штатов в регионе чревата настоящей катастрофой для Америки, но идейные рамки неумолимы…

Что касается европейской позиции, то она вызывает даже некоторое подобие жалости. Военно-политическое бессилие сочетается с ощущением неудобства из-за тесного сотрудничества с режимом Каддафи, в котором глубоко увязла европейская элита. Все это усугубляется страхом из-за перспективы наплыва беженцев из Северной Африки.

На прошлой неделе Европейский Союз решил официально считать временный совет повстанцев партнером по переговорам. Еще не полный бойкот Триполи, но шаг в данном направлении. При этом из всего того, что показывается, говорится и пишется публично, по-прежнему невозможно понять, кто те люди, которых именуют «ливийской оппозицией». Это просто не объясняется. Допустим, данная информация доступна главам государств и правительств, которые собирались на саммит ЕС. Тогда непонятно, почему они не делятся ей с общественностью, хотя бы для того, чтобы показать собственным избирателям лицо ливийской демократии. Не говоря уже о том, что ход событий в этой североафриканской стране не дает оснований предположить, что ненавистный прогрессивному человечеству режим вот-вот рухнет. Более вероятен другой сценарий – новоназначенный «партнер по переговорам» будет подавлен. Любопытно, как тогда поведет себя Европейский Союз. Начнет бойкотировать ливийскую нефть (тем самым полностью отдавая ее на откуп Китаю) или, как уже было раньше, «прозреет» и поймет, что лидер Джамахирии – в сущности нормальный пацан…

Николя Саркози пошел еще дальше – не только признал повстанцев законной властью, но и призвал в знак помощи им бомбить Ливию. Призыв для него совершенно безопасный, ведь сам он воевать не собирается (нечем, да и незачем), зато есть возможность похвастаться непреклонной волей и принципиальностью на фоне низких рейтингов. Но сам факт того, с какой легкостью современные политики жонглируют угрозами войны, шокирует. Правы оказались те, кто еще в конце 1990-х опасался ухода с политической арены поколения лидеров, которые помнили Вторую мировую войну, а потому очень серьезно взвешивали свои слова и действия. Знали, к чему может привести безответственность.

Стоит заметить, что Соединенные Штаты, которые в последние десять лет не раз обжигались на собственной самонадеянности, ведут себя в этом вопросе куда более осторожно, и горячего желания вмешаться не испытывают. Причем особенно скептически настроены военные и разведчики, которые не хотят снова оказаться крайними после непродуманных решений политиков. Так что уповать приходится на здравый смысл генералов. Дожили…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.