Вслед за заявлением о сокращении присутствия США в Афганистане и передаче в 2014 году ответственности за безопасность страны кабульскому правительству президент Обама объявил о полном выводе американских войск из Ирака к концу 2011 года. Это решение выглядит вынужденным: Пентагон планировал оставить в Ираке как минимум 3000-5000 военнослужащих, но иракское правительство после долгих переговоров все-таки отказалось предоставить американцам правовой иммунитет. В то же время упрямство багдадских властей помогает Бараку Обаме, готовящемуся к выборам 2012 года, выполнить обещание, данное американским избирателям, – закончить непопулярную Иракскую войну.

Итак, вполне вероятно, что спустя восемь с лишним лет Иракская война станет историей, и 45000 американских военных к Рождеству вернутся домой. С 2003 года в Тигре и Евфрате утекло много воды. Режим Саддама Хусейна, его армия и спецслужбы рассыпались как карточный домик. Саддам был пойман американцами и затем повешен по приговору иракского суда. Ирак стал парламентской республикой, проводит выборы и предоставил автономию курдам. Кстати, отказ изъять американцев из-под иракской юрисдикции стал результатом неуступчивости одной из партий, от позиции которой зависит устойчивость правящей коалиции.

За восемь лет, однако, Ирак не только освободился от диктатора. Он прошел через ожесточенное антиамериканское сопротивление, а затем - кровавую гражданскую войну, в которой суннитские и шиитские экстремисты при подстрекательской роли аль-Кайеды истребляли население страны. Потери в этой войне намного превзошли потери иракского народа в результате репрессий в период саддамовского правления. Их можно сравнить с числом погибших в восьмилетней иракско-иранской войне 1980-х годов.  

Самим Соединенным Штатам Иракская война стоила свыше 4400 солдатских жизней, более 800 миллиардов долларов расходов и утрату уникальной международной поддержки, полученной после терактов 11 сентября 2001 года. Войдя в Ирак, американские войска не нашли там оружия массового поражения, подозрения насчет разработки которого стали поводом к вторжению. Иракская тюрьма Абу-Грейб и американский центр содержания захваченных террористов и боевиков Гуантанамо на Кубе стали символами неправовых действий властей США. Через Ирак прошло около 1 миллиона американских военнослужащих, более 32 тысяч из них получили ранения или увечья. Сегодня только 36% американцев считают, что война была необходима; 57% убеждены, что она не стоила принесенных жертв. Ирак многие сравнивают с Вьетнамом – бесславной войной ХХ века.

Вывод войск США из Ирака не означает прекращения военного присутствия США в этой стране. Во-первых, еще может быть достигнута договоренность о пребывании небольшого числа военных инструкторов. Во-вторых, почти 5000 вооруженных частных контрактников будут обеспечивать безопасность американских дипломатов, других сотрудников и членов их семей. В-третьих, поблизости, в регионе Ближнего и Среднего Востока – не считая Афганистана – остается около 50000 американских военных.

Тем не менее, решение Обамы существенно меняет стратегическую ситуацию в регионе. Ирак получает большую самостоятельность по отношению к США, но одновременно превращается в поле более активного соперничества Ирана и Саудовской Аравии. В аналогичном положении оказывается Афганистан, демонстративно дистанцирующийся от США, но вынужденный при этом балансировать между Дели и Исламабадом. Ослабевает геополитическое давление США на Иран, который в 2001-3 годах был взят американцами в «клещи» на востоке, западе и юге. Саудовцы – как и пакистанцы – начинают выстраивать свои стратегии отдельно от США, считая, - в первом случае - что Вашингтон может отказать Эр-Рияду в поддержке, если зашатается трон саудовской династии, и опасаясь - во втором случае – что США могут уйти из Афганистана... в Пакистан.

На днях американские спецслужбы вскрыли иранский заговор с целью убийства саудовского посла в Вашингтоне. Многое в этой истории выглядит странно, даже нелепо. Тем не менее, казус с заговором очевидно указывает на обострение саудовско-иранского противостояния. Это противостояние нарастает на фоне усиления внутренних противоречий в обеих странах. В Иране духовный лидер Хаменеи ведет открытую борьбу с президентом Ахмадинеджадом, а в Саудовской Аравии идет скрытая борьба за место наследника престола взамен только что скончавшегося принца Султана. У нового кронпринца – возможно, им станет консерватор Наиф - будут все шансы вскоре сменить короля Абдуллу.

Саудовско-иранская борьба фактически уже началась. Она ведется не только в Ираке, но и в Сирии, где Эр-Рияд как минимум симпатизирует противникам президента Асада, считающегося союзником Тегерана, и в Бахрейне, где Тегеран, в свою очередь, поддерживает шиитское большинство, недовольное правлением союзных саудитам суннитских правителей. В этой начавшейся борьбе за гегемонию в регионе, где сосредоточено две трети мировых запасов нефти, Соединенные Штаты не столько теряют стратегические позиции, сколько утрачивают стратегическую инициативу. «Пост-американский мир» начинает пахнуть войной.   

Дмитрий Тренин – директор Московского центра Карнеги.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.