В Мексиканском заливе США разворачивается экологическая катастрофа, ставшая результатом взрыва и пожара на буровой установке нефтяной компании BP, вулкан Эйяфьятлайокудль вновь угрожает европейским авиаперевозкам, а в Нью-Йорке началась конференция по пересмотру Договора о нераспространении ядерного оружия, на которой уже столкнулись президент Ирана Махмуд Ахмадинежад и госсекретарь США Хиллари Клинтон.

20 апреля на нефтяной платформе, проводящей бурение в Мексиканском заливе, произошел взрыв и пожар, которые привели к выбросу большого количества нефти. Проблема не решена до сих пор, и по оценкам специалистов, в воды Залива каждый день выбрасывается до 200 тысяч галлонов (757 тысяч литров) нефти. Агентство Associated Press опубликовало в этой связи два интересных материала. В одном из них идет речь о многомиллиардных расходах, угрожающих компании BP в связи с произошедшим. По оценкам специалистов, разлив нефти в Мексиканском заливе может стоить компании от 5 до 15 миллиардов долларов, и осложнить ее дальнейшую работу в прибрежных водах США, однако аналитики говорят, что катастрофа вряд ли приведет к разорению одной из крупнейших  нефтяных компаний мира. В статье цитируются слова одного из аналитиков, сказавшего: «Давайте не впадать в истерику. Они это переживут».


Второй материал информационного агентства называется «Шварценеггер отказался от поддержки морского бурения». В нем идет речь о планах по расширению морского бурения у побережья Калифорнии, которые изначально были поддержаны губернатором Арнольдом Шварценеггером в надеждах, что деньги, полученные от бурения, смогут помочь хоть как-то заткнуть дыру в бюджете штата. Однако кадры нефтяного пятна, разливающегося по Мексиканскому заливу, заставили бывшую голливудскую звезду отказаться от своих намерений. По сообщению агентства, Шварценеггер заявил: «Если мне нужно выбирать между 100 миллионами долларов и тем, что я вижу в Мексиканском заливе, я лучше найду другой способ заработать эти 100 миллионов».

Французские СМИ пишут о новом облаке пепла, выброшенного вулканом Эйяфьятлайокудль, - насколько оно опасно для самолетов? Французский министр транспорта Жан-Луи Броло заявил, что никакой опасности нет, и аэропорты закрывать не будут ни во Франции, ни по всей Западной Европе, об этом пишет газета Le Figaro со ссылкой на AFP. Однако госсекретарь по вопросам экологии высказалась куда более осторожно. По ее словам, аэропорты все-таки могут закрыть "если возникнет такая необходимость". Все будет завесить от "концентрации частиц вулканического пепла".


На выходных было опубликовано несколько статей, посвященных продолжающемуся расследованию причин авиакатастрофы, в результате которой погиб президент Польши Лех Качиньский и многие представители польской элиты, а также перспективам брата покойного президента, Ярослава Качиньского, на предстоящих выборах. В британской газете Financial Times опубликована статья «Множатся гипотезы о смерти польского президента». В материале написано, что все больше и больше поляков начинают сомневаться в том, что произошедшая авиакатастрофа была несчастным случаем, и говорится, что это может повредить только-только начавшим теплеть российско-польским отношениям. Кроме того, автор статьи пишет, что «после смерти Леха Качиньского произошла резкая переоценка его личности. Опрос, проведённый за месяц до аварии, показал, что только 27 процентов поляков считали, что Качиньский хорошо справлялся с обязанностями президента; однако по данным опроса, поведенного после катастрофы, уже 52 процента поляков оказались положительно настроены по отношению к своему покойному руководителю».

В Интернет-издании Global Post опубликована статья «Смерть Леха Качиньского как улыбка фортуны его брату». В материале говорится о том, что популярность Ярослава, который в Польше не любили, резко выросла после гибели его брата-близнеца. В статье содержится критика Качиньского, известного своими резкими заявлениями, способными посеять раздор в стране, и упоминается о том, что он попросил о поддержке "истинных поляков и истинную Польшу". «Аналитиков встревожил этот пассаж, показавшийся им возвратом к сеющей распри риторике прошлого, когда он выделял своих сторонников, называя их истинными поляками, а своих политических противников сваливал в одну кучу, наклеивая на них ярлык врагов государства».

В понедельник в ООН началась традиционная, проходящая раз в пять лет, конференция, посвященная обсуждению Договора о нераспространении ядерного оружия. В этой связи следует отметить несколько интересных публикаций. На сайте The Daily Beast опубликована статья «В чем прав иранский диктатор», автор которой пишет о том, что хотя Махмуд Ахмадинежад и является мегаломаном и диктатором, про него можно сказать одно – он открыто говорит то, о чем другие только думают. Как пишет журналист: «Мне не хочется этого признавать, но, слушая его речь, я не мог удержаться и не подумать о том, что Ахмадинежад, похоже, был единственным человеком на встрече, помнящим о том, что целью конференции является принятие мер против неотъемлемых недостатков Договора о нераспространении ядерного оружия, недостатков, которые, по иронии судьбы, позволили Ирану жульничать и врать два десятка лет, оставаясь подписантом соглашения. На самом деле, Ахмадинежад не только не сорвал конференцию, но и идеально обрисовал тезисы предстоящего месячного обсуждения в ООН».

А в газете Financial Times опубликована статья Гидеона Рахмана «Мир без ядерной бомбы? Спасибо, не надо». По его мнению, «Мир, избавленный от ядерного оружия – это не несбыточная мечта, а невозможный кошмар». Рахман признает, что призыв к глобальному разоружению позволяет США занять высоконравственную позицию в конфликте с Ираном, однако пишет, что «реальный отказ всех стран мира от ядерного оружия был бы опасным событием. Конечно, нельзя доказать, что именно оно позволяло сохранить мир между ведущими странами мира с 1945 года. Но самое правдоподобное объяснение именно таково: ядерный конфликт слишком опасен для всех, чтобы можно было его начать. Равновесие страха реально работает».

Le Figaro публикует выдержки из недавно вышедшей в свет книги академика Элен Каррер д'Анкос "Россия меж двух миров" (La Russie entre deux mondes), в которой она пишет о том, как видят Россию в Европе, и что думают о Европе в России. "9 ноября 1989 года пала Берлинская стена. Для стран Варшавского договора, да и для всей остальной Европы, это стало концом коммунизма и концом ХХ века. Но для России ХХ век не закончился в 1989 году. Агония эпохи отмечена в памяти россиян двумя другими датами: 8 декабря 1991 года, когда в одночасье исчез Советский Союз и 31 декабря 1999, когда добровольно отказался от власти Борис Ельцин, - небывалое событие для страны, в которой власть всегда захватывали силой".

Русская служба RFI пишет, что "международная организация «Репортеры без границ» опубликовала список мировых лидеров, которые, по ее мнению, препятствуют свободной деятельности журналистов. В список попали российский премьер-министр Владимир Путин, глава Чечни Рамзан Кадыров, белорусский президент Александр Лукашенко, а также президенты Азербайджана, Казахстана, Узбекистана и Туркменистана. «Они влиятельны, опасны, жестоки и ставят себя выше закона», - подчеркивает организация по защите прессы".

Испанская газета El Pais в статье под заголовком «Нефть выручает Россию» исследует причины быстрого выхода из экономического кризиса России. Согласно прогнозам МВФ, ее экономический рост более чем в два раза превышает рост в любой из промышленно развитых европейских стран, США и Японии. Основным объяснением столь высокого экономического показателя является рост цен на нефть, произошедший в первом квартале года. Согласно изданию, именно эта зависимость от экспорта нефти привела к быстрому выходу из кризиса.

В другой статье этого же издания указывается на то, что Владимир Путин все-таки начинает кампанию по своему переизбранию на президентский пост. Основанием для таких предположений стали всё более усиливающаяся  активность, которую развил самый популярный политик страны, и его рейтинг популярности (78%), который стабильно выше, чем у президента страны Дмитрия Медведева (73%).

Немецкий экономический вестник Handelsblatt обратился к черной  дате в календаре России, к августовскому дефолту 1998 года, когда президент Ельцин санкционировал девальвацию рубля. После этого валюта страны потеряла 60% своей стоимости, а на финансовом рынке разразилась паника. Вскоре Россия признала себя неплатежеспособной, хотя МВФ ежегодно предоставлял Москве кредиты на миллиарды долларов, требуя принять меры по жесткой экономии. Однако Москва редко выполняла эти рекомендации. Все это не позволило добиться проведения значимых структурных реформ. Но, несмотря на это, кредиты продолжали предоставляться, поскольку Россия была слишком важной страной в политическом смысле. При всем этом, как считает автор статьи,  этот кризис заложил основы подъема экономики страны, которая  в следующие десять лет  росла примерно на семь процентов в год.  И это произошло не благодаря указаниям МВФ, а вопреки им.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.