В НАТО нет единства относительно того, надо ли альянсу брать на себя командование операцией коалиционных сил против ливийского диктатора Муаммара Каддафи. Немецкие комментаторы предупреждают, что альянс своими колебаниями играет на руку деспоту. Так в статье издания Der Spiegel приводятся выдержки с оценками из левой газеты Die Tageszeitung: «Как можно продолжать военную операцию? Надо ли свергать Каддафи? ЕС и президент Обама призывают фактически именно к этому, однако резолюция Совета Безопасности ООН не дает санкцию на военные действия. Что произойдет, если тысячи представителей племен последуют призыву Каддафи и направятся в сторону Бенгази с оружием в руках? А если повстанцы попытаются вернуть утраченные города или отправятся маршем на столицу Триполи, то будут ли их активно поддерживать военными средствами? Сегодня становится ясно, что ни один из участников этой операции под эвфемистическим названием «Заря Одиссея» не продумал ее до конца, потому что  все они действуют, исходя из собственных внутриполитических мотивов и соображений». А вот что пишет консервативная Die Welt: «Каддафи идет на пользу то, что ему противостоит коалиция более или менее нежелающих участников. Но ему следует и впредь опасаться повстанцев, краха своей военной мощи и смерти от рук людей из его близкого окружения. Пока не произошло одно из этих событий, он будет продолжать угнетать и эксплуатировать ту часть Ливии, которая находится под его контролем».

Груды обломков придется разбирать не только в Ливии  - в Нью-Йорке, в Брюсселе и не в последнюю очередь в Берлине царит совершенно жуткая растерянность политических сил, которые должны были бы осуществлять взаимную координацию и иметь общую стратегию, направленную на выполнение поставленной задачи, так же отмечает издание Handelsblatt. Следует особо подчеркнуть  – все это происходит в тот момент, когда многие западные солдаты уже вынуждены рисковать своей жизнью. Ради чего? Этот вопрос они не должны себе задавать. Другие задают этот вопрос за них. В России и в Китае, которые вместе с Германией не проголосовали ни за, ни против военных действий, уже давно ставятся под сомнение мотивация и легитимность этих действий, а также проводятся параллели с очень сомнительными с точки зрения международного права интервенциями в Ираке и Афганистане. Вновь поражает произвольность в обращении с международным правом. Политическая подготовка и стратегическая реализация этой военной акции заслуживают только одного слова – авантюра, уверен автор материала Рюдигер Шайдгес.

Реакция Медведева на оценку Путиным операции Запада в Ливии мало что говорит о будущем тандема, уверен Инго Маннтойфель. Но рассуждения на эту тему являются отражением сложившейся в российской политике особой ситуации. На сайте Deutsche Welle журналист пишет, что все это выглядит весьма своеобразно, а ведь на самом деле нет ничего удивительного в том, что два ведущих политика страны несколько отличаются друг от друга в выборе лексике и расстановке акцентов в политических заявлениях. Это всего лишь распределение ролей, полагает он. Создается впечатление, что пока ни в Кремле, ни в Белом доме решения по поводу того, кто будет следующим президентом, не приняли. Ответа на этот вопрос мы точно не получим в ближайшее время, поскольку в таком случае один из них - Путин или Медведев - очень быстро превратится в «хромую утку». И это не в их интересах. Принятия решения следует ждать в конце осени. До тех пор будет еще немало домыслов на эту тему. И только одно можно сказать уже сейчас: выбор лексики при описании операции Запада против Каддафи при решении центрального вопроса российской политики точно не будет играть никакой роли, отмечается в статье.

К тому же, как передает информагентство Reuters, представитель премьер-министра Путина заяви, что президент Дмитрий Медведев озвучивает официальную позицию России, а Путин выразил свое личное мнение, сравнив операцию ООН в Ливии с «крестовым походом».

В интервью американской газете The Washington Post министр обороны США Роберт Гейтс высказал мнение, что беспорядки выдвинули на первый план «межэтнические, межконфессиональные и межплеменные разногласия, которые долгие годы подавлялись» в этом регионе. Америка подталкивает местных лидеров к демократическим переменам, но возникает вопрос о том, «сможет ли сохранить демократическая система государственного управления … единство этих стран в свете возникающих перегрузок». Намек понятен: существует опасность передела политической карты современного Ближнего Востока, который может начаться, скажем, с развала Ливии.  Затем Гейтс говорит нечто такое, замечает корреспондент издания, что политические деятели редко признают в моменты кризисов. Он сообщает, что не знает, как будет развиваться ситуация: «Я думаю, нам надо готовиться к тому, что исход не является предопределенным, что у этих историй не всегда будет счастливый конец. … Мы находимся на сумеречной территории, и никто не знает, каким будет результат». Манера разговора Гейтса во время интервью была отрезвляющей, пишет автор.

Почему Франция так страстно желает такой известности, возглавляя войну в Ливии. Этим вопросом задается Доминик Муази в своей статье на портале Project Syndicate. В глазах французов международный статус Франции остается ключевым ингредиентом при формировании своей собственной национальной идентичности. То, как французов воспринимают другие, влияет на то, как они воспринимаем себя, и ничто для них не может быть более неприятным, чем когда их воспринимают с безразличием или, что еще хуже, не замечают вовсе, отмечает автор. Неожиданно, с появлением ливийского вопроса, французы смогут  сказать себе, что догнали Германию, чье малодушие поражает; показываем путь Соединённым Штатам; а французские и британские флаги развернуты на улицах «освобожденной» Ливии, вместе с собственным новым флагом этой страны. И так же неожиданно французы, согласно первым опросам, снова гордятся тем, что они французы. Однако, считает автор, фактор Саркози является основным. Французский президент любит кризис с его сопутствующим выбросом адреналина. Для него это то, для чего и нужна власть: принятие трудных решений в неблагоприятных обстоятельствах. Конечно, соображения относительно внутренней ситуации тоже присутствуют в мыслях Саркози. 

Между тем в аналитическом журнале World Politics Review Ричард Вайц призывает коалицию что-то сделать с химическим оружием Ливии. В первую очередь возникает озабоченность по поводу того, что Каддафи может использовать их против ливийских повстанцев или против других целей, даже западных гражданских лиц. Но есть также опасения того, что ливийское правительство может каким-то образом утратить контроль за некоторыми из этих веществ, будь то из-за продолжающегося хаоса внутри страны, или возможного падения режима. И в итоге эти вещества могут попасть в руки террористов. Лидеры коалиции, которая сейчас ведет действия в рамках мандата ООН по установлению бесполетной зоны в воздушном пространстве страны, должны проводить сильную декларируемую политику, направленную против злоупотребления этими веществами, даже когда они обдумывают вероятность возникновения неприятных непредвиденных обстоятельств при обеспечении безопасности или уничтожения этих материалов самостоятельно.

На сайте издания The New York Times появился материал с заголовком «Российская атомная промышленность, наученная Чернобылем, продает безопасность», в котором рассказывается  том, что придуманная советским физиком после чернобыльской аварии ловушка теперь стала встроенной частью новых реакторов, которые государственная атомная компания «Росатом»  продает по всему миру.  Некоторые эксперты, вовлеченные в атомную промышленность России, занимают позицию, которая некоторым может показаться оппортунистическим средством продажи, утверждая, что чернобыльский опыт сделал Россию самым сознательным в сфере безопасности сторонником атомной энергетики: «Японское бедствие – это урок всему миру. После трагедии будет всплеск внимания к безопасности». Оппортунистически или нет, в последнее время российская атомная индустрия хорошо заработала на продаже реакторов за рубеж, особенно в развивающиеся страны, включая Индию и Китай,  которых неутихающие энергетические аппетиты держат привязанными к атомной энергии, несмотря на обещания этих стран действовать осторожнее после катастрофы в Японии, замечается в материале.

Чемпионат мира по фигурному катанию может пройти в Москве, об этом сообщает EuroNews. Россия подала официальную заявку на проведение в Москве чемпионата мира по фигурному катанию этого года. Первенство планируется организовать в Ледовом Дворце спорта «Ходынка», и даты его проведения, с 25 апреля по 1 мая, полностью устраивают Международный союз конькобежцев. Изначально турнир должна была принять у себя Япония. Однако она окончательно отказалась от его проведения из-за последствий разрушительного землетрясения и цунами. На организацию чемпионата также претендуют Финляндия, США и Канада.

Если присмотреться к истории, то фигуристам по всему миру стоит начать паковать чемоданы в Москву к концу апреля, поскольку за это снова ратует премьер Путин, благодаря лобби которого уже несколько спортивных мероприятий мирового значения  - в копилке у России, полагает Филип Херш из издания Chicago Tribune.

Европейские парламентарии попались в ловушку журналистского розыгрыша – об этом читаем на сайте EurActiv, освещающем события в странах ЕС. Европейский парламент начал расследование после того, как британская газета сообщила, что три депутата Парламента приняли предложения о получении до 100 тысяч евро в год в обмен за внесение на обсуждение поправок к законодательству, обсуждаемому в парламентской ассамблее Евросоюза. В ходе восьмимесячного расследования журналисты из газеты Sunday Times, изображавшие из себя лоббистов, связались с 60 депутатами Европейского парламента, чтобы проверить их этические принципы. Журналисты хотели проверить утверждения о том, что некоторые политики были готовы «продать свои услуги» и протолкнуть конкретные поправки к европейскому законодательству в обмен за вознаграждение. Трое парламентариев «прокололись». В материале приводится комментарии экспертов. Так Андреас Гейгер из лоббистской фирмы Alber & Geiger рассказал, что если парламентарий принимает у внешних источников деньги за свою работу в парламенте, это, действительно, большая проблема. Но он предостерег не принимать все, что Sunday Times печатает про ЕС, за действительность, так как, по его словам, не каждый предполагаемый «скандал», о котором в прошлом писало издание, был на самом деле скандальным.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.