…В Ригу возвратились представители Латвийской комиссии историков, которые вели в Москве переговоры о создании двусторонней Латвийско-российской комиссии историков. «Переговоры были очень конструктивные. Меня даже немного удивило то, что Россия приняла во внимание все наши возражения», - цитирует «Латвияс авизе» руководителя комиссии с латвийской стороны Инесиса Фелдманиса.

Латвийские и российские историки договорились, что первое совместное заседание комиссии состоится в Москве 17 октября или 14 ноября этого года, и первым вопросом повестки дня будут политические, экономические и культурные отношения Латвии и СССР в 20-30-е годы прошлого века. Профессор Фелдманис, который в переговорах с руководителем двусторонней комиссии с российской стороны академиком Александром Чубарьяном и его коллегами участвовал вместе с советником президента Латвии по вопросам Истории Антонийсом Зундой, рассказал, что первоначально российские историки хотели говорить о событиях 17-18-го веков, однако приняли во внимание возражения латышей и отказались от идеи обсуждать такие давние времена. Комиссия сконцентрируется в своей работе только на 20-м веке. На первом заседании осенью планируется создать список желаемых тем, который уже сейчас у обеих сторон совпадает на 80-90%.

Латвийские делегаты также получили обещание о шагах навстречу в вопросе российских архивных документов. Однако профессор Фелдманис не скрывает, что он осторожно воспринимает такие обещания: опыт показывает, что они не всегда выполняются.
Необходимо отметить: президент Валдис Затлерс на мероприятии в Литене 14 июня признал, что он поддержал создание Латвийско-российской комиссии историков только с той целью, чтобы «российские архивы, которые сейчас закрыты, но в которых, может быть, скрываются многие ответы на наши вопросы, постепенно приоткрывались». Президент отметил, что в этом вопросе придется быть «терпеливыми и настойчивыми». Историк Эрикс Екабсонс в то же время подчеркнул, что Латвийско-российская комиссия должна затребовать документы о событиях июня 1941 года в Литене. Такие документы обязательно должны быть, и они, возможно, хранятся в архиве бывшего КГБ, а ныне - ФСБ.

Пока наиболее реальной кажется возможность выяснить что-то новое о судьбах депортированных, поскольку в состав комиссии с российской стороны включен историк из Кирова Вербинский. Академик Чубарьян 22 июня в интервью «Российской газете» подчеркнул: «О депортациях в странах Балтии мы можем говорить на созданной по инициативе наших президентов комиссии историков «Россия-Латвия». Я получил письмо от руководства Кировской области, где жило больше всего депортированных латышей». На территории этого региона находились лагеря ВятЛага, и руководство Кировской области до сих пор отзывчиво относилось к представителям Латвии, которые старались выяснить судьбы депортированных и найти места их захоронений. Тем не менее, в упомянутом интервью «Российской газете» Чубарьян высказался, что вопрос о событиях 1940 года в Балтии «некоторые местные политики» используют «для стимулирования антироссийских настроений ради решения своих внутренних проблем».

…Газета «Диена» опубликовала точку зрения министра культуры Латвии Сармите Элерте,  которая прокомментировала  статью посла Чехии в Латвии Томаша Пштроса об интерпретации событий Второй мировой войны, - которая, по мнению дипломата, раскалывает память общества (социальную память) Латвии: «Официальное российское пояснение истории Латвии, с которой идентифицируется большая часть русскоязычных Латвии, во многих принципиальных значениях резко отличается от того, как свое прошлое воспринимают сами латыши».

«Понимание истории – один их важных элементов идентичности любой нации, это признает посол. Я, в принципе, согласна с его призывом к примирению во взгляде общества на новейшую историю Латвии, - пишет Элерте. - Попробую пояснить, каким, по-моему, должно быть это примирение.

Представление любой нации об истории должно основываться, во-первых, на правдивых фактах, во-вторых, на четких юридических выводах и, в-третьих, на справедливых моральных оценках. Если под примирением подразумевается такое представление об истории, то я в любом случае только за него. Если под примирением подразумевается смесь полуправды, юридически уклончивых и морально неясных оценок, то такое примирение не нужно и невозможно.

Интересно, что между нашими двумя странами – Чехией и Латвией – в истории новейших времен есть определенные параллели. Нацистская Германия оккупировала и аннексировала часть территории юридического предшественники Республики Чехия – Чехословакии - в 1938 году, а остальная Чехословакия была оккупирована и разделена в 1939 году. Сталинский СССР оккупировал и аннексировал Латвию в 1940 году.
И в Чехословакии, и в Латвии оккупационные власти пытались уничтожить государственное и международно-правое существование этих государств, считая, что насилие создает право. Германия считала, что Чехословакия прекратила существование в 1939 году (с этим взглядом вначале согласились и западные страны). И Советский Союз считал, что Латвии в 1940 году перестала существовать (с этим большинство стран Запада никогда не соглашались и 50 лет придерживались политики непризнания оккупации Балтии).

Латвия была восстановлена на базе доктрины государственной непрерывности в 1990-1991 годах. Это означает, что было создано не новое латвийское государство, а восстановлено прежнее, восстановлена фактическая независимость основанного в 1918 году латвийского государства. Период оккупации и аннексии считается противоправным, поэтому он не мог прервать самостоятельное существование латвийского государства с 1918 года. В обоих случаях это означает также непрерывность гражданства.

В период оккупации в Латвию прибыло значительное число граждан СССР. Это была осознанная советская политика колонизации (поэтому, к примеру, Европейский парламент в своей резолюции  от 1983 года, в которой осуждалась осуществленная СССР оккупация стран Балтии, потребовал рассмотрения этого вопроса в комитете по деколонизации ООН). Логично, что, восстанавливая в 1990-1991 годах фактическую независимость латвийского государства, эти тогдашние граждане СССР не стали гражданами Латвии. В отличие от послевоенной Чехословакии, им в 1995 году законом был предоставлен особо привилегированный статус (т.н. негражданина), который включает в себя неограниченное разрешение на пребывание и на работу, а также другие социальные гарантии, и который их в большой мере приравнивает к гражданам Латвии. Бывшим мигрантам и их потомкам предлагается право получить гражданство Латвии, если только они в определенной степени освоили государственный язык Латвии – латышский язык - и способны приблизительно ориентироваться в истории и основах конституционного строя латвийского государства. Натурализационные требования для получения гражданства Латвии низки, в сравнении с другими европейскими государствами.

Восстановлению исторической справедливости и последующему примирению хорошо могла бы помочь официальная позиция России по признанию и осуждению сталинских преступлений. Прозвучало мнение, что за признанием факта оккупации (что уже давно продекларировали десятки западных стран!) может последовать требование о деоккупации со стороны Латвии. Это не так. Закон о негражданах от 1995 года, которым легализовано пребывание в Латвии этих иммигрантов оккупационного периода, и предоставленное им право на получение гражданства Латвии являются гуманным решением латвийской стороной длившейся 50 лет политики оккупации и колонизации. Латвии нужны все ее граждане и все ее жители. Но, как и любое государство, Латвия тоже имеет право требовать, чтобы все признавали ее существование и ее государственные и национальные основы.

Посол говорит, что концепция интеграции общества, которая выше всего ставит чисто «национальный» принцип, не может надеяться на успех. Согласна. Ни одна из принятых до сих пор в Латвии концепций интеграции, в том числе и та, которая сейчас готовится в Министерстве культуры, этого не делала. У интеграции есть как гражданское измерение, так и измерение повседневного существования. Она должна основываться на нуждах национального демократического государства ХХI века (тут я снова согласна с послом), которое способно соединять преимущества глобального мира, многообразие общества с активным укреплением национальной самобытности и развитием.

Латвия – национальное, демократическое государство, со своей историей, трагической историей оккупации и своей национальной  - латышской – идентичностью. Те, кто хочет видеть Латвию своим государством, должны понять и принять это. Это минимальное и справедливое требование, в действительности очень простое требование. Дипломатический компромисс с теми, кто по-прежнему придерживается идеологии оккупации, которая не основана на фактах и не оправданна с правовой и моральной точки зрения, не является решением».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.