The Financial Times: Ливия празднует освобождение после смерти Каддафи


Политическая толкотня между фракциями исламистов и либералов, деревенскими и городскими, которые объединились для свержения Каддафи при помощи НАТО, может привести к новому периоду насилия, особенно принимая во внимание тот факт, что тысячи единиц оружия попали в руки молодых людей. «Теперь мы будем наблюдать, как все бойцы возвращаются с фронтов, - говорит западный дипломат в Триполи. - Как они будут интегрироваться в обычную жизнь?». Г-н Абдул-Джалиль, кажется, склоняется под давлением исламистов – в воскресенье он объявил недействительным закон, введенный во времена Каддафи, который требовал от мужчин получения согласия своей первой жены при желании взять вторую. «Этого нет в нашем Коране, - заявил он в воскресенье во время своего выступления, которое транслировалось по арабскому миру. - Мы используем Коран как первоочередной источник для нашей Конституции и для всех наших правил, не единственный, но основной».


The Independent: Празднование Дня освобождение омрачено политической борьбой


Правительство также заявило, что публичная демонстрация трупов тысячам посетителей, включая семьи с детьми, привела к неблагоприятной реакции за границей, и должна прекратиться. Вчера медицинские источники раскрыли, что вскрытие, тайно проведенное в субботу, показало, что Каддафи умер от выстрела в голову и в живот с близкого расстояния. Это противоречит заявлению Национального переходного совета (НПС) в лице его действующего премьер-министра Махмуда Джабриля (Mahmoud Jibril) о том, что Каддафи был убит в ходе перестрелки между силами повстанцев и лояльными полковнику частями, пытавшимися якобы его отбить. Г-н Джабриль, который объявил о своей отставке, заявил, что он сожалеет, что Каддафи был убит, а не арестован. Это само по себе привело к раздражению и озлобленности среди некоторых боевых командиров.

 

latribune-online.com: Ливия: конец Каддафи, начало проблем


Как уже было видно по событиям в Тунисе и Египте, демократизация арабского мира будет долгим, трудным и сложным процессом. Как и в Ираке, ей придется столкнуться с сопротивлением суннитской, шиитской, алавитской, друзской или христианской конфессий, чьи особенности, различия и разногласия долгое время заглушались диктатурами. Кроме того, различные радикальные течения также попробуют навести свои порядки. Избежать этого Ливии не удастся. Поэтому было бы наивно верить, что арабские протесты, в том числе и в Ливии, могут обойтись без фазы жестких столкновений, попыток свести счеты или даже восстановить старый режим (такие скачки непостоянной истории всегда следовали за вдохновившими их революциями). Сами понимаете, в революционные времена ничего не бывает просто.  


The Telegraph: В завещании Каддафи призвал сторонников продолжать борьбу и помнить «героев»


Полковник Муамар Каддафи призвал своих сторонников продолжать борьбу и помнить своих «героев» в своем завещании, которое появилось на лоялистском вебсайте, в то время как споры по поводу того, что делать с его телом, не утихают. Было сказано, что это короткое завещание представляло собой одну из трех копий. Эти копии были переданы родственникам, один из которых был убит, второй арестован, а третьему удалось бежать из Сирта, когда там начался бой, в котором был убит диктатор. Опубликованное на вебсайте Каддафи Seven Day News, завещание гласит: «Я призываю моих сторонников продолжать сопротивление, и бороться с любым иностранным агрессором, действующим против Ливии, сегодня, завтра и всегда».


Maariv: Ликвидация Каддафи - взгляд из Израиля


Тирания Каддафи была самой яркой и эксцентричной в арабском мире. Странности и иррациональные выходки Каддафи не были второстепенной деталью его правления, они являлись сутью режима. Подобным поведением Каддафи выражал свое абсолютной презрение правилам этикета, царящего в арабском или западном мире. Это подчеркивало также его уверенность в способности держать страну под жестким контролем и желание сохранить власть любой ценой. Личная вовлеченность Каддафи в международную террористическую деятельность (от поддержки Ирла́ндской республика́нской а́рмии до организации взрыва самолета «Пан Американ» и финансирования палестинского террора) носила беспрецедентный характер и выходила за принятые рамки даже в арабском мире.


Gazeta Wyborcza: Падение диктаторов


Диктаторам следует хорошо усвоить урок арабской весны. Некоторые, например, режим в Мьянме, начали осторожно поворачиваться в сторону демократической оппозиции, аналогичный процесс происходит в Марокко. В других местах, как хотя бы у наших соседей – в Белоруссии, где у власти пребывает Лукашенко, диктаторы продолжают верить в свою безнаказанность и в свое бессмертие. На путь Лукашенко свернул и президент Украины Янукович. Они заблуждаются, как заблуждался Каддафи. Следует пожелать им, чтобы закончили они лучше, чем их ливийский коллега. Пожелаем это также самим себе. Насилие порождает насилие, ненависть порождает ненависть, а месть порождает месть. Я не верю в мир без ненависти: мы ведь не ангелы. Но я верю, что каждая диктатура имеет свой предел. И это моменты, когда защитники свободы могут почувствовать удовлетворение.


Le Nouvel Observateur: Горечь победы ливийской революции


Какой же смысл в ливийской революции, если не в борьбе с произволом, казнями без суда и следствия, борьбе за верховенство закона вместо диктатуры? Если быть верным изначальным принципам, следовало бы арестовать Каддафи, любой ценой сохранить ему жизнь и в соответствии с принятыми нормами отдать под суд, где он ответил бы за свои преступления. Суд над Каддафи повысил бы грамотность людей и укрепил бы логику свободы в обществе, имеющем о ней лишь приблизительное представление. Каддафи был преступником. Но и его убийство - тоже преступление. Из него ливийцы вынесут единственный циничный урок: вместо твердости правосудия мы выбрали или согласились на бесконечное возвращение насилия. Весьма тревожное начало ливийской демократии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.