Jamestown Foundation: Разговор глухих: Украина и ЕС не слышат друг друга


Ответ министра иностранных дел Украины Константина Грищенко был опубликован в The New York Times 20 марта. Эта дата – день парламентского голосования по отчету временной комиссии, обвинившей Тимошенко в «государственной измене», - была явно выбрана не случайно. Грищенко утверждает, что «Украина привержена европейским ценностям. Мы никуда не скатываемся, а напротив уверенно идем к полной интеграции в Евросоюз». Его заявление откровенно противоречит мнению Европы и Америки о происходящем на Украине, а также мнению международных организаций и правозащитников. На фоне подобного разговора глухих не может не удивлять, что ряд опытных американских и европейских дипломатов, включая бывших послов на Украине, до самого лета 2011 года говорили, что администрация Януковича прислушивается к западной критике. Бывшие послы США на Украине Стивен Пайфер (Steven Pifer) и Уильям Тейлор (William Taylor) писали: «Если президент Янукович действительно нацелен на европейскую интеграцию и вступление в ЕС, то внутренняя политика его администрации сильно осложняет ему эту задачу».


Deutsche Welle: Евросоюз идет на сближение с Украиной, но выдвигает условия


Условием подписания соглашения об ассоциации Украины с Евросоюзом, по мнению немецкого политика, должно прежде всего стать освобождение тех, кого украинские оппозиционеры называют «политическими заключенными». «Не только Тимошенко, но и все бывшие члены правительства должны быть освобождены и допущены к участию в парламентских выборах как представители оппозиции», - сказала немецкий депутат. Виола фон Крамон также настаивает на том, чтобы оппоненты нынешнего руководства Украины имели возможность беспрепятственно вести агитацию в СМИ и проводить мирные демонстрации.


Белорусские Новости: Евросоюз грозит санкциями, Лукашенко — российским медведем


К слову, в Европе, как отметил в комментарии для Naviny.by аналитик Белорусского института стратегических исследований Денис Мельянцов, наблюдается некий «ренессанс идеи, что белорусский вопрос надо решать через Москву». Один из ярких выразителей такой позиции — генсек Совета Европы Турбьорн Ягланд. Он убежден, что в решении вопроса о демократизации Белоруссии политикам Старого Света следует «стремиться к совместной международной стратегии, включая участие России в совместных усилиях». А варшавский аналитик Войцех Бородич-Смолиньски в недавней статье и вовсе предложил Евросоюзу смириться с тем, что Россия поглотит синеокую республику. Он предлагает взять за данность мысль, что «демократические перемены в этой стране невозможны без глубоких политических и демократических перемен в России». Подобный подход прозвучал и в словах польского же евродепутата Яцека Протасевича, выступившего за сворачивание дипломатических отношений с Минском до уровня консульских, как было во времена БССР. По мнению Мельянцова, такие высказывания могут говорить о «фрустрации польских политиков» после поражений в белорусском вопросе, в решение которого иные из них вложили немало политического капитала.


Белорусские Новости: Путин займется Белоруссией после Украины


Сейчас команда Лукашенко будет давить на «точки уязвимости ЕС», прогнозирует политолог. Фобии же Европы таковы:

• что Белоруссию вдавят в Россию,
• что от оппозиции в итоге «асимметричного ответа» останется мокрое место,
• что рядовым белорусам внушат ненависть к Евросоюзу, который-де своими санкциями взвинчивает ценник на бензин и все прочее.

Не говоря уже о том, что европейскому бизнесу совсем не хочется бросаться на доты загадочной болотной диктатуры. Будет ли там когда-то демократия — большой вопрос, а кровные бабки пропадут уже сегодня. Таким образом, отношения Минска с Европой могут перейти в стадию затяжного окопного противостояния в духе Первой мировой (что не исключает продолжения закулисного торга).


Delfi.lt: Белоруссия и «мистрализация»


Если Белоруссия была где-то далеко, как какая-нибудь Бирма, и если бы все это происходило 10-20 лет назад, Литва, не моргнув, поприветствовала бы такое решение Европейского Союза. Ведь Литва сама стала свободной, защищая свой выбор и права человека. Литва хорошо знает, что такое политические заключенные, была примером совести для всего мира. Сказал, была… потому что сегодня не все так просто. Глядя со стороны, замечаешь странные вещи – к санкциям прибегают нехотя, литовцы пугают друг друга: чтобы только не навредить «простым» людям Белоруссии, а еще больше – чтобы не навредить самим себе, т.к., видите ли, из-за санкций без работы могут остаться наши соотечественники. Морализируют, что у нас нет права учить белорусов, как жить, что там – порядок, а у нас – беспорядок... Белорусское телевидение с нескрываемым удовлетворением показывает и показывает эпизод, в котором Лукашенко вручает букет цветов президенту Литвы... Вопрос простой, что и почему изменилось? Другим, заслуживающим уважения, стал Лукашенко или другой, уже не верящей в идеалы свободы, стала Литва?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.