Комментарии к испанской статье "Коммунисты нацистского толка?" (издание ABC.es, Испания)

 

HowardRoark говорит:

Между национал-социализмом и коммунизмом гораздо больше общих черт, чем описано в статье. По сути дела, оба режима исходят из того, что государство – это все, а отдельной взятый человек – ничто. Как следствие, в обеих системах подавляются права и свободы граждан, которые попросту в них не вписываются. Национал-социализм и коммунизм с презрением относятся к «буржуазной демократии» и ко всему, что пахнет «буржуазией» или «средним классом». Оба представляют собой государственный тоталитаризм. Если говорить о методах, то оба режима предпочитали полное уничтожение целых групп населения или народностей, рассматривая это как единственный путь «преобразования общества».

В историческом плане достаточно вновь бросить взгляд на советско-германские отношения в тридцатые годы, завершившиеся подписанием советско-германского Пакта о ненападении (более известного как Пакт Молотова-Риббентропа) в 1939 году, который по сути дела лишь официально закрепил уже существовавшие хорошие отношения между двумя странами. В соответствии с этим Пактом они поделили Европу, вторглись в Польшу и поделили ее; коммунисты западных демократических стран получили приказ Москвы о сотрудничестве с немцами, а в Германию шли поставки самых различных товаров из СССР.

Нападение на СССР в 1941 году покончило с этими товарищескими отношениями и вынудило западных союзников забыть о советской тирании, рассматривая ее как неожиданно свалившийся с неба подарок, который мог стать их новым союзником в борьбе с Гитлером.

Утверждения о том, что нацисты – это «ультраправые», а коммунисты – «ультралевые» - абсолютная ложь, часть целого потока измышлений, созданного коммунистической пропагандой. И те, и другие были социалистами, то есть, тоталитарными режимами.
 

Adolfocarlosg говорит:

Существуют непреодолимые различия между национал-социализмом и марксизмом. Первое заключается в интернационализме последнего. Другое различие заключается в упоре на классовую борьбу как движущую силу истории, что А.Гитлер считал в корне неправильным, всегда стремясь к классовой интеграции в Третьем Рейхе. Как гитлерюгенд, так и организация Сила Радости ставили перед собой именно эти задачи в качестве первоочередных. По мнению Гитлера, движущей силой историей, если она вообще существует, является не классовая борьба, а борьба между расами, в первую очередь с еврейскими элементами, которые, по его мнению, разлагали арийские сообщества. Таким образом, главный фактор, который ведет к тому, что отождествление национал-социализма с марксизмом, является противоречием, заключается в том, что первый обвиняет второго в том, что он представляет собой еврейское оружие для развала народов. Уяснив это, в национал-социализме может наблюдаться уклон в сторону национального или социального, но при этом всегда будет отрицать классовую борьбу. Проблема Грегора Штрассера (Greggor Strasser) заключалась не в его чрезмерном уклоне в сторону социализма, а в том, что его пытались использовать Фон Паппен (Von Papen) и Шлейхер (Sleicher) для отстранения Гитлера от руководства НСДАП. Проблема штурмовых отрядов СА заключалась не в их чрезмерном социализме, а в том, что Гитлеру предстояло сделать свой выбор между Вермахтом и ими. Он не сомневался ни секунды, и штурмовики были уничтожены.

С моей точки зрения, национал-большевизм является одной из форм национал-социализма, но, разумеется, он не может себя так называть, чтобы не оскорблять память 20 миллионов советских людей, павших в борьбе против гитлеровской Германии. Но в принципе ему присущи как национальные, так и социальные черты национал-социализма. Добавьте к этому фигуру Сталина как фактор, придающий жизненную силу их политической программе.

Но все же нужно расставить все точки над «и»: национал-социализм невозможен без превознесения арийской расы. И национал-социализм также невозможен без объявления евреев своим главным врагом. Все остальное можно рассматривать как более или менее фашистскую теорию, но ни в коем случае не как национал-социализм, поскольку отличительной чертой этой идеологии являлись именно вышеприведенные элементы.


Zamacuco Zamacucos говорит:

Бывший Советский Союз никогда не был коммунистической страной. Народу не принадлежало ничего. Все принадлежало государству. Государству, подавлявшему личность. Горбачев решил эту головоломку. Он смог это сделать, потому что советская экономика рухнула.

Многие россияне до сих пор не пришли в себя от потрясения, которое вызвал в них развал СССР и страстно желают восстановления бывшего империалистического режима левого толка.


Неужели российский народ повторит ошибки прошлых лет?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.