Турецкие СМИ внимательно следят за ситуацией в республиках Северного Кавказа. Общее мнение турецких аналитиков: за последние месяцы регион стал ареной событий, в свете которых «традиционные проблемы начинают приобретать новые смыслы» (1news.com, 20.09).

Как отмечает обозреватель Фехим Таштекин (Radikal, 10.09), достаточно распространенным является мнение о том, что Россия обеспокоена повторением сирийского сценария на Кавказе, в связи с чем усиленно противостоит осуществлению внешнего вмешательства и изменению режима в Сирии. Однако, полагает эксперт, противоборство на Кавказе связано с историческими причинами и не зависит от «арабской весны». К таким причинам автор относит присоединение Северного Кавказа к Российской империи, возникновение автономных образований в рамках СССР, споры о независимости в 1990-е годы.

Напряженность в регионе, главным образом, связывается с последствиями двух чеченских войн и обострением всего спектра противоречий, возникших после распада СССР. Однако, отмечает Haberturk.com (19.08), хотя после конфликта в Чечне прошло более 10 лет, России «не удается предотвратить нападения на силы безопасности и гражданское население в регионе». При этом террор не прекращается в Кабардино-Балкарии, в Ингушетии, в Дагестане.

Читайте также: Кадыров может взорвать Кавказ?

Именно в этих республиках происходит наибольшее число терактов и столкновений с силами правопорядка, отмечают издания (Akşam, 4.09, Usakgündem, 4.09, Usakgündem, 27.08, Zaman, 27.08, Cumhuriyet, 27.08, Hurriyet, 27.08). Описывая действия российских сил по противодействию терроризму на Северном Кавказе, газеты подчеркивают, что все их операции направлены исключительно на борьбу против боевиков, а не против мирных жителей.

Журналисты сходятся во мнении: акты терроризма на Северном Кавказе осуществляются представителями бандформирований, связанных с «Кавказским эмиратом» (Akşam, 19.09, Usakgündem, 16.08, Haberturk.com, 13.09, Zaman, 13.09, Bugün, 16.08, Hurriyet, 27.07, Yeni Şafak 27.07). Эта подпольная террористическая организация преследует цель создания независимого единого исламского государства на территории всего Северного Кавказа под предводительством Доку Умарова, бывшего лидера самопровозглашенной Чеченской Республики Ичкерия. Как сообщает Haberturk.com (4.05), Умаров внесен в США в список «наиболее разыскиваемых террористов» и подозревается в связи с «Аль-Каидой». По мнению обозревателя Фехима Таштекина (Radikal, 10.09), «Кавказский эмират» является, по сути, «жестоким наследством», оставшимся после последней войны в Чечне.

Турецкие газеты анализируют причины, по которым нестабильность распространяется в тех или иных районах Северного Кавказа. Так, Habertürk (12.03) обратила внимание на Дагестан, в частности, его географическое положение. Он граничит с Грузией, Азербайджаном и Чеченской республикой, имеет выход к Каспийскому морю. На его территории нефтепровод «Баку-Новороссийск» пересекается с нефте- и газопроводами, идущими из Средней Азии в Россию. Для Москвы эта республика имеет исключительное значение с точки зрения обеспечения безопасных поставок энергоресурсов. Именно поэтому Дагестан оказался в центре антитеррористических усилий российских спецслужб, которые уже предприняли активные меры безопасности в Чечне и намерены максимально ограничить возможность подпольной деятельности «Кавказского эмирата».

Также по теме: Кавказский капкан четыре года спустя

Помимо активизации сил бандподполья на Северном Кавказе, к нарастанию политической напряженности в регионе приводит территориальный спор между Чечней и Ингушетией (Usakgündem, 27.08). Ряд изданий в этой связи подробно отслеживает развитие чечено-ингушских отношений (Usakgündem, 5.09, Akşam, 27.08, Zaman, 27.08, Hurriyet, 5.09). Отмечается, что проблема определения границ между этими двумя республиками приобрела новое измерение. Президент ЧР Рамзан Кадыров объявил, что обладает доказательствами того, что два района Ингушетии (Сунженский и часть Малгобекского) принадлежат Чеченской республике. По данным прессы, Кадыров намерен вынести рассмотрение данного вопроса на федеральный уровень. По мнению же президента Ингушетии Юнус-Бека Евкурова, любые шаги, направленные на изменение границ могут привести к столкновениям.



Изданиями высказываются предположения, что невмешательство российских официальных лиц в спор двух лидеров свидетельствует о том, что президент Путин занял позицию Кадырова. Как полагают эксперты (Usakgündem, 5.09), территориальный спор между Чечней и Ингушетией, на территории которых наиболее заметна активность вооруженных групп «Кавказского эмирата», представляет серьезную угрозу.

Этот спор осложняет меры России по обеспечению стабильности на всем Северном Кавказе, полагает Назим Джаферсой, сотрудник Центра международных отношений и стратегических исследований Кавказа (1news.com, 20.09). Исследователь отмечает, что районы, на которые претендует Кадыров, составляют по площади около 2/3 Ингушской Республики. По мнению автора, этот конфликт может открыть «ящик Пандоры» и актуализировать требования Ингушской республики в отношении Пригородного района Северной Осетии. В результате может вновь вспыхнуть давний осетино-ингушский конфликт. Однако Кадыров, пользуясь «особым покровительством» Путина, «не слышит предостережений» и провоцирует возрастание напряженности в регионе.

Читайте также: Состязательные выборы на Кавказе

В числе событий, которые сводят на нет инициативы российского руководства по установлению стабильности в регионе, отдельные обозреватели называют убийство суфийского шейха Саида Чиркейского (1news.com, 20.09, Radikal, 10.09). По мнению Назима Джаферсоя (1news.com, 20.09), убийство шейха Саида, обладавшего большим влиянием в регионе, еще больше повышает уровень напряженности, поскольку может повлечь за собой ответные действия со стороны его последователей. В этой связи руководство региона стремится «внушить спокойствие» сторонникам шейха и дать им понять, что проводится тщательное расследование, и одновременно предпринимает меры, чтобы взять под контроль ответную острую реакцию, если она возникнет. В качестве примера приводится решение президента Дагестана Магомедсалама Магомедова сформировать силы гражданской самообороны, которые содействовали бы силам безопасности в регионе.

Убийство шейха Саида, отмечает Назим Джаферсой, имеет и другое важное измерение, которое связано с выполнявшейся им миссией в регионе. Шейх был основным идеологом переговоров по достижению компромисса между тарикатами в Дагестане, которые придерживаются «мягких отношений» с руководством Кремля, а также салафитами, поддерживающими идею джихада против России. Руководство Кремля и региональные администрации придавали особое значение миссии суфийского шейха в связи с необходимостью смягчить религиозный радикализм в поисках стабильности на Северном Кавказе. В результате убийства шейха процесс примирения, уже начавший было приносить плоды, может быть подорван.

Также по теме: Как бы я строил мир на Кавказе

Другой обозреватель, Фехим Таштекин (Radikal, 10.09) считает, что убийство суфия связано с деятельностью представителей «Кавказского эмирата». Эксперт при этом усматривает тенденцию: объектами террористических атак становятся религиозные лидеры, которые «не вписываются» в формат шариатского государства. Северокавказский суфизм, бывший мощным фактором сопротивления «оккупантам» в XIX веке, сегодня противостоит салафизму и ваххабизму, подпитывающим «исламистское сопротивление» в России.

Назим Джаферсой (1news.com, 20.09) развивает свою мысль, отмечая, что в Москве склонны расценивать убийство шейха Саида в тесной связи с покушением, случившемся 19 июля, в ходе которого муфтий Татарстана Илдус Файзов был ранен, а его заместитель – муфтий Валиула Якупов – убит. Данные акции расцениваются как «расширение салафитского фронта» и признак реальной опасности для России, в которой проживают более 20 миллионов мусульман.

Уже в самое последнее время, считает Назим Джаферсоя, в дополнение к террористическим акциям в Татарстане и Дагестане возникла проблема реакции мусульманского общества на фильм-провокацию «Невиновность мусульман». Кремль, оказавшийся в крайне затруднительном положении, принял решение запретить распространение этого ролика в России.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.