Наибольший интерес турецких обозревателей вызывают перспективы двусторонних российско-турецких отношений, прежде всего в свете возможного сотрудничества Москвы и Анкары в рамках ШОС. В большинстве комментариев дается анализ преимуществ членства Турции в «шанхайской шестерке» и подчеркивается привлекательность этой организации для турецкого государства в силу присутствия в ней двух крупных мировых сил - России и Китая.

«Шанхайская шестерка» - это не альтернатива НАТО или ЕС, полагает Milliyet (5.02), и участники ШОС - не изолированные от мировой системы государства, поскольку имеют развитые торговые отношения с Европейским союзом и США и в значительной степени зависимы от западных технологий, рынков и продукции. Между тем Турции следует преследовать разнонаправленную политику и проявлять больший интерес к АТР, по крайней мере, в той же степени, что и Запад.

В период, когда центр мировой экономики смещается с Запада на Восток, присоединение Турции к «шанхайской шестерке» и развитие сотрудничества с Россией и Китаем принесет для Анкары существенные выгоды, считает Рона Йырджали, глава исполнительного совета директоров Совета по внешним экономическим отношениям (DEİK). По мнению эксперта Центра международных стратегических исследований Мустафы Тургута, полноправное членство Турции в организации может оказать влияние на формирование мировых силовых балансов, и, по сравнению с Китаем, полагает эксперт, Россия к членству Турции в ШОС относится более благоприятно (Hürriyet, 4.02).

В числе непременных преимуществ для Турции в случае вступления в ШОС Bugün (5.02) называет членство в рамках одной организации вместе с такими крупными силами, как Россия и Китай; образование союза с «родственными среднеазиатскими республиками – Киргизией, Таджикистаном и Казахстаном»; снижение цены на приобретаемый из России природный газ.

Обозреватель Yeni Asya (5.02) характеризует ШОС как «структуру, возглавляемую Россией и Китаем и нацеленную на институционализацию многополярности в противовес гегемонии США». Как отмечает автор, в отношениях, в частности, с Китаем Россия нацелена на проведение политики на основе единых интересов, поскольку Россия не желает вступать с Китаем в конкурентную борьбу за влияние и передел энергоресурсов в Средней Азии.

Star (4.02) полагает, что российско-китайские отношения в Средней Азии находятся в состоянии «газовой войны». Отмечается сотрудничество Китая с Туркменистаном и Узбекистаном, прежде всего в рамках проекта газопровода «Туркменистан – Китай» и узбекско-китайского соглашения на регулярные поставки газа в Китай, посредством которых Китай стремится удовлетворить возросшую в последние годы потребность в электроэнергии. В это время Россия, которая является «вечным покупателем» туркменского и узбекского газа, а также одним из ведущих игроков мирового газового рынка, вынуждена вести борьбу за сохранение своих позиций на региональном рынке Средней Азии.

В свете приведенных в газете «Известия» сведений о расценках экспортера российского газа ОАО «Газпром» для европейских потребителей Zaman (4.02) отмечает, что с точки зрения цены на газ, приобретаемый из России, Турция занимает 8-е место из 21 государства, по количеству приобретаемого газа Турция находится на второй позиции после Германии.

Ссылаясь на российскую прессу и иранские источники, Hürriyet (5.02) информирует о том, что вслед за израильской атакой с воздуха правительство Асада перенаправило находящиеся в Сирии ракеты советского производства SCUD на Тель-Авив. Как напоминает издание, боеголовки данных ракет могут быть оснащены боевыми химическими отравляющими веществами или биологическим оружием. Газета также цитирует представителей Свободной сирийской армии, согласно которым для оказания сирийскому режиму поддержки Россия направит в САР через порт Тартус боевые вертолеты. Издание отмечает, что как сторонники режима, так и представители оппозиционных сил подчеркивают, что в позиции Москвы по сирийскому кризису не произошло существенных изменений.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.