Газета Business Standard, со ссылкой на сирийское агентство САНА, сообщает, что президент Сирии Башар Асад 6 августа наконец подписал указ о лицензировании частных военных компаний (ЧВК) в стране. Формально речь идет об обеспечении безопасности «людей, компаний, собственности и транспортировки наличных денег, драгоценных металлов и ювелирных драгоценностей». Лицензии будут выдаваться на год и только компаниям, зарегистрированным на сирийских граждан. Уставной капитал таких новых игроков на сирийском военном театре должен быть не менее 250 тысяч долларов США, количество бойцов в ЧВК в Сирии — от 300 до 800. Министерство Внутренних Дел определит разрешаемое направление деятельности и вид оружия, которым может быть экипирована ЧВК. Новым ЧВК разрешат открывать официальные офисы на территории Сирии и заниматься вербовкой бойцов, но в тоже время по новому закону ЧВК не могут заниматься в Сирии разведывательной деятельностью или вести собственные расследования. Западные аналитики связывают данный грамотный шаг Асада с попыткой легализовать деятельность тысяч ливанских, иранских и российских участников конфликта, рядовых бойцов, советников и инструкторов, которые воюют на стороне Башара Асада, придать существующему явлению массового присутствия в Сирии иностранных военных официальный статус и улучшить свой международный имидж. Теперь иностранная военная помощь в живой силе (в том числе советники, операторы, ремонтники и инструкторы) может банально оформляться как деятельность независимых ЧВК на законных основаниях, что послужит стимулом для резкого увеличения их числа в Сирии. Данный закон снимает формальные претензии мирового сообщества к странам, оказывающим помощь Асаду. Эксперты удивляются, почему такой шаг не был сделан президентом Сирии раньше. Также данный закон позволит вербовать и оформлять шиитов из разных стран, кто желает защищать от суннитских исламистов шиитские святыни в Сирии, но кто не испытывает особых симпатий к Асаду и не готов подчиняться офицерам сирийской армии. Теперь они смогут официально воевать за свои идеи, формально соблюдая некоторую независимость.

«Голос Америки» пишет о проблемах с использованием Интернета в Сирии. 3G сеть есть в ряде районов Сирии, находящихся под контролем Асада, а также в районах, находящихся у границ Турции, Иордании и Ливана, где сирийцы используют сети других стран. Турция даже возвела энное количество 3G башен вдоль границы с Сирией. Проблема в том, что турецкую сеть может использовать только зарегистрированный в Турции телефон и поэтому приходится тратиться и завозить их в Сирию, что повышает цену использования Интернета. Другая проблема — покупка sim-карт в Сирии. Антиасадовские активисты обычно покупают карты на документы погибших или эмигрировавших, чтобы избежать идентификации. Эти же активисты сообщают, что при допросах сирийские силовики требуют от них раскрытия полных списков всех друзей в Фейсбуке, Скайпе и других социальных сетях и что их телефоны, интернет-аккаунты и серверы регулярно взламываются, а источники атак обычно находятся в России и Иране, которые активно помогают Асаду вести кибер-войну. Так или иначе с началом войны количество сирийских личных аккаунтов в социальных сетях в интернете выросло в 3-4 раза.

В штаб-квартире ООН в Нью-Йорке 1 августа прошла итоговая пресс-конференция после двух июльских заседаний Рабочей группы ООН по вопросам использования наемников. Независимая группа из пяти человек была создана с благословения Совета по правам человека ООН в 2010 году и следит за использованием ЧВК в рамках миротворческих операций ООН. В следующем году данная группа обещала опубликовать обстоятельный большой доклад на данную тему. Пока же сообщается, что ООН тратит до ста миллионов долларов в год на найм ЧВК для обеспечения безопасности миротворческих сил и своих сотрудников в зонах военных конфликтов. В числе этих ЧВК попадаются и компании с плохой репутацией с точки зрения соблюдения прав человека. В ответ представители ООН осторожно возражают, что использование ЧВК — это реалии нового мира и нельзя вечно закрывать глаза на новые тренды в обеспечении безопасности, что часто найм ЧВК осуществляет не сама ООН, а страна-участник той или иной миротворческой операции, а в руководстве ООН об этом и не ведают. И, что самое главное, в мире все меньше страха и уважения к голубым каскам, а там, где нет уважения, растет количество нападений. Число атак на персонал ООН катастрофически увеличивается в последние годы, так что ООН приходится защищать себя уже без оглядки на бумажные бюрократические долгие оформления и разрешения, а банально спасать свои жизни с помощью наемников.

Indian Defense рассказывает о вымогательствах в Афганистане. Речь идет о новой схеме, набравшей популярность среди афганских таможенников с началом вывода тяжелой техники стран Коалиции из Афганистана. На границе афганцы стали требовать документы о том, что американский танк или БТР легально попал в страну и имеет правильно оформленные таможенные бумаги. Если бумаг нет, то тогда надо платить штраф в тысячу долларов за единицу техники. Бумаг, естественно, нет, так как в 2002 году США и Афганистан договорились, что техника будет поступать в страну без оформления. Но современные афганские таможенники заявляли, что договор от 2002 года — несправедлив и вообще он больше не работает. Ошарашенные американцы обратились к вышестоящему афганскому таможенному начальству, но там все оказались в доле и тоже подтвердили, что надо платить за вывод. В итоге США пригрозило вычесть «таможенные штрафы» из своей общей финансовой помощи стране, и афганцы, скрипя сердцем, были вынуждены оставить затею. Впрочем, существует эффективная и действующая годами другая тактика вымогательства. Называется она «афера мертвого козла». В случае падения бомбы или разрыва снаряда неподалеку от населенных пунктов в глухих районах Афганистана местные прохиндеи закапывают мертвых козлов в могилы, сообщают силам Коалиции, что были убиты мирные жители и затем требуют компенсаций за каждого как бы убитого. За убитых в Афганистане в зависимости от национальной принадлежности контингента в районе военные платят сегодня от одной до пяти тысяч американских долларов. Опровергнуть или подтвердить, что были убиты местные, — невозможно. Документальных официальных записей о жителях деревни, сколько людей в деревне, кого как зовут, где живет и когда родился и т.п. в Афганистане зачастую нет. По исламским обычаям хоронят мертвых до захода солнца, и обычно западные сотрудники просто не успевают добраться до пункта вовремя, а приезжают лишь к вони козлятины из-под земли, да и местные не торопятся вызывать их, дают сутки до озвучивания обвинений. Вытащить тело умершего из могилы — это страшный грех по исламским же обычаям, и никто на это не идет. Старейшины обычно в доле или даже выступают инициаторами аферы. Таким образом, во избежание массовых протестов и эскалации дурной репутации Коалиции проще всегда заплатить. Что и происходит к радости местных жителей. Впрочем, иногда на эту аферу с козлами старейшины идут не только ради денег, но и для того, чтобы талибы не считали деревню пособничающей врагам. Деревня выглядит в результате выплат невинно пострадавшей, талибам может даже что-то перепасть от компенсаций, да и в следующий раз их налог на местных деревенских не будет столь высок.

В начале месяца Конгресс США потребовал от Пентагона ускорить процесс по идентификации пропавших без вести. По итогам войн двадцатого века в США (начиная со Второй мировой) насчитывается 83 тысячи пропавших без вести. В год в среднем Пентагону удается установить личности 72 человек. Конгресс хочет, чтобы это число достигло 200 в год к 2015 году. В двадцать первом веке в США нет ни одного пропавшего без вести или пленного солдата в связи с использованием технологии ДНК-тестирования. Исключением можно назвать лишь находящегося до сих пор в плену у талибов американского солдата Бо Бергдала. Медленная идентификация Пентагоном пропавших без вести связана в первую очередь с тем, что в данном военном ведомстве существует, как минимум, три параллельных структуры с разными иерархиями и подчинением, с пересекающимися сферами деятельности, разбросанными по разным частям света (Вашингтон, Гавайи, Техас) штаб-квартирами, с различными планами и методами работы. Такую организационную структуру критиковали еще в начале 1990-х годов, но прогресса не было. Теперь после ряда разоблачительных публикаций в СМИ Конгресс вновь взялся за дело и давит на военных чиновников, требуя отчетности об эффективности затраченных средств на поиски пропавших без вести и ожидая предложений по изменению всей системы работы, а также сведения всех подразделений под одну крышу.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции ИноСМИ.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.