СМИ пристально следили за проходившими в Латвии парламентскими выборами, которые с небольшим перевесом выиграл «Центр согласия» мэра Риги Нила Ушакова. По мнению The Financial Times («Украинский кризис выявил разделение голосов на парламентских выборах в Латвии», 6.10), политическая роль левоцентристского «Центра согласия» неоднозначна: одни считают его «троянским конем, защищающим российские интересы более двух десятков лет», в то время как другие, преимущественно официальные лица, полагают, что вхождение этой партии в правительство позволит «разрядить этническую напряженность в стране».

Тему выборов в Латвии освещала и газета The Observer в статье «Призрак Москвы над парламентскими выборами в Латвии» (5.10). По мнению издания, украинские события – это «тревожный звонок» для политиков Латвии. К тому же, в этой прибалтийской стране увеличились подозрения в отношении этнического русского меньшинства. Издание утверждает, что победа партии Нила Ушакова «может привести к увеличению влияния Кремля».

Ссылаясь на мнение председателя комитета парламента Латвии по международным делам О.Калниньша, The Observer утверждает, что отказ Ушакова осудить «аннексию Крыма» и его поддержка идеи проведения референдума о придании русскому языку статуса второго государственного «отдалила от него [т.е. Ушакова] многих жителей Латвии». Однако, в заключение газета цитирует латвийский правительственный источник, в котором говорится, что, несмотря на неоднозначное отношение к русскоязычному мэру Риги, «лучше иметь дело с такими разумными людьми как он, чем отдавать этническое русское население страны на откуп каким-нибудь сумасшедшим, которых реально поддерживает Кремль».

Выборы в Латвии побудили британскую прессу коснуться не только внутриполитических вопросов этой страны, но и проблем безопасности всего прибалтийского региона, учитывая его стратегическое значение для НАТО. В статье «Новый лидер НАТО успокаивает Прибалтику по поводу российской угрозы» газета The Financial Times (3.10) рассказала читателям о мерах, предпринимаемых новым генеральным секретарем НАТО Йенсом Столтенбергом для защиты восточноевропейских стран от «российской агрессии».

Новый генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг


Издание отметило, что Столтенберг «не столь жестко настроен по отношению к Кремлю, как Расмуссен, который, возмущаясь вмешательством Москвы на Украине, заявил, что Россия „растоптала все правила и обязательства, которые позволяли сохранять мир в Европе со времен холодной войны“». Британское издание напоминает, что в бытность Столтенберга премьер-министром Норвегии этой стране удалось заключить с Москвой выгодные экономические соглашения, а также урегулировать вместе с президентом Медведевым многолетний спор о морской границе между двумя странами.

Вместе с тем Столтенберг подчеркнул, продолжает газета, что между ним и Расмуссеном нет никаких различий, особенно по вопросу присоединения Крыма к России: «Андерс Фог Расмуссен и я одинаково расцениваем действия России против Украины как опасные, а присоединение Крыма — незаконное и нелегитимное».

Вскоре Столтенбергу, говорится в статье, предстоит ответить на еще более сложный вопрос: должна ли Украина вступить в НАТО? Автор статьи замечает, что, когда в 2008 году Столтенберг присутствовал на саммите в Бухаресте, казалось, что Украина в конечном итоге станет членом НАТО. Но вскоре Киев совершил резкий разворот. Не настало ли сейчас время, задается вопросом The Financial Times, обсудить членство Украины в Североатлантическом альянсе?

Большое внимание пресса уделила российской экономике, а также теме санкций и российского ответа на них. The Financial Times (2.10) в статье «Скрытые последствия выживания России из мировой финансовой системы» пыталась разобраться в том, что случится, если Россию отключат от Международной межбанковской системы платежей (SWIFT). Как сообщается в статье, «Европейский парламент в знак протеста против вторжения России на Украину принял резолюцию, согласно которой российские банки могут быть исключены из системы SWIFT. Все это произошло не без скрытого давления, оказанного на расположенную в Бельгии штаб-квартиру SWIFT со стороны американских политиков». Однако SWIFT пока что не подчинилась внешнему нажиму.

Если SWIFT согласиться ввести санкции, то по российской экономике будет нанесен сильный удар. Однако и Западу, судя по всему, тоже нет смысла отключать Россию от SWIFT, поскольку «исключение России может ударить и по мировой финансовой системе». По мнению руководства этой системы, данный шаг несет с собой «серьезные риски», поскольку может подтолкнуть незападные страны к созданию конкурирующих систем, призванных защитить их от угроз со стороны США.

The Daily Telegraph (2.10) в статье «Международные санкции больно ударили по экономике России» сообщила, что Россия, «желая нормализовать связи с США и ЕС», тем не менее «вызвала гнев Евросоюза после того, как на законодательном уровне закрепила новые торговые барьеры с Украиной».

По мнению Ж. Баррозу, высказанному в его письме В.Путину, данный шаг «нарушает договоренность, согласно которой ЕС отказывается от расширения торговых связей с Украиной до 2016 года». Кроме того, Россия рискует подвергнуться новым санкциям в случае, если «сепаратисты» захватят новые военные цели на востоке Украины. Вместе с тем корреспондент газеты приводит высказывание главы российского МИД С. Лаврова о том, что Россия «не изменит своей позиции по Украине ради отмены санкций».

The Financial Times (7.10) уделила пристальное внимание резкому снижению курса рубля, которое произошло в результате санкций против России. В серии статей подчеркивалось, что нынешнее падение — самое глубокое со времени экономического кризиса конца 90-х. Резюмируя последствия резкого удешевление российской валюты, газета в статье «Падение рубля наносит ущерб российским потребителям и компаниям – государство же остается в выигрыше» сообщила, что в результате выиграют экспортеры и в конечном счете государство, благодаря высоким ставкам налогов, а российские потребители постепенно будут переориентироваться на продукцию местного производства.

В статье «Российская экономика: на грани кризиса» (The Economist, 3.10) была высказана точка зрения, согласно которой «первые признаки экономических проблем России появились задолго до присоединения Крыма и войны в Донбассе». Как утверждает журнал, предыдущая модель экономического роста страны, «при которой прибыли от продажи нефти и газа направлялись в экономику потребления, перестала работать примерно в то время, когда Владимир Путин вернулся на пост президента в 2012 году».

Но именно в тот момент, продолжает The Economist, президент России «отклонил» инновационную модель развития, «поскольку она могла привести к неблагоприятным политическим последствиям». В результате действия западных санкций, отсутствия доступа к финансовым ресурсам, бегства капитала и общей неопределенности экономический рост в России «будет в течение длительного периода колебаться возле нулевой отметки».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.