Реагируя на перспективу появления на Раковицком кладбище в Кракове монумента советским солдатам, все издания высказывали солидарное мнение о необходимости чтить память павших воинов, однако поставили под сомнение искренность намерений российской организации, усматривая в инициативе очередной элемент исторической политики Москвы. СМИ опровергали приводимые Российским военно-историческим обществом данные о числе погибших в польском плену советских солдат, а также называли категорически недопустимым появившееся в российской прессе определение «польские лагеря смерти».

Такая формулировка «противоречит исторической правде и демонстрирует, какими грязными намерениями руководствуется российская сторона», — сказал Gazeta Wyborcza (9.10) историк Лешек Мочульский (Leszek Moczulski). «После Первой мировой войны нищета была повсюду. (…) Поэтому сложно удивляться тому, что пленных плохо кормили. Кроме того свирепствовали болезни, например грипп "испанка". Из-за этого многие пленные не пережили заключения, но никто в них, как в Катыни, не стрелял», – добавляет профессор Ягеллонского университета Анджей Хвальба (Andrzej Chwalba).

Российская инициатива служит попытке создать своего рода противовес катынскому преступлению, снизить его значение, утверждают Polityka (10.10) и Nasz Dziennik (13.10). Второе издание рассказывает об обнародованных МИД Польши документах из архивов Красного Креста 1919-1921 годов с описанием результатов международных проверок условий содержания пленных в польских лагерях. Комиссии констатировали, в частности, что питание содержащихся там людей было скудным, но не отличалось по объему от того, что получали польские военные, а также обратили внимание на неблагоприятную эпидемиологическую обстановку.

Комментируя публикацию данных материалов, бывший заместитель главы польского дипломатического ведомства Кшиштоф Щерский (Krzysztof Szczerski) заявил: «Мы столкнулись с чрезвычайной ситуацией, поскольку российская сторона подняла тему памятника. Раньше подобной реакции не требовалось, так как пропагандистские обвинения были столь абсурдны, что спорить с ними было сложно. Но сейчас тему затронули в таких кругах, что реакция была необходима».

Бойцы Первой конной армии на Польском фронте


Gość Niedzielny (9.10) напоминает, что в Польше, согласно христианской традиции, всегда уважительно относились к захоронениям солдат всех национальностей. «Между тем россияне ведут себя, как типичные азиатские деспоты: видя чью-то мягкость и добрую волю, они воспринимают их как проявление слабости и навязывают свои варварские порядки. В последнее время они все чаще поднимают шум, что мы сносим или оскверняем их памятники, и, видимо, решили отомстить», — констатирует комментатор, споря со звучащим с российской стороны тезисом о том, что «поляки морили голодом и жестоко убивали взятых в плен красноармейцев».

Gazeta Wyborcza (10.10) советует Варшаве занять умеренную политику и не вступать с Москвой в ожесточенные споры на исторические темы. Лучшим ответом на агрессивную российскую пропаганду будет установка собственного памятника погибшим советским солдатам, как требует того «рыцарский этос и уважение к смерти», чтобы дать возможность будущим поколениям поляков и россиян найти возможность для диалога и преодолеть взаимный конфликт, — заявила газета.

Проявить к россиянам снисходительность и понимание, отбросить черно-белый взгляд на мир предлагает Rzeczpospolita (10.10). Автор статьи, монах-доминиканец, пишет о любви поляков к русской культуре и искусству, языковой и духовной близости польского и русского народов, усматривая причину проблем российского общества в моральном и религиозном кризисе, а также пассивной в отношении государства роли Православной Церкви, не подключающейся к «процессу улучшения страны».

Выйти из тупика, в котором оказалась Москва, развязав украинский конфликт, станет возможным, если российская власть будет готова к смирению, общество — к взаимному прощению с другими народами, а россияне обратятся к совести, вере и Богу, которые всегда «помогали преодолеть национальный эгоизм, дурное наследие и страх перед чужаками, становясь противоядием от идеологии», — пишет автор, видя будущее России в построении открытого демократического государства на фундаменте свободы и справедливости.

Заметную обеспокоенность печати вызывало сообщение об обращении Минюста РФ в Верховный суд с иском о ликвидации Общероссийской общественной организации «Мемориал».

«Возможно, министерство хочет заставить организацию отказаться от свободных связей ее подразделений и создать единый централизованный "Мемориал", однако такой подход не отвечает взглядам работающих там людей и создает риск, что власть под предлогом незначительных нарушений сразу ликвидирует все структуры общества», — предполагает Nasz Dziennik (13.10).
 
«"Мемориал" — это светлая точка на недружелюбном пейзаже современной России. Он очень важен как для поляков, так и для некоторых россиян, которые продолжают формировать российскую идентичность в опоре на ценности, которые нас объединяют. Когда мы встречаемся с представителями "Мемориала", сразу видно, что с этими людьми расхождений у нас нет. Они мыслят, как мы, иногда даже более радикально», — цитирует газета директора Центра польско-российского диалога и согласия Славомира Дембского (Sławomir Dębski).

Философия «Мемориала», занимающегося поиском зачастую неудобной и болезненной правды, вступает в противоречие с современной идеологией российского государства, — указывает Gazeta Wyborcza (13.10). «Создателям мифа о вечно прекрасной России не по пути с теми, кто хотел бы напомнить, что она дважды за прошлое столетие рушилась не под ударами врагов, а из-за собственной слабости. И что российская история, в том числе современная, не только велика, но и очень кровава. Расправа с "Мемориалом" или "Новой газетой" — это расправа с правдой о России и с российской совестью», — подводит итог издание.

Независимые организации и СМИ служили «фиговым листком, которые Кремль терпел, чтобы показать миру: смотрите, какая у нас свобода и демократия». Но сейчас, когда Россия стоит перед лицом экономического краха из-за западных санкций и падения цен на нефть, Путин испугался, что эти голоса смогут спровоцировать рост протестных настроений, и решил их окончательно ликвидировать, — предполагает Gazeta Wyborcza (12.10).

Все действия российского президента — это проверка «как далеко он может зайти в произволе, нарушении международного права, в уничтожении принципов демократического общества, не навлекая на свою голову новых проблем», — развивает тему wPolityce.pl (14.10). Поскольку экономические санкции произвели на российские элиты слабый эффект, следует обратиться к другому оружию, например, объявить солидарный бойкот футбольному чемпионату мира, который должен пройти в России, — предлагает автор комментария.

Положительный фон создавало интервью философа и публициста Бронислава Лаговского (Bronisław Łagowski), опубликованное порталом Onet.pl (9.10). Эксперт полемизирует с распространенными мнениями об отсутствии в России демократии, свободы СМИ или интернета и дает положительную характеристику Владимиру Путину, называя его независимым умным политиком, который в отличие от предыдущих российских лидеров умеет противостоять внешним влияниям.

Особенно высоко оценивает Лаговский стремление президента России наладить отношения с Польшей и преодолеть разделяющие народы двух стран противоречия в исторической сфере. Вину за провал этого сближения эксперт возлагает на Варшаву, с сожалением отмечая, что в современных реалиях надежд на польско-российское союзничество крайне мало.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.