Основное внимание турецких СМИ было приковано к предстоящему визиту Владимира Путина в Турцию с целью участия в заседании Совета сотрудничества высшего уровня, проведение которого планируется 1 декабря в Анкаре. Отмечается, что приоритетным вопросом на турецко-российском саммите станут двусторонние экономические отношения, а также меры, направленные на достижение поставленной руководством двух стран цели — к 2020 году увеличить товарооборот России и Турции до 100 миллиардов долларов (Akşam, 19.11). Также сообщается, что Анкара рассчитывает поднять вопрос о снижении цены на природный газ, приобретаемый в России, и обсудить ряд международных и региональных вопросов, прежде всего события в Сирии и на Украине (Akşam, 19.11).

Анонсируя предстоящий визит, издания цитировали заявление, сделанное Владимиром Путиным на церемонии вручения верительных грамот иностранными послами президенту РФ, в которой, в том числе, принял участие посол Турции в Москве Умит Ярдым (Ümit Yardım), и акцентировали внимание на выраженной российским лидером необходимости «наметить новые ориентиры для дальнейшего развития российско-турецких отношений» (Haber7.com, 20.11). Как заметила Yeni Çağ (20.11), до этого заявления, а именно на заседании «Форума действий» Общероссийского народного фронта, российский лидер обвинил союзников США в том, что они защищают интересы Вашингтона в ущерб своим национальным интересам, и, как подчеркивает издание, вероятно, имел в виду и Турцию.

И, действительно, продолжает автор статьи, Турция была далеко не независимой в своей внешней политике в ходе событий «арабской весны», развития ситуации в Сирии и процесса мирного урегулирования курдского вопроса. Отмечается, что, говоря о «новых ориентирах», российский лидер словно открывает Анкаре «дверь спасения» на пути к ее самостоятельности на международной арене.

Визит Владимира Путина в Турцию комментировался в заявлениях некоторых официальных лиц России и Турции. В частности, президент Турции Реджеп Эрдоган отметил, что Москва и Анкара занимают разные позиции по сирийской и крымской проблемам, которые, как ожидается, будут рассмотрены на заседании Совета, наряду с вопросами двусторонних отношений государств. Но турецкий лидер уверен, что сторонам удастся найти точки соприкосновения, поскольку Россия вовсе не далекая для Турции страна, с которой Турция намерена развивать отношения, в том числе в военной и политической сферах (Habertürk.com, 24.11).

Вице-премьер Турции Бюлент Арынч (Bülent Arınç) также обратил внимание на наличие расхождений во взглядах России и Турции по некоторым политическим вопросам, но при этом подчеркнул благоприятный характер развития торгово-экономических отношений государств (Habertürk.com, 22.11).

Согласно заявлению генерального консула России в Анталье Александра Толстопятенко, по многим международным вопросам у Турции, как и у России, есть собственное видение, при этом стороны, как правило, стараются найти единый путь решения возникающих проблем (Radikal, 21.11). Посол РФ в Анкаре Андрей Карлов не считает, что украинский и крымский вопросы являются камнем преткновения в отношениях Москвы и Анкары, поскольку принцип, которому Россия и Турция придают особое значение, состоит в том, чтобы обсуждать даже те вопросы, по которым позиции сторон расходятся (Habertürk.com, 21.11).

Многие издания продолжили предпринимать попытки предсказать динамику развития российско-турецких отношений на фоне антироссийских санкций Запада и ответных мер России в отношении западных государств. В частности, вслед за российским лидером издания отмечали, что запрет на импорт продовольствия из ряда стран Запада создает дополнительные возможности для сельхозпроизводителей на российском внутреннем рынке (Zaman, 18.11), а продовольственное эмбарго России в отношении США и ЕС благоприятно сказалось на птицеводческом секторе Турции, и за последние три месяца объемы экспорта данной продукции в Россию составили 13 миллионов долларов (Haber7.com, 22.11).

Свою оценку этому вопросу в интервью Habetürk.com (21.11) дал посол РФ в Анкаре Андрей Карлов. В этой связи было отмечено: то, что Россия не может приобрести в Европе, она покупает в Турции и желает использовать турецкую продукцию в долгосрочной перспективе. В этой связи можно ожидать, что санкции, о которых идет речь, внесут весомый вклад в развитие торговых отношений России и Турции.

Между тем Dünya (24.11) приходит к выводу, что на сегодняшний день «эмбарго не создает надежды, а, напротив, вызывает разочарование», поскольку в целом с января по октябрь текущего года, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, в экспорте Турции в Россию наблюдается 15%-ное сокращение. В этой связи издание называет такие затрудняющие выход турецких экспортеров на российский рынок факторы, как отток капитала из страны, резкое падение цен на нефть и курса рубля относительно доллара. Кроме того, в складывающихся условиях российский потребитель занимает осторожную позицию, не демонстрируя готовности к расходам. Отмечается, что особое беспокойство проявляет автомобильная промышленность Турции, для которой Россия является «целевым рынком».

Другая статья этого издания (Dünya, 19.11) обращает внимание на тот факт, что экономические санкции против России и снижение цен на нефть обернутся разочарованием для сектора туризма Турции и, прежде всего, Антальи, поскольку сокращение числа российских туристов существенно уменьшит доходы Турции в этой области.

В преддвериие встречи российского и турецкого президентов в Турции некоторые турецкие авторы посвятили материалы оценке политических имиджей двух лидеров, найдя ряд общих и отличительных черт. Ориентируясь на публикации западных изданий на эту тему и, в частности, статью Натали Нугайред (Natalie Nougayrede) в The Guardian, колумнист газеты Zaman (22.11) Шахин Алпай (Şahin Alpay) в числе сходств лидеров отмечает: оба долгое время пребывают у власти, претендуют на роль «отца народа», концентрируют в своих руках всю полноту власти, подавляют инакомыслие и оппозицию, контролируют интернет, подчиняют суды, манипулируют религией, проводят идеологию национализма и антилиберального консерватизма, стремятся восстановить сломленную национальную гордость.

Но российский и турецкий лидеры обладают абсолютно разными позициями по сирийскому вопросу; для Турции НАТО — это гарантия безопасности, для России же — угроза; в отличие от Путина, Эрдоган не угрожает Западу, а выражает негодование в его отношении.

Премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган


Кроме того, отмечает Алпай, благодаря своему опыту работы в КГБ Путин способен контролировать вооруженные силы России, то есть гражданская и военная элита в России разделяет одну и ту же идеологию — русский национализм. При этом в Турции армия придерживается кемалистской (светско-националистической) идеологии, а Эрдоган — идеологии исламистско-суннитского национализма. И, хотя сегодня Эрдоган установил фактический контроль над вооруженными силами, попытки военного переворота в Турции продолжались до 2007 года. Более того, вероятность такого переворота сохраняется по сей день.

Вместе с тем цена на нефть на уровне 80 долларов за баррель, а также санкции западных стран против России создают для Путина гораздо более серьезные экономические проблемы, чем те, с которыми сегодня сталкивается Эрдоган.


Также ссылаясь на публикации западных изданий, обозреватель газеты T24 (23.11) приходит к выводу, что и Эрдоган, и Путин стремятся «переписать историю», а также влиять на историческое образование в своих государствах. Отмечается, что переписывание истории в России превратилось в кампанию по восстановлению России в качестве великой державы, в связи с чем доминирует точка зрения о том, что каждый, кто отваживается выступать против представляемого сегодня видения, или заблуждается, или является врагом, который стремится подорвать основы российской государственности. Такой подход, по мнению автора, можно охарактеризовать как «мстительный ревизионизм» Путина.

«В интервью ТАСС Владимир Путин намекнул, что может остаться у власти, как минимум, до 2024 года», — сообщает Cumhuriyet (24.11), отмечая, что в таком случае срок правления Путина составит, по меньшей мере, четверть века. Издание также обращает внимание на заявление российского лидера о том, что Россия не намерена возводить новый «железный занавес», осознавая, к каким катастрофическим последствиям для России это может привести.

Некоторые издания продолжили комментировать итоги саммита G20 в австралийском Брисбене, на котором, по мнению Yeni Şafak (18.11), западные лидеры ясно дали понять, что не намерены идти на компромисс и будут сохранять твердость в отношении России. Как отмечает издание, Владимир Путин, судя по всему, остался недоволен переговорами с западными лидерами и покинул Австралию, не дождавшись итоговой декларации саммита. Тот факт, что накануне этого мероприятия к берегам Австралии подошли российские военные корабли показывает, насколько возрос градус напряженности.

Новые санкции, которыми западные страны угрожают России, чтобы заставить Путина пойти на определенные уступки, могут также не дать результатов, а постепенно отдаляющаяся от Запада путинская Россия может еще сильнее сблизиться с Китаем. Однако здесь возникает важный вопрос: готов ли Китай занять чью-либо сторону в холодной войне между Западом и Россией?

Другой обозреватель этого издания (Yeni Şafak, 19.11) приходит к выводу, что саммит «двадцатки» был «ловушкой», организованной США и другими членами группы для России, и совсем не случайно Владимир Путин вернулся в Россию досрочно, поэтому вполне возможно, что последствия встречи в Австралии будут носить глубокий и долгосрочный характер, а ситуация на Украине и в других регионах станет еще хуже.

Как отмечает журналист Zaman (20.11), тот факт, что в последние годы Россия не жалеет ресурсов на модернизацию своих вооруженных сил и проверку их боеготовности, вызывает сегодня особое беспокойство в прибалтийских и европейских государствах. Автор статьи хочет найти ответ на вопрос: что таким образом пытается сделать Путин? Отмечается, что главным фактором, который заставляет Россию наращивать вооружения, а также проводить агрессивную политику в Грузии и на Украине, является расширение НАТО на восток с момента окончания холодной войны. Согласно другой точке зрения, которой, в частности, придерживается писатель Михаил Шишкин, универсальная формула сохранения жизнеспособности диктатуры — «создать врага и начать с ним войну», а значит состояние войны — это «эликсир жизни» российского режима.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.