Европейская комиссия завершила свое антимонопольное расследование в отношении «Газпрома» и направила ему официальные претензии, значит, Европа поняла, что ей либо придется жить под диктат российской компании, проводящей политику Кремля, либо заставить восточного газового гиганта придерживаться законов свободной конкуренции, — пишет Rzeczpospolita (23.04). Предпринятая против «Газпрома» акция, во-первых, повышает шансы на создание европейского энергетического союза, во-вторых, вселяет в жителей Восточной и Центральной Европы надежду на удешевление энергии. И, в-третьих, показывает несправедливость российских тезисов об особой польской русофобии, так как антимонопольное разбирательство было начато по запросу Литвы, вела его датчанка, а утвердила решение Еврокомиссия, состоящая из представителей 28 стран ЕС, резюмирует газета.

ЕС показал «Газпрому» «желтую карточку», заявив, что страны Центральной Европы много лет подвергались манипуляциям и дискриминации, указал в эфире станции Polskie Radio (23.04) руководитель Института энергетических исследований Анджей Сикора (Andrzej Sikora) «То, о чем мы говорили 15–20 лет, внезапно оказалось фактом. Я не знаю, насколько это эффект политики, а насколько того, что кто-то наконец прочитал эти договоры. „Газпром“ уже заявляет, что все это неправда, и что он действовал безукоризненно. Однако это уже шаг к тому, чтобы начать говорить о какой-то экономической политике ЕС, потому что для энергетического союза время еще не пришло», — добавил эксперт.

Евросоюз наконец заметил то, что было давно понятно любому здравому наблюдателю, вторит wPolityce.pl (23.04). Российский концерн много лет подряд вел наступление на энергетическую систему Европы и не только не сталкивался на своем пути с препятствиями, но и получал поддержку европейских политиков и банков. Самый главный пособник Путина, Герхард Шредер, продолжает пользоваться авторитетом у себя на родине, а Польшей все еще управляют те, кто на деле обслуживал интересы «Газпрома», а не собственной страны, с сожалением пишет автор комментария, сомневаясь в том, что жесткий европейский курс в сфере газовой политики будет продолжен.


Запрет на въезд в Польшу членов российского байкерского клуба «Ночные волки», планировавших провести мотопробег, приуроченный к 70-летию Победы, вызвал в польской прессе новую волну комментариев.


«Мы их не испугались, мы их презираем», — заявил в эфире канала TVP Info (27.04) бывший руководитель дипломатического представительства Польши в России Виктор Росс (Wiktor Ross). Дипломат назвал российских мотоциклистов «идейным оружием» и  воплощением «мечты о величии» Путина — «человека, который из-за своих комплексов таким образом демонстрирует свою мужественность: дзюдо, обнаженный торс и так далее».

Мотопробег «Ночных волков» из Москвы в Берлин должен был стать своего рода политическим хепенингом, призванным напомнить европейцам о величии Сталина, и Европа не могла остаться к этому безучастной: терпимое отношение европейских стран к подобным акциям оскорбляет память о жертвах сталинского режима, а заодно оказывает деморализующее влияние на самих россиян. «Ведь если они хотят вместе с европейцами отпраздновать победу над фашизмом, они не должны делать основой своей идентичности историческую ложь», — подчеркивает Rzeczpospolita (27.04).


Чтобы избежать вопросов, связанных с проездом российских байкеров по польской территории, можно было заранее принять против них более жесткие меры: отказать в визе самым политизированным членам клуба, запретить въезд в страну на мотоциклах или даже ввоз мотосредств. Однако, поиск «статей» был в данном случае неуместен, подчеркивает публицист еженедельника Polityka (27.04): ведь российский мотопробег несмотря на всю шумиху в прессе, перспективу возможных провокаций и свое политическое значение оставался частной туристической акцией незначительного масштаба, которой не подобает бояться европейскому демократическому государству.


Польские власти, желая заработать политические очки, решили продемонстрировать полякам, что «они бдительно стоят на страже страны и не позволят путинским хулиганам делать в Польше все, что им вздумается: нарушать закон, устраивать пробеги на российских мотоциклах, как когда-то на российских танках», однако, в конечном счете такая эскалация напряженности бессмысленна, пишет Gazeta Wyborcza (27.04). Давление Европы и США на Россию приносит свои эффекты и рано или поздно заставит Москву пойти на компромисс, которого ожидает Запад. Между тем, «Путин старается свалить вину за напряженность на нас. Это старая игра. И ее целям, помимо внутриполитического эффекта, служила акция "Волков". И нам не стоило принимать в ней участия», — подчеркивает автор комментария.

Храбрый отпор, который поляки дали «Ночным волкам», наверняка войдет в историю польского оружия, как победа над немецким врагом, который несколько лет назад в одном сатирическом издании сравнил президента Леха Качиньского (Lech Kaczyński) с картофелиной, иронизирует другой автор того же издания (29.04). Путин стремится ослабить позицию Польши, но делает это не с помощью мотоциклистов, а вынуждая Польшу увеличивать расходы на вооружения, и именно это подрывает благосостояние польского государства, которое начинает «тратить миллиарды на металлолом, служащий убийству», вместо того, чтобы заниматься культурой, здравоохранением или образованием, подчеркивается в материале.

Реагируя на новость о снятии с проката в России американского фильма «Номер 44», журналисты задавались вопросом о подоплеке такого решения.
Раньше в российском пространстве полностью закрытым для обсуждений казался лишь советский военный миф, однако сейчас выяснилось, что критиковать нельзя даже сталинский тоталитаризм, рассказывает Newsweek Polska (24.04).


«Номер 44» — это не исторический фильм, он не претендует на создание реального образа СССР 1952 года и содержит в себе большой элемент фантазии создателей, поэтому остается загадкой, «чего испугались путинские руководители культуры», недоумевает автор статьи. «Неужели в России полностью реабилитирован даже 1952 год со всем его злом? В Ялте открыли первый за много десятилетий (пока в компании Черчилля и Рузвельта) памятник Сталину. Может быть, скоро службы безопасности снова предстанут в официальной пропаганде рыцарями без страха и упрека? Если под запрет попадает невинная голливудская продукция, любые сколько-нибудь смелые попытки описать прошлое, имеют мало шансов на поддержку», — подводит итог автор.

«Чего боятся россияне, если картина Даниэля Эспиносы, по большому счету, не изображает их страну? Возможно, того, что в „Номере“ появляются фундаментальные вопросы об источнике зла», — размышляет Rzeczpospolita (24.04). Российская пропаганда, следуя советским образцам, демонизирует Запад и превозносит идею самодостаточности России, однако (хотя об этом не говорится вслух, чтобы не снимать накал мобилизации населения) для представителей российской власти и связанных с ними олигархов западное благосостояние остается предметом вожделения. И в этом контексте, как пишет публицист газеты, американская картина изображает, скорее, современную Россию, чем СССР сталинской эпохи: «Зло идет с Запада, так как россияне, глядя в том направлении, понимают, что и они тоже представляют собой общество, которому близки слова Томаса Гоббса „Человек человеку волк“».