«Мы достойно ответим на действия России, а также на ее попытки восстановить советскую сферу влияния», — цитирует The Independent (23.06) заявление министра обороны США Эштона Картера (Ashton Carter). «Уверяю, мы защитим наших союзников, правовой международный порядок и мирное будущее, которое он несет», — предупреждает Картер. Голосу министра вторит генерал Стивен Уилсон (Stephen Wilson), глава командования глобальными ударными силами ВВС США в Европе, заявляя, что «в руках российского президента Владимира Путина сконцентрировано слишком много власти», сообщает газета The Independent (23.06).

Уилсон сравнил «недавнее поведение России» с поведением нацистской Германии, поскольку Россия «аннексировала страну, изменила международное право и повысила голос, чего мы не видели с момента окончания холодной войны». Генерал обвинил Россию в том, что она «создает риск для жизни людей», поскольку российские самолеты «летают без предупреждения вблизи воздушного пространства западных стран и рядом с воздушными коридорами, которые используются международными авиалиниями». В отличие от России, продолжает Уилсон, самолеты НАТО летают «в соответствии с планом полета», о чем НАТО «уведомляет заранее», посылая сигналы для радиолокационного обнаружения. По мнению Уилсона, командование Североатлантического альянса «следует всем международным нормам», однако «Россия этого не делает».

«Запад осознал угрозу слишком поздно. И теперь “коалиция напуганных” должна себя защитить», — пишет Эдвард Лукас (Edward Lucas) из The Times (23.06), подразумевая под «угрозой» Россию. Самое пристальное внимание следует обратить на Прибалтику — «самый уязвимый фланг НАТО». До 2008 года НАТО «не разрабатывало никаких планов» по защите своих новых членов, бывших коммунистических стран, чтобы «не действовать русским на нервы»; в Прибалтике «не было никаких внешних военных сил и не проводились учения», однако ответом России на «такое проявлении слабости» явилось «запугивание» своих соседей.

Далее Лукас пускается в экскурс «враждебных» действий России, начиная с «кибератаки против Эстонии в 2007 году», «пропагандистских атак», «подрывной деятельности». С тех пор «ситуация сильно ухудшилась», заявляет автор, напоминая о «похищении» представителя эстонской полиции безопасности Эстона Кохвера (Eston Kohver), который «сидит в старой тюрьме КГБ в Москве, ожидая обвинений в стиле Кафки за нелегальное пересечение государственной границы». Страны Прибалтики оказались, по мнению Лукаса, беззащитными перед Россией и потому, если Россия объявит о создании бесполетной зоны, чтобы помешать НАТО помогать Прибалтике, то «альянсу придется выбирать — либо бомбить цели на территории России (с сопутствующим риском развязать третью мировую войну), либо сдаться».

В подобном откровенно враждебном тоне по отношении к России написано большинство статей в британских СМИ, вот их заголовки: «НАТО показывает России "зубы", проводя балтийские учения» (The Guardian, 18.06), «США готовы припарковать свою военную технику на российской "лужайке"», (The Sunday Times, 21.06), «США разместят 250 танков "на пороге" у России» (The Daily Telegraph, 24.06), «Латвия предупреждает о возможности холодной войны» (The Times, 19.06), «Британия и союзники ввязались в гонку вооружений с Россией» (The Times, 18.06), «М.Фэллон: У нас есть ответ на бряцание оружием Россией» (The Daily Mail, 18.06), «США отправят 250 танков в страны, граничащие с Россией в качестве "ответа на российскую агрессию"» (The Independent, 23.06).

Несколько иная точка зрения представлена в статье Мэри Дежевски (Mary Dejevsky) под характерным названием «Новая холодная война — не способ вести отношения с Россией», опубликованной в газете The Independent (23.06). Первая интерпретация событий такова: год назад Россия «оторвала» Крым от Украины, однако в Кремле «нет никаких признаков положительных сдвигов», именно по этой причине Запад перестал «уговаривать» Россию и «намерен относиться к ней, как к парии». Вторая интерпретация, «которая все чаще слышится от представителей НАТО», такова: Запад «в корне меняет» свой подход к России и «возвращается к сценарию холодной войны, основываясь на военных приготовлениях и сдерживании».

Однако, полагает Дежевски, в обоих случаях Запад «возвращается к политике, которая не будет работать». На самом деле, утверждает автор статьи, изоляцию России «нарушила» сочинская встреча госсекретаря Джона Керри (John Kerry) с Владимиром Путиным, «инициированная Соединенными Штатами». Именно поэтому такие темы как антироссийские санкции, «язык старомодного сдерживания», исходящий от представителей НАТО, и ответная «стандартная риторика» России — все это «в некотором смысле формальность», полагает Дежевски.

Конструктивная точка зрения представлена в статье посла РФ в Великобритании Александра Яковенко «Запад ведет себя плохо по отношению к России, но давайте будем друзьями» в The Daily Telegraph (22.06), в которой автор размышляет о характере и перспективах российско-британских отношений. «У России и Великобритании имеется совместный опыт и интересы, которые могут стать отправной точкой для улучшения отношений», пишет Яковенко. Отношения между двумя странами «имеют долгую историю», у нас «были взлеты и падения», и, тем не менее, «важно и символично» отметить, что «в критические моменты европейской и мировой истории, в том числе во время борьбы с нацистами, мы были по одну сторону», утверждает автор. Такие события, как 70-летие Победы заостряют внимание на темах, «которые выходят за рамки идеологии и сиюминутных политических императивов». Отношения между Россией и Соединенным Королевством на данный момент «не идеальные», однако от «сужения рамок диалога страдают обе стороны».

Отправной точкой для диалога между Россией и Великобританией явился телефонный разговор между президентом Владимиром Путиным и премьер-министром Дэвидом Кэмероном. По некоторым вопросам у обеих стран «всегда будут» разногласия — «именно по этой причине мы должны поддерживать тесный контакт и сохранять защищенные каналы связи», утверждает Яковенко.

В контексте отношений России и Запада The Economist (19.06) обсуждает тему украинского кризиса. «Связи, складывавшиеся между Россией и Украиной в течение многих столетий, очень глубоки», — сообщает журнал, информируя читателя об истории российско-украинских отношений и замечая, что даже после 1991 года «отношения между этими двумя странами остались довольно теплыми». Однако «аннексировав Крым» и «развязав войну» на юго-востоке Украины, президент России Владимир Путин «превратил братьев во врагов». За последние полтора года отношение украинской общественности к России стало резко негативным. В сентябре 2013 года, накануне революции на Майдане, 88% украинцев относились к России «положительно», а к маю 2015 года эта цифра снизилась до 30%.

Журнал приводит примеры, свидетельствующие об изменении отношения жителей Украины к России: на полках в супермаркетах появились таблички, отмечающие российскую продукцию, вывеска перед входом в киевский Музей М.Булгакова сообщает, что «там не будут рады посетителям, поддерживающим военную оккупацию Украины», недалеко от Арки Дружбы народов торговцы предлагают товары и сувениры «патриотического и антироссийского содержания». «Чем дольше идет война, тем крепче укореняется такое отношение украинцев к России», — подводит итог издание.

«Пока Греция спорила со своими кредиторами, администрация Обамы наблюдала за этим со стороны». Однако теперь, когда Греция оказалась на грани банкротства, «США тоже начинают беспокоиться из-за негативных политических последствий обострения кризиса, а также из-за того, что Россия потенциально может усилить свое влияние на страну-члена НАТО», — пишет The Financial Times (21.06). Дефолт Греции может дать Москве шанс и спровоцировать «разлад между европейскими союзниками США», и «в геополитическом смысле это станет подарком для России». И крайне «нежелательно, чтобы Европе пришлось иметь дело с Грецией, которая состоит в НАТО, но вдруг с ненавистью смотрит на Запад и старается подольститься к России», сообщает издание, приводя слова одного из западных аналитиков из Совета по международным отношениям (Council on Foreign Relations), Себастьяна Моллеби (Sebastian Mallaby).

Официальный представитель Кремля Дмитрий Песков категорически отрицал, что на переговорах Владимира Путина и греческого премьер-министра Алексиса Ципраса на Петербургском форуме речь шла о предоставлении российской финансовой помощи Греции, сообщает The Independent (21.06). Однако, по мнению издания, его слова противоречат словам Аркадия Дворковича о том, что страна «рассматривает вопрос о предоставлении финансовой помощи с целью защиты инвестиционных проектов и торговли». При этом сам Ципрас назвал Россию «одним из самых важных партнеров» для Греции.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.