Действия России в Сирии усиливают ее влияние в регионе

Так 15 сентября озаглавила статью The New York Times, подчеркивая тем самым обеспокоенность американских элит очередным «самоуправством» России, которое может «помешать» коалиции под руководством США убрать неугодного им президента Сирии Башара Асада. В статье объемом 8 500 знаков не нашлось места даже для того, чтобы упомянуть «борьбу» этой коалиции с ИГИЛ, обсуждалось только будущее Асада и разность в позициях РФ и США по отношению к этому будущему. Сообщив о поставках Россией в Сирию тяжелого вооружения тяжелыми транспортными самолетами через Иран и Ирак, авторы статьи с неудовольствием признали: «Болгария закрыла свое воздушное пространство для российских рейсов на прошлой неделе по просьбе Соединенных Штатов. Но Ирак не стал, хотя американские дипломаты выразили обеспокоенность иракскому правительству по поводу российских рейсов еще 5 сентября».

Вообще две трети всех публикаций с упоминанием России были посвящены ситуации в Сирии. И тональность этих публикаций изменилась в течении недели весьма значительно. Первоначальная агрессия и негатив в отношении России сменились на нейтральное изложение фактов и, главное, вполне объективных мнений, учитывающих позицию и интересы России. Казалось, что журналисты и редакторы изданий были в растерянности и не знали наверняка, как среагируют на ситуацию в Белом доме.

«Американцы говорят, что намерения России неясны, — отметила International New York Times (15.09). — Но они настолько обеспокоены происходящим, что госсекретарь Джон Керри звонил дважды в этом месяце министру иностранных дел Сергею Лаврову и предупредил о возможной ‘конфронтации’ с Соединенными Штатами, если наращивание вооружений приведет к российским наступательным операциям в поддержку сил г-на Асада, в результате которых могут быть убиты американские инструкторы или союзники».

The Wall Street Journal (16.09) цитировала выступление Владимира Путина в Душанбе на саммите ОДКБ, подчеркивая его слова о том, что «Россия продолжит оказывать военную помощь правительству Асада».

Сирийский гамбит Путина

Было достаточно много публикаций с критикой президента США Барака Обамы, который «неспособен противостоять Путину» (The Washington Times, 16.09).

В комментарии CNN (16.09) фактически было признано (поняла ли это американская аудитория?), что борьба с ИГИЛ на территории Сирии вовсе не главное для США: «„Мы действительно хотим создать некую международную коалицию по борьбе с терроризмом и экстремизмом“, — сказал Путин. Но тот факт, что в этой войне обе стороны имеют общего врага, не делает их друзьями. И Россия, и США рассматривают ИГИЛ как врага, но они стоят по разные стороны в этом конфликте».

А то, что Штаты проигрывают эту войну на всех фронтах, журналисты упоминали вскользь, а эксперты — в изданиях не для массовой аудитории, как Дэвид Килкуллен (David Kilcullen) в статье «Мы проигрываем войну с ИГИЛ в Ираке», опубликованной в The National Interest (15.09).

Првда, Чарльз Краутхаммер (Charles Krauthammer) в статье «Гамбит Путина, замешательство Обамы» (The Washington Post, 18.09) открыто написал: «потемкинская война Обамы (с участием призрачных местных войск, на подготовку которых потрачено 500 миллионов долларов, чтобы в итоге получить пять бойцов, и с вялой авиационной кампанией) не дает никаких результатов».

Были и другие необычные для изданий мейнстрима признания, как например в комментарии Мэттью Чанса (Matthew Chance), высказавшего мнение, что Кремль опасается, «если Сирия падет, то упадет и российское влияние на Ближнем Востоке, уже подорванное вторжением США в Ирак и хаосом в Ливии» (CNN, 16.09).

А потом еще удивляются, почему Ирак не послушался американских «советов» и пропустил российские самолеты в Сирию…

Дипломатическое наступление Путина

О том, что «Россия предложила провести переговоры о координации военных усилий», сообщила The Wall Street Journal (17.09) и пересказала слова главы госдепа Джона Керри о том, что «администрация Обамы предложила роль России в коалиции стран, борющихся с „Исламским государством“, и США по-прежнему видят путь к политическим переговорам, даже несмотря на обеспокоенность поддержкой Россией режима Асада».

По мнению The New York Times (17.09), «На этой неделе г-н Путин развязал дипломатическое наступление, выдвинув идею о встрече с президентом Обамой и предложив провести переговоры по Сирии на уровне военных ведомств. Он также планирует большое публичное выступление по поводу мирного плана для Сирии на сессии ООН в конце этого месяца».

Зарубежное издание этой газеты сообщило, что «США обсуждают возможность переговоров с Путиным на фоне сирийского кризиса» (International New York Times, 17.09).

В другой статье The New York Times (17.09) пересказала часть интервью Башара Асада российским журналистам, акцентировав внимание на призыве Асада к сирийским повстанцам поддержать его в борьбе с «Исламским государством».

По сведениям Los Angeles Times (18.09) «президент Обама в настоящий момент рассматривает возможность принять предложение Владимира Путина о проведении российско—американских переговоров по Сирии. Диалог должен начаться со встречи военных лидеров двух стран, в ходе которой они обсудят военную деятельность России в Сирии — чтобы избежать того, что министр иностранных дел России назвал „непреднамеренными инцидентами“ — и может привести к встрече Обамы и Путина в ООН в сентябре».

Об этом же сообщили и другие издания (The Washington Times, 18.09). А The Wall Street Journal (18.09) беспокоилась о том, «Будет ли Обама выглядеть слабым в ходе возможной встречи с Путиным?»

Уже 20 сентября стало известно, что «США и Россия ведут переговоры по Сирии» (The Washington Post, 20.09), а министры обороны США и России провели в пятницу первые прямые переговоры: «50-минутный телефонный разговор между Эштоном Картером и Сергеем Шойгу завершает недели обеспокоенности по поводу действий Москвы по оказанию более эффективной военной поддержки сирийскому лидеру Башару Асаду».

В статье «Умелые действия Путина в сирийском вопросе» редакция The Wall Street Journal (21.09) раскритиковала Барака Обаму за его позицию по Сирии в отношениях с Москвой, назвав его «слабейшим из президентов» и высказав надежду, что при следующем президенте эта позиция изменится.

Сказки об ужасной России

Весьма любопытна статья Тимоти Калдаса (Timothy E. Kaldas) в журнале Newsweek (20.09), где автор как раз анализировал и критиковал подобные агрессивные интервенционистские призывы ряда американских политиков, экспертов и журналистов ужесточить политику США в Сирии.

«Две из трех наиболее многочисленных групп беженцев, хлынувших сегодня в Европу, прибыли из тех стран, которые до недавнего времени были оккупированы американскими военными, а самопровозглашенное „Исламское государство“ образовалось в результате случайных встреч джихадистов и бывших офицеров баасистов, сидевших в американских тюрьмах в Ираке. Эти офицеры были разгневаны катастрофическим решением администрации Буша расформировать иракскую армию, оставив примерно полмиллиона иракских мужчин, прошедших военную подготовку, без работы. И то, что последствия такого решения оказались трагическими, вряд ли кого-то удивит», — писал Калдас.

По его мнению, «провалом обернулась война Америки с терроризмом: спустя 14 лет после начала этой войны бывший директор ЦРУ предлагает нам вооружить членов той самой террористической группировки, с которой мы в самом начале намеревались бороться, в надежде, что они смогут победить еще более ужасную группировку, которая возникла отчасти в результате наших военных действий в регионе».

И совсем уж необычная статья появилась в не самой тиражной, но хорошо известной на восточном побережье США газете The Boston Globe (20.09) под заголовком «США рассказывают сказки об ужасной России». Автор, Стивен Кинзер (Stiphen Kinzer), внештатный научный сотрудник Уотсоновского института международных исследований при Университете Брауна, указал: «Настоящие враги создают угрозу любой стране, а вот вымышленные могут оказаться еще опаснее. Они истощают ресурсы, провоцируют ненужные конфликты и отвлекают внимание от реальных проблем. Соединенные Штаты сконструировали такой вымысел, превратив Россию во врага».

«Наша нынешняя кампания против России была вызвана тем, что кое-кто в Вашингтоне называет „агрессией“ против соседней Украины. Нас также разозлило решение России помочь режиму Асада в Сирии. Но истинные причины антироссийских настроений кроются гораздо глубже», — писал он. И, анализируя ситуацию, пришел к выводу, аналогичному выводу Тимоти Калдаса: в сложившейся ситуации виноваты агрессивно и интервенционистски настроенные американцы, для которых не закончилась эпоха холодной войны.

«Эмоции диктуют нам, что Россия это возмутитель спокойствия, потому что она отказывается играть по нашим правилам, а следовательно, с ней надо бороться, и ее надо покарать. Но рассудок должен ответить эмоциям, что Россия это вполне легитимная держава, — отметил Кинзер, — которая не захочет исполнять приказы Запада и не будет молча наблюдать, как Соединенные Штаты содействуют расширению антироссийских движений прямо у нее на границах».

В президентской гонке в США Путин становится политической боксерской грушей

Изменения коснулись еще одной журналистской привычки: писать с иронией и сарказмом о Владимире Путине. Стивен Коллинсон (Stephen Collinson) на сайте CNN (18.09) весьма едко иронизировал в этот раз над потенциальными кандидатами в президенты США от Республиканской партии, участниками политических дебатов, которые транслировались по телевидению. «Каждой хорошей истории нужен злодей, и во Владимире Путине кандидаты на президентскую гонку 2016 года нашли идеального супостата», — писал автор.

«„Роль без слов“ Путина в кампании 2016 года стала гораздо значительнее на президентских дебатах республиканцев в среду, — отметил Коллинсон. — Его имя было упомянуто 18 раз в среду вечером, напоминая о предыдущих эпохах, когда нападки на Советы были одним из главных элементов американских президентских кампаний».

При этом «Путин, кажется, и глазом не моргнет», — шутил автор. — «В то время как республиканские кандидаты разводили демагогию, подлаживаясь под вкусы ястребов местечкового уровня, ностальгирующих по эпохе Рейгана, было неясно, насколько эффективна будет их стратегия более жесткого разговора с российским лидером и его дальнейшей изоляции».

«Антироссийская риторика в ходе избирательной кампании также рискует помочь Путину в достижении пропагандистского успеха — и делает ситуацию для следующего президента гораздо более напряженной, — потому что она рискует усугубить антиамериканские предрассудки в России…» — процитировал Коллинсон Мэтью Рожански (Matthew Rojansky), специалиста по России в Центре Уилсона (Wilson Center).

Сделать что-то для Украины, важнее, чем сделать что-то с Россией

Об Украине в контексте России вспоминали не только, проводя параллели с ситуацией в Сирии. Лоренс Саммерс (Lawrence H. Summers), профессор Гарварда, бывший министр финансов США и директор Национального экономического совета, высказал мнение, что «для Соединенных Штатов и Европы экономический успех Украины крайне важен. Наши лидеры справедливо утверждают, что военная сила не всегда бывает самым подходящим средством для разрешения международных конфликтов. Если Украина сможет повысить стандарты жизни для своих граждан сильнее, чем Россия для своих, это станет крупным триумфом Запада. В определенном смысле, сделать что-то для Украины, важнее, чем сделать что-то с Россией» (The Washington Post, 16.09).

Он считает, что «Помощь Украине — это не просто поддержка зарубежных экономических реформ. В ситуации, когда на территорию Украины было осуществлено вторжение, такая помощь становится инвестицией в передовую оборону и соответствует ключевым интересам США и Европы в сфере безопасности».

С другой стороны, Майкл О'Хэнлон (Michael O'Hanlon), старший научный сотрудник Института Брукингса (Brookings Institution) в статье «Как прекратить войну на Украине» (The National Interest, 16.09) высказывает уверенность, что «Нужен иной подход, который решает суть проблемы, создавая новую, приемлемую для всех архитектуру безопасности в Центральной Европе».

Анализируя сложившуюся в Европе ситуацию, он приходит к выводу, что «НАТО должна предложить Москве новую архитектуру безопасности в Центральной Европе для государств, не входящих в состав Североатлантического альянса. Главная идея заключается в том, что Украина и прочие бывшие советские республики, не являющиеся сегодня членами НАТО, навсегда останутся нейтральными».

«Россия и НАТО должны стать гарантами суверенитета нейтральных государств, — пишет автор. — Это не ослабит формальный суверенитет Украины, и здесь не нужно долгосрочное решение типа передачи Гонконга. Но все будут понимать, что формально Украина в геостратегическом плане не войдет в состав Запада, хотя и сможет получать западную помощь для выхода из своего нынешнего отчаянного экономического положения, когда будут созданы необходимые политические основы».