Россия — Сирия — НАТО — Украина

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг (Jens Stoltenberg) ответил на вопросы журналистов по поводу будущей стратегии Альянса и, в том числе, отношений с Россией (Le Monde, 1.10). Ему был задан вопрос, не может ли Россия воспользоваться своей нынешней ролью в Сирии, чтобы решить вопрос по снятию санкций, вызванных ее действиями на Украине. Йенс Столтенберг ответил: «Мы никогда не согласимся, чтобы Украина стала предметом торга». Далее он сказал, что «хотя российские войска по-прежнему стоят на востоке Украины, есть все же многообещающие перемены».

Генеральный секретарь убежден, что «впервые после окончания Второй мировой войны одна страна силой овладевает в Европе частью территории другой страны. Поэтому дестабилизация Украины, которой занимается Россия при помощи поставок оружия, подготовки военнослужащих, а также собственными войсками, понуждает нас к ответу. Мы нарастили свое военное присутствие на Востоке и в Балтийских странах Альянса путем проведения войсковых учений». Йенс Столтенберг также негодует по поводу отсутствия координации между действиями российской авиации и сил НАТО: «Казалось, мы ясно договорились, что Россия обещала сопрягать свои действия с нами. Так что она должна, как минимум, это делать».

Генеральный секретарь Альянса также решительно высказался против поддержки Башара Асада, которого он считает «только частью проблемы».

«Хотя этого и можно было бы ожидать, но все же российское вмешательство в Сирии застигло западников врасплох. Оно вызвало беспокойство то ли ввиду того, что мотивы и цели Путина не ясны, то ли, по крайней мере, в связи с недоверием, которое господствует в отношениях российского президента с его американским и европейскими визави» (Liberation, 1.10). Газета считает, что первые российские авиаудары в провинции Хама и поблизости от Хомса лишь подтвердили подозрения в том, что целью Кремля является, скорее, поддержка Башара Асада, чем борьба с ИГИЛ. Но Россия, по словам редакции, чеканно заявляет, что ее действия полностью вписываются в нормы международного права, «в то время, как западники действуют без согласия сирийского правительства или хотя бы мандата ООН».

Редакция Libération (30.09) напомнила, что за нынешним этапом стоят 45 лет истории сотрудничества между Москвой и Дамаском. Кроме того, для России является отдельной проблемой присутствие, согласно некоторым данным, двух тысяч двухсот ее граждан в рядах бойцов ИГИЛ. Речь идет о «закаленных в боях выходцах с Кавказа, свободных от влияния кланов и от чисто сирийских интересов». Москва, по словам редакции, опасается «контактов между сирийско-иракским и кавказским театрами военных действий». Не секрет, что в течение последнего года многие приверженцы Кавказского Эмирата, действующие под эгидой Аль-Каиды, покинули движение и оказались в ИГИЛ.

«Надо ли дружить с Владимиром Путиным в Сирии? Ведь он враг» — пишет автор Le Monde (30.09). «За красивыми декларациями Москвы, предназначенными на экспорт, скрывается, как в Потемкинских деревнях, куда более прозаичная реальность, касающаяся внутрироссийских дел. Призрак долгосрочной рецессии затемняет там горизонт архаичной экономики, подсевшей на продажу сырья, цены на которое постоянно снижаются. Кремль также охвачен навязчивым бредом и каждый день все более продвигается в сторону бесконтрольного авторитаризма, гася те немногие проблески общественной свободы и уничтожая все то, что хоть как-то походит на настоящую политическую оппозицию, в преддверии парламентских выборов, назначенных на 2016 год». Таков многословный и прихотливый диагноз, поставленный России Александром Мельником на страницах официальной французской газеты.

Исходя из этих сомнительных предпосылок, автор делает вывод, что у Кремля две задачи: «заморозить» конфликт на Украине и спасти «репрессивный и губительный для свободы режим Башара Асада». Имеет ли право Владимир Путин на свое место в антитеррористической коалиции? — риторически вопрошает Александр Мельник. «Да, возможно! — отвечает он сам себе. — Как Сталин имел неоспоримо свое место в победе над нацисткой Германией во время Второй мировой войны. Все средства хороши, если надо срочно сражаться с абсолютным злом!» Но не надо забывать о той пропасти, которое отделяет видение мира у западных политиков и у российского президента. Надо уподобиться Уинстону Черчиллю, чтобы «не впасть вновь в обветшавшие догмы Клаузевица», — авторитетно замечает автор публикации.

«Владимир Путин замыслил двойной удар: он защищает сильно пошатнувшуюся с лета власть Башара Асада и успешно реализует свой замысел, тщась всем доказать, что, на самом деле, есть только один общий враг: террористический джихадизм», — считает сотрудник Фонда стратегических исследований Брюно Тэртрэ (Bruno Tertrais), цитируемый на страницах солидного издания L`Obs (28.09) в статье журналистки Сары Рафалла (Sarah Diffalah). Брюно Тэртрэ не верит, что несколько российских пушек и самолетов в Латакии способны изменить расклад сил в регионе. Сама же автор статьи отмечает, что Владимир Путин, по-видимому, договорился с Биньямином Нетаньяху о механизме сотрудничества, чтобы российские операции не нарушили израильские планы. «Российское присутствие раздражает, — заключает журналистка. — Так как Владимир Путин не постеснялся подчеркнуть провал американской стратегии, чтобы оттенить успех собственных начинаний».

При этом весьма любопытно, что сама Франция потребовала от России не медлить и срочно вступить в сражение. Так, министр иностранных дел этой страны Лоран Фабиус (Laurent Fabius) раскритиковал тех, «кто много говорит, но пока не задействовал ни одного самолета» в борьбе с ИГИЛ, как отмечает Europe 1 (29.09). По словам редакции, он прямо-таки пригласил Москву срочно ввязаться в бой с джихадистами «конкретно, а не посредством СМИ». Свои заявления глава французской дипломатии сделал на пресс-конференции в Нью-Йорке. В то же время первые удары французской авиации по позициям исламистов были нанесены накануне открытия Генеральной Ассамблеи ООН, то есть 27 сентября, сообщает редакция.

Рост напряжения между Москвой и Варшавой

Мелкая словесная пикировка между Россией и Польшей не затухает (Radio France Internationale (RFI), 28.09). Так, «посол России в Польше Сергей Андреев был вызван для разъяснений главой дипломатического ведомства этой страны после того, как заявил польским СМИ о частичной ответственности Польши за начало Второй мировой войны». По словам посла России, Польша заблокировала создание коалиции против нацистской Германии. МИД Польши в долгу не остался, заявив о «возобновлении самой лживой трактовки истории сталинской и коммунистической эпохи». Отношения между Россией и Польшей находятся на исторически низком уровне «после аннексии Крыма Россией».

Надо помнить о Пакте Молотова — Риббентропа, подписанном в августе 1939 года между СССР и нацистской Германией с предусмотренным разделом Польши и захватом прибалтийских стран (Les Echos, 26.09). «После ввода советских войск 200 тысяч польских военнослужащих стали военнопленными, а 22 тысячи польских офицеров были расстреляны под Катынью в России». Когла главу польского правительства Эву Копач (Ewa Kopacz) спросили об этом дипломатическом инциденте, то она кратко ответила: «В Польше даже дети знают, что ни Молотов, ни Риббентроп поляками не были».

Шпионаж по-эстонски

«В результате состоявшегося на пограничном мосту обмена Россия освободила агента эстонской контрразведки, задержанного, согласно Москве, на российской территории, но похищенного в Эстонии», — сообщил Courrier Picard (27.09). Такой парадоксальной фразой, противоречащей правилам логики, открывается редакционная статья газеты. Французские журналисты смело полагают, что освобождение Эстона Кохвера (Eston Kohver) воспоследовало в связи с предстоящим выступлением Владимира Путина на Генеральной Ассамблее ООН. Так что это освобождение «было положительно встречено США».

Информация об освобождении агента Кохвера стала известна из пресс-коммюнике ФСБ, сообщает газета. Его обменяли на бывшего сотрудника охранной полиции Эстонии Алексея Дрессена, осужденного в 2012 году на 16 лет за «шпионаж в пользу Москвы». Редакция сообщает, что на пресс-конференции, данной агентом после освобождения, бросался в глаза «его здоровый вид». ФСБ сообщила, что Эстон Кохвер был задержан год назад «с пистолетом, боеприпасами, „специальным оборудованием для незаконной записи“ и прочей спецтехникой, соответствующей профилю разведдеятельности». Отмечается, что его арест вызвал протест Евросоюза, США и, собственно, Таллина с призывом о его немедленном освобождении.

Татары парализовали Крым

«С 20 сентября ни один грузовик с продовольствием не может проехать с территории Украины на Крымский полуостров, аннексированный Россией», — сообщает Radio France Internationale (26.09). И это, зловеще обещает редакция, «только еще начало». Тем не менее, собкор французской радиостанции тоже удивлен: как это можно подвергнуть блокаде целый полуостров, на котором проживают два миллиона человек? Сам себе он и отвечает: «Достаточно всего лишь перекрыть две дороги». Для этого хватило несколько сотен человек, их автомашин и нескольких бетонных блоков, положенных поперек автострады. «Теперь, — смело заявляет французский журналист, — Положение Крыма подобно Донбассу». Именно этого и добивались организаторы акции — крымские татары во главе с Мустафой Джемилевым и «Правый сектор».

Радиостанция утверждает, что крымские татары «массово возражали против присоединения Крыма, а теперь они подвергаются политическим преследованиям». Их цель — привлечь к себе внимание. Крайне важно отметить, что «Москва и Киев пытаются применять статьи Минского соглашения. А одним из непреложных условий является признание Западом необратимости присоединения Крыма к России. Это именно то, что крымские татары категорически отрицают. Отсюда и эта акция».