Президент Владимир Путин совершает «ужасную ошибку», посылая боевые самолеты на поддержку «сирийского тирана» и «мясника» Башара Асада, поскольку авиаудары наносятся по областям, которые «контролируются не ИГ, а другими оппонентами режима», сообщила The Daily Mirror (5.10), цитируя британского премьера Дэвида Кэмерона. В результате таких действий России ближневосточный регион станет «менее стабильным», что приведет к его «дальнейшей радикализации» и «активизации террористической активности».

По мнению Кэмерона, Россия должна «сменить траекторию» и присоединиться к Западу в его действиях против ИГ, но при обязательном выполнении следующего условия: заменить Асада, поскольку, по выражению главы МИД Великобритании Филипа Хэммонда (Philip Hammond), именно Асад, благодаря своей политике, является «главным поставщиком рекрутов для ИГ».

Кроме того, Дэвид Кэмерон «осуждает „неизбирательные“ авиаудары России», поскольку они наносятся «не только по экстремистским группам ИГ и боевикам „Аль-Каиды“, но и по формированиям законной оппозиции», в результате чего ситуация «только ухудшается», сообщила The Independent (4.10). Газета напомнила, что такая реакция премьера последовала на сообщения о том, что в ходе ударов российской авиации, помимо боевиков «Аль-Каиды» и связанной с ней «Джабхат ан-Нусра», «были убиты, по крайней мере, 39 гражданских лиц, в том числе восемь детей и восемь женщин». По мнению министра международного развития Соединенного Королевства Джастин Грининг (Justine Greening), удары российской авиации по Свободной армии Сирии «совершенно неприемлемы», поскольку они «отдаляют нас от любых попыток политического урегулирования кризиса».

«Обама предупредил Путина, что он устал от кровавой гражданской войны в Сирии», — пишет The Daily Mail (3.10). По мнению Обамы, российский президент «не способен отличить умеренных сирийских повстанцев от террористических сил ИГ», называя их всех террористами. Американский президент «жестко предупредил» Путина, заявив ему, что поскольку российский президент «впутал Россию в сирийский конфликт, то именно он и будет отвечать за поиск мирного решения». «Действия, предпринимаемые Россией, не делают ее сильной», — подытоживает Обама.

«Москва предположительно нанесла воздушные удары по тем сирийским силам, которых финансируют, готовят и вооружают американцы, нанеся им ущерб и потери», — пишет Збигнев Бжезинский (Zbigniew Brzezinski) в статье, опубликованной в The Financial Times (4.10). По словам этого известного политика, в прошлом занимавшего пост советника по национальной безопасности в администрации Картера, военные действия России в лучшем случае являлись «демонстрацией российской военной некомпетентности», а в худшем — «свидетельством опасного желания показать американское политическое бессилие».

Поскольку на карту поставлены не только будущее ближневосточного региона, но и авторитет Америки, то в этих обстоятельствах у США, если они хотят защитить свои интересы в регионе, имеется единственный выбор: «передать Москве требование о том, чтобы она прекратила боевые действия, наносящие урон американским интересам». Конечно, по словам Бжезинского, Россия «имеет право поддерживать» Асада, но таковые действия «должны вызвать ответную реакцию и действия США».

Бжезинский утверждает, что размещенные в Сирии российские военные силы «весьма уязвимы», поскольку «изолированы от своей страны». Если российские военные «будут и дальше упорствовать, провоцируя США», то их можно будет «разоружить», поэтому «лучше убедить Россию действовать совместно с Соединенными Штатами ради урегулирования региональных проблем, выходящих за рамки интересов одного государства», полагает Бжезинский.

С мнением Бжезинского согласна The Times (2.10), которая утверждает, что «Россия бомбит не ИГ, а повстанцев, обученных Соединенными Штатами». Газета сообщает, что российская авиация нанесла удар по «тренировочному лагерю сирийских повстанцев, которых готовили США». Кроме России, как полагают, свежие силы в Сирию ввел Иран для участия в наземной операции против «антиасадовских повстанцев». Однако Саудовская Аравия предупредила, что «поддержит повстанческие силы, если Россия продолжит воздушные налеты».

В результате российских авиаударов по позициям ИГ в районе «христианского города Эль-Карьятейн» в провинции Хомс «имеются жертвы среди гражданского населения», передает The Independent (2.10). Однако по заявлениям российской стороны, наносятся только точечные удары, чтобы «свести к минимуму косвенный ущерб».

Со стороны Запада, Турции и некоторых стран Персидского залива все больше и больше слышны обвинения в том, что Москва «использует бомбардировки ИГ в качестве предлога для устранения всех повстанческих групп, включая умеренных, которые противостоят режиму Башара Асада». В ответ на бомбардировки представители ИГ написали в твиттере следующее сообщение на фоне фотографии объятого пламенем собора Василия Блаженного: «Смерть Путину: мы скоро придем».

«Мусульманская община России никогда не была едина, поэтому российские воздушные удары в Сирии угрожают подогреть нынешнюю напряженность», — сообщает медиакорпорация Би-би-си (7.10). Российская мусульманская община, насчитывающая на 2011 год «более 11 миллионов человек» (что составляет от 14 до 20 процентов населения страны) делится на три следующие группы: сторонники Кремля, противники Башара Асада и его союзников (которые, однако, поддерживают военные удары против ИГ), а также откровенные сторонники ИГ.

Почти 6400 из 7 тысяч российских мечетей контролируются муфтиями, «более-менее лояльными российским властям» и поддержавшими решение Владимира Путина о военной операции в Сирии. В то же самое время, по утверждению издания, «некоторые религиозные лидеры России ставят под сомнение решение Путина о бомбардировках». Издание замечает, что «большинство боевиков сирийской оппозиции принадлежат к мусульманам-суннитам», которым противостоят алавиты (преобладающие в сирийской армии) и шииты (куда входят подразделения «Хезболлы» из соседнего Ливана).

Россия «использует Сирию для того, чтобы “отвлечь внимание от продолжающейся российской агрессии на Украине”», именно поэтому «надо оказывать [на нее] более последовательное давление», — пишет The Financial Times (1.10), цитируя главу МИД Украины Павла Климкина. По мнению издания, «неожиданно агрессивные военные действия» России в Сирии «омрачили дипломатические подвижки» на Украине, «застали Запад врасплох» и вызвали «определенные подозрения относительно конечных намерений Москвы».

По мнению Парижа и Берлина события в Сирии «никак не влияют» на переговоры по Украине, хотя и окажут на них «сдерживающий эффект». Поскольку все внимание Вашингтона приковано к сирийским событиям, союзники Украины в Европе и США усилили давление на Киев, добиваясь от него проведения предусмотренной минскими соглашениями децентрализации.

Тем временем Украина и «поддерживаемые Россией повстанцы» согласились отвести все оставшиеся тяжелые вооружения и боевую технику от линии фронта, что, по словам «сепаратистов», должно «предвещать “конец войны”», передает The Daily Telegraph (2.10). Соглашением предусматривается, в том числе, отвод танков и минометов в пределах 30-мильной буферной зоны. По мнению издания, эти передвижения войск и техники происходят в то самое время, когда внимание мирового сообщества приковано к военным ударам, которые Россия наносит по ИГ в Сирии. По словам министра обороны Украины Степана Полторака, Украина «соблюдает все положения Минских соглашений», несмотря на «отдельные провокации сепаратистов», сообщает издание.