Визит в Россию высокопоставленных официальных лиц Саудовской Аравии во главе с министром обороны Мухаммадом ибн Салманом (Muhammed bin Selman) был прокомментирован Hürriyet (12.10) как сигнал Эр-Рияда о готовности к сотрудничеству с Москвой по сирийскому вопросу. Была высказана и вероятность того, что Эр-Рияд склоняется к точке зрения об участии Башара Асада в переходном периоде в Сирии.

Согласно Türkiye (13.10), Саудовская Аравия видит в Кремле партнера в решении региональных вопросов особенно после того, как США потеряли свою власть в урегулировании проблем на Ближнем Востоке и подписали ядерное соглашение с Ираном, за которым последует отмена санкций против этой страны.

Не только напряженность с Вашингтоном из-за сближения с Ираном, но и военные действия России в Сирии в период снижения влияния США в регионе, по мнению колумниста Cumhuriyet (15.10), таят в себе множество неопределенностей с точки зрения интересов саудовского режима.

Почему Россия организовала военную операцию в Сирии в период экономических проблем, возникших в том числе из-за санкций, введенных Западом из-за Украины и Крыма? Ответ на этот вопрос ищет автор статьи в T24 (16.10) и приводит следующие точки зрения:

Во-первых, Россия полагает: если падет Сирия, то в дальнейшем может настать черед Ирана, Кавказа, Средней Азии и самой России.

Во-вторых, президент Путин хочет, чтобы с его страной считались на международной арене.

В-третьих, успехи во внешней политике российский лидер может использовать для предотвращения риска возможных социально-политических потрясений внутри страны.

В-четвертых, Кремль видит, что ИГИЛ и другие подобные организации становятся опасным центром притяжения для мусульманского населения России, которое насчитывает 15-20 миллионов человек и в основном исповедует суннизм.

В этой связи было бы логичнее уничтожить террористов вдали от России, пока они не вернулись назад. Как бы то ни было, заключает автор, очевидно, военная операция Кремля в Сирии существенно изменит не только региональные, но и международные балансы.

Сирийская политика России обусловлена стратегией национальной безопасности РФ, утвержденной еще в 2009 году, приходит к выводу журналист Akşam (13.10). В этой связи он обращает внимание на следующие пункты данного документа:

– Внимание международной политики на долгосрочную перспективу будет сосредоточено на обладании источниками энергоресурсов, в том числе на Ближнем Востоке, на шельфе Баренцева моря и в других районах Арктики, в бассейне Каспийского моря и в Центральной Азии.

– В условиях конкурентной борьбы за ресурсы не исключены решения возникающих проблем с применением военной силы.

– В сфере международной безопасности Россия сохранит приверженность использованию политических, правовых, внешнеэкономических, военных и иных инструментов защиты государственного суверенитета и национальных интересов.

Согласно Star (17.10), военные и дипломатические шаги России в Сирии — продолжение процесса сведения счетов с Западом, ужесточившегося с 2008 года, с началом российско-грузинского конфликта. Так, Россия начала активно препятствовать формированию Западом международной системы по своему усмотрению и расширению сферы его политического и культурного влияния.

Отмечается, что действия России в Грузии в 2008 году, в Крыму и на Украине в 2014 году и, наконец, в Сирии Запад считает «агрессией» со стороны России. Для России же эти шаги носят оборонительный характер, поскольку они направлены на защиту ее традиционных сфер влияния.

Как говорится в другой статье этого издания (Star, 17.10), Кремль, комментируя свои воздушные атаки в Сирии как «легитимное вмешательство», апеллирует к цветным революциям при прямой поддержке Запада во главе с США и дестабилизации, которую они создали. И в качестве главной причины хаоса в Сирии и возникновения таких радикальных групп, как ИГИЛ, Москва называет именно ошибочную политику США.

«У русских странное чувство юмора. Сначала они открывают мечеть в Москве, пригласив на торжественную церемонию открытия Эрдогана, зачитывают Коран, а затем начинают бомбить всевозможные исламистские группы в Сирии, недоумевая: “Умеренные? Что это значит?”» — пишет публицист Cumhuriyet (13.10). Россия наносит удары не только по ИГИЛ, отмечает автор, но и по «Свободной сирийской армии», а также по радикальным группам, представляющим прямую угрозу для Асада. При этом Турция — не только не «плеймейкер» в этой игре по изменению балансов в регионе, она вообще оказывается вне этой игры, добавляет журналист.

Россия гонит ИГИЛ к границам Турции. К такому выводу приходит Star (13.10), сообщая, что вместо объектов ИГИЛ российские самолеты бьют по «Свободной сирийской армии» и гражданскому населению, а воздушные операции против ИГИЛ практически прекратились. Россия фактически открывает для ИГИЛ коридор к границе с Турцией и рассчитывает одним выстрелом убить двух зайцев. Во-первых, поставить в затруднительную ситуацию Турцию, которая с самого начала призывала международное сообщество противостоять «тирании, чинимой сирийским режимом в отношении гражданского населения». Во-вторых, предотвратить возможные атаки террористических организаций, созревших и окрепших в Сирии, а также сохранить преимущества, связанные с выходом в теплые моря и защитой собственных интересов.

Новыми и серьезными рисками для Турции, по мнению журналиста Dünya (15.10), может обернуться и готовящаяся атака в Алеппо, которая будет происходить при поддержке российских военных самолетов с воздуха. Если Асад добьется успеха, то его противники и боевики ИГИЛ обратятся в бегство и попытаются укрыться в Турции.

Турция, настаивающая на создании «буферной зоны» в Сирии, а сегодня оказавшаяся в центре треугольника США — Россия — ЕС, по образному выражению журналиста Cumhuriyet (15.10), сама становится «буферной страной».

Журналиста Radikal (14.10) беспокоит другой момент: сотрудничество России и США с сирийскими курдами. В частности, отмечается, что Россия «открывает новую дверь» для контактов с Партией «Демократический союз» (PYD), а недавно в Париже состоялась встреча замглавы МИД РФ Михаила Богданова с лидером PYD Салихом Муслимом (Salih Müslim).

Турецких обозревателей не перестает волновать вопрос: как все эти события скажутся на отношениях России и Турции, зависимой от России в энергетической сфере? Одни призывают Анкару к изменению ее энергетической политики и поиску реалистичных альтернатив российскому газу, говоря о неприемлемости «агрессии» (в виде нарушений турецкого воздушного пространства) со стороны страны, с которой у Турции так хорошо развиты торговые отношения (Milli gazete, 13.10; Yeni Şafak, 16.10).

Другие продолжают настаивать на том, что, как бы Турция ни желала этого, она не может прекратить покупать природный газ из России, который используется для выработки тепловой и электрической энергии, поэтому Турция не должна допускать газового кризиса с Россией (Dünya, 17.10).

Заявление министра энергетики и природных ресурсов Турции Али Рыза Алабоюна (Ali Rıza Alaboyun) о том, что между Россией и Турцией нет каких-либо проблем в энергетике, при этом приоритетными вопросами между двумя странами являются пересмотр цены на природный газ и проект «Турецкий поток», переговоры по которому продолжаются, также оказалось в поле зрения изданий (Bugün, 14.10). По словам министра, если и есть какие-то незначительные спорные моменты, то они обсуждаются, и достигается консенсус.

Согласно Dünya (16.10), именно с напряженностью, возникшей между Турцией и Россией после начала воздушной операции РФ в Сирии, могут быть связаны препятствия, возникшие на пути грузоперевозок из Турции в Среднюю Азию через Россию. Как сообщает глава исполнительного комитета Международной ассоциации перевозчиков (UND) Фатих Шенер (Fatih Şener), российская сторона отказывается выдавать Турции запрашиваемые транзитные документы, причем такие проблемы возникают впервые.

Глава Федерации отельеров Турции Осман Айык (Osman Ayık) выражает убежденность в том, что политический кризис между Россией и Турцией не скажется негативно на сфере туризма: «Россия — важный торговый партнер Турции, и этим все сказано, — отмечает Айык. — У граждан России есть эмоциональная связь с Турцией. Многие россияне традиционно отдают предпочтение этой стране. От нас Россия никогда не сможет отказаться» (Milliyet, 12.10).

Два доклада и два очень разных результата. Так журналист Habertürk (14.10) в статье под названием «Испытание русских малазийским самолетом» комментирует выводы, к которым СБ Нидерландов и российская оборонная компания «Алмаз-Антей» пришли в связи с крушением малазийского рейса MH17 на Украине. «То, что самолет был сбит ракетой российского производства типа “Бук”, — вопрос решенный. Но по-прежнему остается загадкой то, кто осуществил запуск ракеты в зоне конфликта. Из-за этого на обстоятельства крушения боинга не удается пролить свет», — пишет автор.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.