Послание президента РФ Федеральному собранию, которое транслировалось на всю Россию, не получило в этом году серьезного внимания американских СМИ. И причина вряд ли в том, что оно было малоинтересно американской аудитории. Просто – невыгодно. Даже в тех немногих комментариях, появившихся в ведущих СМИ, заголовки никак не отражали их главную тему: ежегодное обращение президента России к народу.

Статья в The Wall Street Journal (4.12) называлась «Путин намерен продолжать оказывать давление на Турцию в связи со сбитым самолетом» и была в основном посвящена именно тем нескольким абзацам речи, где президент комментировал ситуацию, возникшую после уничтожения турками российского бомбардировщика. «После резкой критики в адрес Турции г-н Путин потратил большую часть часового выступления, рассказывая о мерах по выходу российской экономики из рецессии, вызванной низкими ценами на нефть и западными санкциями, введенными из-за российской интервенции на Украину», — эта фраза и ещё парочка следующих за ней — об экономических проблемах России — завершали комментарий.

О том, что четверть своего послания Федеральному собранию Владимир Путин посвятил проблеме терроризма в мире, не было сказано ни слова.

«Путин угрожает Турции в связи со сбитым самолетом» — это заголовок из The Washington Post (4.12), где опять большая часть статьи — пересказ слов президента об изменившихся отношениях России с Турцией. Правда и здесь было сказано, что основная часть выступления была посвящена экономическим предложениям, касающимся проблем коррупции, судебной реформы и экономического роста. И опять ни слова о том, что значительная часть речи была посвящена проблеме терроризма в мире.

Все же два издания — газета Los Angeles Times (3.12) и сайт журнала U.S.News & World Report (3.12) — перепечатали комментарий агентства Associated Press «Путин призвал создать „единый мощный кулак“ для борьбы с терроризмом». Там рассказано о том, что в своем послании к нации Путин призвал положить конец тому, что он назвал «двойными стандартами», которые препятствуют объединению глобальных усилий в борьбе с терроризмом. Не называя прямо Соединенные Штаты, он обвинил Вашингтон и его союзников в превращении Ирака, Сирии и Ливии — ради смены режимов в этих странах — в «зону хаоса и анархии, угрожающих всему миру».

При этом отмечено, что «Путин не коснулся усилий, предпринимаемых для старта мирного процесса в Сирии, сфокусировав внимание на необходимости объединения глобальных усилий в борьбе с терроризмом после терактов в Париже и уничтожения российского пассажирского самолета в Египте».

«Обама не включает Россию в список союзников по борьбе с терроризмом», — отметила The Washington Times (7.12) в комментарии к обращению президента США к нации в воскресенье. Президент Обама сделал завуалированный удар по России в ходе его обращения к нации в воскресенье, исключив её из «друзей и союзников», которые работают наиболее тесно с Соединенными Штатами, чтобы победить «Исламское государство» и радикальные исламистские движения, указала газета, добавив: «В единственном упоминании о недавних шагах Москвы г-н Обама сказал, что сирийское политическое урегулирование позволит „нашим союзникам, как и таким странам, как Россия, сосредоточиться на общей цели — уничтожении группировки ИГИЛ, которая угрожает всем нам“».

Кроме того, газета подчеркнула, что тон Обамы сильно отличался от президента России Владимира Путина в его обращении к нации на прошлой неделе, в котором он призвал к гораздо более тесному сотрудничеству между Москвой и Западом в борьбе против «Исламского государства». «Мы должны оставить все споры и разногласия и создать один мощный кулак, единый антитеррористический фронт, который будет работать на основе международного права под эгидой Организации Объединенных Наций» — приведя цитату из речи Путина, The Washington Times указала, что это высказывание некоторые расценивают как критику действующей под эгидой США международной коалиции для борьбы с «Исламским государством» в Ираке и Сирии.

Необходимо сотрудничество между Россией и США, чтобы не дать возможности ИГИЛ изготовить «грязную бомбу» – писал Говард Лафранчи (Howard LaFranchi) в The Christian Science Monitor (2.12). Что, если бы в Париже злоумышленники имели «грязную бомбу»? – ставит вопрос автор. Такие возможности у ИГИЛ уже есть. Лафранчи приводит мнение бывшего сенатора от штата Джорджия Сэма Нанна (Sam Nunn) о том, что для предотвращения этого сценария, международному сообществу и, в частности, США с Россией необходимо срочно объединиться для защиты от распространения ядерных и радиоактивных материалов и незаконного доступа к ним.

О том, «Как вернуться к американо-российскому сотрудничеству», размышляли Александр Дынкин, директор московского Института мировой экономики и международных отношений имени Примакова, и Мэтью Барроуз (Mathew Burrows), директор Инициативы по стратегическому прогнозированию вашингтонского Атлантического совета (The National Interest, 7.12). По их мнению, «нежелание США и Запада сотрудничать с Россией в области борьбы с ИГИЛ и стабилизации Ближнего Востока напоминает детскую готовность отморозить уши назло бабушке».

Нежелание Вашингтона признавать новые реалии порождает опасные перспективы, считают авторы, предполагая. что «худшим исходом может стать новая биполярность, в рамках которой группировка стран, объединившихся вокруг Китая и России, будет противостоять Соединенным Штатам и их европейским и азиатским союзникам».

«Ни одна из сторон не заявляет об этом, но российские военные готовятся к конфронтации с НАТО, а НАТО готовится к конфронтации с Россией. Именно в этом контексте, совершенно независимо от сложности российского и турецкого участия в сирийской гражданской войне, следует рассматривать уничтожение турками российского военного самолета, что могло стать, образно говоря, спичкой, падающей на потенциальную пороховую бочку», — писал Ян Кирнс (Ian Kearns) в журнале Newsweek (1.12).

По его мнению, «Если лидеры в России и на Западе имеют хоть какое-то чувство предвидения, то они должны срочно созвать Совет Россия–НАТО и использовать его для заключения меморандума о взаимопонимании с целью эффективного разрешения происходящих инцидентов со сближением военных самолетов».

Издания активно публиковали материалы в защиту позиции Турции. «Главы МИД стран НАТО обсуждают способы защиты турецкого воздушного пространства» — писала The Wall Street Journal (2.12). Газета подробно рассказала об этой встрече в Брюсселе, отметив, что «западные союзники обсуждают интенсивные меры c целью помочь защитить турецкую границу после того, как вооруженные силы Турции сбили российский боевой самолет».

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг сказал, что союзники примут в ближайшие недели решение о развертывании дополнительных военных средств в регионе Средиземного моря. А министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичус (Linas Linkevicius) заявил, что после противостояния с Россией альянс обязан свои заявления о содействии Турции поддержать конкретными усилиями для укрепления её обороны. «Все, что запрашивает Турция, должно быть принято во внимание. Это наша обязанность», — сказал он.

«Приглашение Черногории вступить в НАТО вызывает ярость в Москве» — писала International New York Times (3.12). Впервые за шесть лет НАТО в среду пригласил нового участника вступить в военный альянс, что вызвало бурный резонанс в России и подчеркнуло эскалацию напряженности между противниками времен холодной войны. А «представитель Кремля Дмитрий Песков» заявил, что расширение НАТО будет встречено неопределенными пока ответными мерами со стороны России, отметила газета.

The Wall Street Journal (3.12) указала, что «НАТО открыт для диалога с Россией после приглашения Черногории вступить в альянс». При этом американские и европейские дипломаты говорят, по свидетельству газеты, что они рассматривают это приглашение как сигнал Москве о том, что она не имеет права вето на дальнейшее расширение НАТО.

Мало сказать, что «большая» пресса не критиковала это решение НАТО, она явно оправдывала и поддерживала его. Лишь журнал Forbes (2.12) позволил себе опубликовать критический комментарий Дуга Бэндоу (Doug Bandow) «Зачем Америка входит в НАТО? Добавить Черногорию — это все равно что получить еще одного бессмысленного друга в Фейсбуке». По мнению автора, «таким образом президенты и законодатели продолжают предоставлять гарантии под залог денег и жизней американских граждан иностранным государствам, и происходит это даже тогда — как и в случае с Черногорией, — когда они не имеют ровным счетом никакого значения для безопасности Соединенных Штатов».

Он считает, что «Расширение за счет прибалтийских государств оказалось колоссальной ошибкой, в результате которой членами НАТО стали беспомощные нации, в защите которых не заинтересована остальная Европа, страны, не имеющие никакого геополитического значения для Америки, однако вовлеченные в острую полемику с Россией».

Бэндоу уверен, что американским налогоплательщикам пора перестать оплачивать безопасность «союзников», т.к. ВВП и население Евросоюза больше, чем соответствующие показатели в Америке, и значительно больше, чем в России. «Не настало ли время для богатых друзей Вашингтона начать защищать себя самим?» — вопрошает автор.

«Месяцы спустя после аннексии надежды в Крыму начинают таять», — писал Иван Нечепуренко (Ivan Nechepurenko) в International New York Times, (3.12). Побывав в «типичном советском фабричном городке Щёлкино в Крыму», он рассказал о его жителях, которые, с энтузиазмом проголосовав в прошлом году за отделение от Украины и присоединение к России, думали, что хаос и коррупция, которые сделали их повседневную жизнь борьбой, уйдут в прошлое. «Теперь, когда многие из них вынуждены готовить и кипятить питьевую воду на открытом огне, они начинают пересматривать ситуацию». Автор, правда, тут же поясняет, что происходит это потому, что «протестующие» на Украине взорвали линию электропередач.

Тем не менее, люди здесь не уверены, пишет Нечепуренко, «кого винить больше за их затруднительное положение: крымско-татарских активистов и украинских националистов, которые отрезали Крым от украинской энергосистемы, или местных правительственных чиновников, которые заявляли, что имеют в запасе достаточно генераторов, чтобы справиться с подобной чрезвычайной ситуацией».

По словам одного из жителей городка, Москва, «может быть, и вычистила украинские административные органы, но многие из тех коррумпированных чиновников остались у власти, и жизнь стала лишь чуть менее хаотичной, чем раньше».

Рисуя мрачную жизнь жителей, автор все же признает: «Как это часто бывает в России, некоторые винят в случившемся Вашингтон, а не Москву или Киев».

О Крыме вновь стали писать больше. Так, Элеонора Нотт (Eleanor Knott), кандидат на присуждение степени доктора политологии Лондонской школы экономики, загадала читателям The Washington Post (3.12) загадку: «Кем себя считают крымчане — русскими или украинцами?» Точного ответа, правда, так и не дала. Но на основании 53 интервью, взятых у жителей Симферополя в 2012 и 2013 годах в рамках подготовки диссертации, пыталась убедить американцев, что жители Крыма совсем не обязательно проголосовали бы за присоединение к России, «если бы референдум был законным, свободным и честным». Скорее всего, ей это удалось…

Акция протеста дальнобойщиков в Москве против введения системы провозной оплаты «Платон» на федеральных трассах привлекла гораздо большее внимание американских СМИ, чем послание президента России Федеральному собранию. Причина простая — любая протестная акция в России дает им надежды на возникновение массового протестного движения и — свержение власти Владимира Путина.

Для подтверждения этих надежд журналисты привлекли российских экспертов. «Это начало политических последствий экономического кризиса, и это будет проблемой 2016 года, — сказала Екатерина Шульман, политолог и старший преподаватель в Российской Академии народного хозяйства и государственной службы. — Автоперевозчики являются чем-то вроде пены на волнах, предвещающих шторм. … По сути, этими протестами движет несоответствие между ожиданиями общества и решениями, принятыми правительством. Нет канала обратной связи» (The Washington Post, 5.12).

«За необычной акцией протеста в России скрываются более серьезные проблемы», — уверяли авторы The New York Times (5.12). Гнев водителей, по их мнению, вызвала неспособность правительства справиться с последствиями инфляции и рецессии за минувший год. Российская экономика имеет серьезные проблемы и не показывает признаков улучшения, по крайней мере, пока цены на нефть и другие сырьевые товары остаются низкими. «Резервы не безграничны, — сказал Александр Аузан, декан экономического факультета МГУ, выступая на телеканале „Дождь“. — То, что мы видим сейчас, ситуация с дальнобойщиками, это первый раскат грома где-то вдали».

Авторы газеты завершили статью следующим пассажем: «По всей Москве движение объезжающих город грузовиков отслеживается различными социальными медиа, которые заряжают живым потоком критики и поддержкой акции. „Почему только МКАД?— высказалось одно из них, — Почему не Красная площадь?“»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.