Альтернатива вступлению в НАТО — так оценивают эксперты инициативу укрепления военного сотрудничества и — в этих рамках — проведение совместных учений Грузией, Азербайджаном и Турцией. Специалисты не исключают, что сотрудничество, задуманное с целью обеспечения энергетической безопасности, в будущем примет форму военного альянса с задачей защититься от «российской агрессии», пишет «Резонанси» (18.05). Причем, как подчеркивается, все это происходит под официальную диктовку руководства НАТО и Брюсселя.

Информация о том, что Турция, Грузия и Азербайджан, возможно, проведут совместные учения, последнее время активно распространяется не только в СМИ этих стран, но также и в России. Говоря о недавней встрече министров обороны трех государств в азербайджанском городе Габале, военный аналитик Вахтанг Маисая поясняет, что в данном случае речь идет не о военном альянсе. Союзы подобного рода складываются для отпора военной агрессии общего противника, а в данном случае такой идеи нет. Только конкретные задачи — энергетическая и кибербезопасность. О необходимости противостоять России официально нигде не упоминается.

Тем не менее, аналитика не удивляют «подозрения и опасения» России или, например, Армении относительно того, что новое объединение будет использовано и для других целей. Основанием для подобных подозрений является «сложившийся региональный фон». У Грузии и Турции «довольно тяжелые» отношения с Россией, исключение составляет Азербайджан, который сохранил с Москвой «нормальные, партнерские отношения».

С другой стороны, остается армяно-азербайджанский конфликт, в котором Россия выступает стратегическим союзником Армении. С учетом всего этого, говорит эксперт, для Грузии было бы, вероятно, лучше, если бы трехсторонняя встреча была проведена несколько позже.

Возможное соглашение Грузии, Азербайджана и Турции не стоит считать сигналом усиления влияния НАТО. Из трех стран лишь Турция является членом альянса, напоминает в Georgian Times (18.05) российский эксперт Александр Храмчихин. По его словам, необходимо учитывать, что отношение Анкары к НАТО, в отличие от других ее членов, все же не особенно теплое. Турция обратится за помощью к НАТО лишь в том случае, если ей придется защищаться от России.

Азербайджан держится от НАТО в стороне, он никогда не заявлял об интеграции, в то время как Грузия и Украина стремятся в нее вступить. Однако никто точно не знает, исполнится ли эта мечта. И причина ясна, указывает эксперт: обе страны — и Грузия, и Украина — имеют погранично-территориальные проблемы. Именно поэтому разговор об их вступлении в НАТО носит лишь пропагандистский характер.

Вместе с тем, военное сотрудничество по линии Грузия — Азербайджан — Турция действительно может рассматриваться как альтернатива НАТО на Юге — подобно тому, что происходит на северном фланге с весны 2015 года в плане сотрудничества Дании, Норвегии, Швеции, Финляндии и Исландии. В принципе, как подчеркнуто в комментарии, сценарий развития дальнейшего военного сотрудничества на Южном Кавказе зависит от уровня противостояния России и Запада. А вывод таков: если санкции против России ослабнут или вовсе будут сняты, то и уровень конфронтации снизится.

На торжественной церемонии, посвященной началу американо-грузинских учений «Достойное партнерство», министр обороны Грузии Тинатин Хидашели заявила, что власти страны не примирятся с «оккупацией». То же самое повторил президент Грузии, выступая в Кутаиси перед кадетами (Georgian Times, 19.05). В том, что касается «оккупации», поясняет журналистам Хидашели, «все будет зависеть от того, какое решение примут власти России». А грузинские власти на данный момент исходят из того, что «оккупация» продолжается и «постоянно напоминает о себе».


Противостоять этому можно по-разному, указала министр. Можно быть «предельно эмоциональными сверхпатриотами и однажды сделать заявление: довольно, чаша нашего терпения переполнена, мы идем! Но что получится в результате?..» По словам министра, власти Грузии проводят «прагматичную политику, говоря то же самое, что говорили приблизительно 50 лет назад в Восточной Германии в ожидании падения Берлинской стены». Хидашели подчеркнула, что относит себя к числу тех, кто уверен: история развивается по своим законам, «оккупация непременно заканчивается, а империи, как правило, рушатся».

Единственный аргумент в пользу ненависти к России — это «оккупированные» ею грузинские территории, притом, что ни абхазы, ни осетины не считают себя оккупированными, и их оскорбляет такая постановка вопроса со стороны грузин, рассуждает в издании «Грузия и мир» (18-24.05) руководитель Института Евразии Гулбаат Рцхиладзе. «Сколько бы мы ни говорили и ни считали Россию оккупантом, это ни на шаг не приблизит нас к восстановлению целостности Грузии, напротив — еще больше отбросит назад и лишь усложнит положение».

Политолог обращает внимание и на то, что Америка и Европа совместно «подкупили грузинских бюрократов». «Когда я доказываю, что не желаю в НАТО и ЕС, так как это наносит ущерб Грузии, то подкрепляю свои слова аргументами, и люди, настроенные на прозападный лад, ничего не могут мне возразить. На вопрос, в чем заключаются интересы Грузии, как нам добиться их осуществления, требуется ли нам для этого НАТО или, наоборот, НАТО нас использует — они даже не отвечают, потому что сказать в ответ нечего». По оценке эксперта, Западу важно «помыкать» грузинской бюрократией, «откормить ее и ее руками добиться усиления напряженности в отношениях России и Грузии».

Лидер Национального фронта Нодар Натадзе, напротив, уверен, что расширение сотрудничества с НАТО имеет для Грузии первостепенное значение. «Цель России остается неизменной, — объясняет он „Новому поколению“ (19.05). — Она хочет, чтобы Грузии или не было вовсе, то есть, чтобы она стала непроходимой радиоактивной пустыней, либо была расчленена между Россией и другими государствами». После этого Россия «надеется стать четвертым государством Закавказья», заявил политик.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.