По выражению колумниста Star (28.06), письмо Эрдогана Путину представляет собой «кульминацию» усилий, терпеливо предпринимавшихся Турцией с целью положить конец кризису в отношениях с Россией.


Президент Эрдоган, согласно Akşam (28.06), сделал очень важный шаг, выразив глубокое сожаление по поводу гибели российского пилота и назвав Россию «другом и стратегическим партнером». Отмечается, что турецкий лидер также выразил желание восстановить традиционно дружественные отношения между Турцией и Россией, а также сотрудничество в урегулировании региональных кризисов и совместную борьбу с терроризмом.

Были ли в этом письме извинения и стала ли Турция «уступившей стороной»? «В этом письме я выразил сожаление, которое мы ощущаем из-за этого случая, и напомнил о возможностях регионального сотрудничества», — цитирует турецкого президента Diken (27.06).

Star (29.06) со ссылкой на «источники в администрации президента Турции» подчеркивает, что в направленном Путину письме Анкара не приносит извинений руководству Москвы, а соболезнования и сочувствие, как и слова «извините», адресованы семье погибшего пилота.

Автор Sabah (29.06) также делает вывод, что Турция не принесла извинений, и в письме нет таких слов, которые подразумевали бы, что «ошибку» допустила Турция. «Именно поэтому в письме употребляется такое шаблонное выражение, как „kusura bakma“, которое мы используем, когда случайно наступаем кому-нибудь на ногу», — пишет автор.

По мнению колумниста Milliyet (29.06), тот факт, что в письме Эрдогана присутствует «фраза, которую русские восприняли в качестве извинений», свидетельствует о «мастерстве», продемонстрированном турецкой дипломатией.
Odatv.com (28.06) и Yeni Asya (29.06) не подвергают сомнению тот факт, что Турция извинилась. По мнению журналиста Yeni Çağ (29.06), причины, по которым Эрдоган «идет на уступки», заключаются в следующем: Турция зависима от российского природного газа; российские санкции больно ударили по туризму и продовольственному экспорту Турции; Партия справедливости и развития Турции (ПСР) стала быстро терять голоса.

Спор о том, были ли в письме Эрдогана извинения, вообще бессмыслен, полагает автор Hürriyet (29.06). «Если Россия понимает это как извинения, пусть будет так. Вред от испорченных отношений настолько велик, что теперь важны не слова, а факт урегулирования отношений», — добавляет журналист.

«Россия не оставила места сомнениям: по мнению Путина, Эрдоган извинился», — пишет издание Diken (30.06), согласно которому, тот факт, что Эрдоган принес извинения за уничтожение российского самолета, подтвердил сам президент России Владимир Путин на встрече с дипломатами.

Вероятность того, что отношения Турции и России вернутся к старым временам, самым позитивным образом скажется на экономике, заключает автор Milliyet (29.06), обращая особое внимание на взаимодействие двух государств в сфере туризма, экспорта сельхозпродукции, энергетики.

В качестве «предостережения» против примирения Турции и России некоторые издания расценили взрывы, прогремевшие в аэропорту имени Ататюрка в Стамбуле накануне телефонных переговоров президентов Эрдогана и Путина (Zaman, 1.07; Yeni Şafak, 29.06; Yeni Çağ, 30.06).

Как отмечает автор Yeni Çağ (30.06), союз турок и русских представляет серьезную угрозу, прежде всего, для Европы, которая ни тех, ни других не считает европейцами и, более того, полагает, что они во многом смешались друг с другом. Не только Европе, но и Америке выгодна ссора России и Турции, убежден журналист, поэтому «те, кто обеспечил уничтожение российского самолета Турцией, и есть те, кто устроил террористическую атаку в стамбульском аэропорту».

Такой же точки зрения придерживается автор Yeni Şafak (29.06), добавляя, что сближение Турции и России — главный страх Европы и Америки, и теракт в Стамбуле, как и уничтожение российского Су-24, — это часть проекта, нацеленного на возвращение России и Турции к истории многовековых конфликтов. При этом сейчас наказывают Турцию, которая больше всех стимулирует нормализацию российско-турецких отношений после самолетного кризиса.

По мнению автора Milliyet (1.07), было бы неправильно полагать, что теракт, совершенный боевиками ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в РФ — прим. ред.) в стамбульском аэропорту, был ответом на достижение Турцией консенсуса с Израилем и Россией после напряженности в отношениях. Автору очевидно, что теракт был спланирован заранее, поскольку ИГИЛ уже давно выбрало Турцию в качестве мишени.

То, что в этой террористической атаке подозревают выходцев из Киргизии, Чечни, Узбекистана, Дагестана, с точки зрения Star (1.07), показывает, что ИГИЛ активно не только на Ближнем Востоке и в Африке, но и на постсоветском пространстве.

Приветствуя курс, взятый на нормализацию российско-турецких отношений по итогам телефонной беседы президентов Путина и Эрдогана, колумнист Milliyet (1.07) замечает: «Если бы стороны с самого начала обсудили самолетный кризис, вспыхнувший в отношениях, и Эрдоган, вместо того, чтобы обратиться к НАТО, позвонил Путину сразу же после инцидента с уничтожением самолета, то ущерб, причиненный этим кризисом, можно было бы предотвратить».

Как подчеркивает автор Star (1.07), немаловажно то, что Турция проводит одновременно процессы нормализации отношений и с Россией, и с Израилем. Ведь если бы Турция налаживала отношения только с Россией, это создало бы впечатление, что Турция отдаляется от Запада, и еще более негативно повлияло бы на и без того не самые благоприятные отношения Турции и США.

Milliyet (29.06) по итогам телефонных переговоров двух президентов приходит к выводу, что в первую очередь это событие окажет позитивное влияние на экономику, и после снятия антитурецких ограничений в сфере туризма туристический поток из России в Турцию может быстро возобновиться.

По подсчетам автора Dünya (30.06), если бы в этом году при нормальных условиях в Турцию прибыло бы четыре миллиона российских туристов, то доходы от туризма составили бы порядка 2,3 миллиарда долларов. При этом, как отмечает журналист, налаживание отношений с Россией едва ли внесет весомый вклад в сектор туризма уже в 2016 году.

Другой автор этого издания (Dünya, 30.06) обращает внимание на то, что «таяние льдов в отношениях с Россией» поднимает на повестке дня совместные энергетические проекты, в частности, проект «Турецкий поток», нацеленный на передачу российского природного газа в Европу через Турцию. Отмечается, что этот проект, направленный на транспортировку российского газа в обход Украины, может изменить роль Турции в регионе и усилить ее позиции в качестве транзитного маршрута.

Как полагает колумнист Sabah (30.06), телефонные переговоры президентов Эрдогана и Путина не только открывают возможности для нормализации российско-турецких отношений и возвращения двух стран к условиям до самолетного кризиса, вспыхнувшего 24 ноября 2015 года, но и для их взаимодействия в области безопасности и борьбы с терроризмом. В этой связи предполагается, что в скором времени возобновятся двусторонние контакты и на уровне военных ведомств.

Потепление в российско-турецких отношениях, по выражению автора Vatan (1.07), — важное событие и с точки зрения «воздушной активности» Турции, которая из-за «угрозы возмездия со стороны России» утратила возможность проводить воздушные операции в отношении целей ИГИЛ в Сирии.

По мнению журналиста Hürriyet (30.06), выполнение условия, связанного с принесением извинений, еще не означает, что отношения России и Турции вскоре вернутся на уровень, наблюдавшийся 23 ноября 2015 года. Подчеркивается, что Турция должна восстановить доверие России, утраченное после уничтожения российского самолета.

После того, как Турция принесла извинения России, взаимные претензии сторон (такие как, например, обвинения в сотрудничестве с ИГИЛ в адрес Турции или обвинения в убийстве гражданского населения в Сирии в адрес России) уступили место сотрудничеству, констатирует Birgün (30.06). Отмечается, что обвинения, которые стороны предъявляли друг другу во время напряженности, возникшей после уничтожения российского военного самолета на основании нарушения границы Турции, повисли в воздухе.

Накануне переговоров министров иностранных дел Сергея Лаврова и Мевлюта Чавушоглу (Mevlüt Çavuşoğlu) в Сочи Hürriyet (30.06) отметила, что на этой встрече и будет определена новая «дорожная карта» урегулирования отношений двух стран.

Vatan (1.07) заметила, что последняя личная встреча Лаврова и Чавушоглу состоялась около семи месяцев назад, на полях саммита ОБСЕ в Белграде. Отмечается, что тогда Чавушоглу подчеркивал необходимость сохранения каналов диалога между Турцией и Россией открытыми.

К одной из важнейших тем переговоров глав МИД двух стран Star (2.07) относит ситуацию в Сирии, отмечая по их итогам готовность сторон работать вместе над политическим решением в Сирии. Также было подчеркнуто, что стороны единодушны во мнении о необходимости сохранить территориальную целостность Сирии и о том, что режим, который в дальнейшем будет управлять Сирией, должен быть светским и представлять интересы всех сил.

В сделанном Чавушоглу по итогам переговоров заявлении о готовности «обсуждать различные идеи» относительно сохранения Асада у власти Birgün (2.07) усматривает возможный сигнал о том, что ПСР может отступить от своей сирийской политики и согласиться на «переходный процесс с Асадом» в Сирии. Другим «тонким намеком» на изменение сирийской политики Анкары издание называет заявление министра Лаврова о том, что у Турции и России нет больших разногласий по поводу того, кого считать террористами в Сирии.

С точки зрения Star (2.07) примирение России и Турции повышает надежды на то, что в будущем две страны будут проводить единую стратегию в Евразии. Также отмечается, что нормализация российско-турецких отношений способна в том числе создать позитивный эффект по таким направлениям, как Сирия, Крым, Нагорный Карабах.

«Чему научил перерыв в российско-турецких отношениях?» — задает вопрос автор Sabah (1.07). Он подчеркивает, что, прежде всего, Турция и Россия еще лучше осознали ценность своих экономических отношений, ведь до кризиса страны преследовали вполне достижимую цель — увеличить к 2020 году товарооборот до 100 миллиардов долларов.

Еще один важный урок связан с тем, что стороны увидели необходимость более внимательного отношения к «принципу взаимозависимости».

Третий урок — «разрушить легко, а построить сложнее». Сторонам предстоит снова подписывать контракты, практически с нуля начинать переговоры. И возможность вновь обрести плодородную почву для торговли и сотрудничества с Россией на практике займет время. Вместе с тем, подытоживает журналист, диалог между Эрдоганом и Путиным обеспечит «более быстрое созревание плодов этой второй весны».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.