Россия наносит авиаудары в Алеппо в поддержку сирийских правительственных войск, объявила The Wall Street Journal (20.09) и вполне нейтрально описала ситуацию. «Во время перемирия, начавшегося 12 сентября, Москва утверждала, что российские и сирийские правительственные силы соблюдали перемирие и обвиняла поддерживаемых США боевиков в продолжении наступательных операций. Но это перемирие рассыпалось в прах вслед за бомбардировкой в понедельник сирийских армейских подразделений ведомой США коалицией, и последовавшим ударом в ночь на вторник по конвою, перевозившему гуманитарную помощь в один из городков к западу от Алеппо».

Газета констатировала, что «Госсекретарь США Джон Керри заявил, что сирийские правительственные силы были, „несомненно“, ответственны за нападение на грузовики конвоя».

В публикациях следующего дня сообщалось, что Вашингтон пришел к предварительному выводу о том, что гуманитарный конвой и склад сирийской организации «Красный полумесяц» разбомбили российские военные самолеты. Вслед за этим стала меняться риторика и тональность  высказываний американских официальных лиц.

««Вся имеющаяся у нас информация явно указывает на то, что это был авиаудар. Это означает, что ответственность за него несут только две стороны, участвующие в конфликте», — заявил в ночь на вторник заместитель советника по национальной безопасности Бен Родс (Ben Rhodes), указав на Москву и сирийский режим. Он не уточнил, самолеты какой страны нанесли удар» (CNN, 21.09).

Констатировав провал сирийского перемирия, The Wall Street Journal в серии статей от 21 сентября пыталась быть корректной, приводя высказывания не только американских, но и российских должностных лиц. Рассказав сначала об уверенности США в том, что «колонну с гуманитарным грузом разбомбила Россия», газета затем указала, что «Россия и сирийский режим отрицают причастность к удару по гуманитарной колонне».

Пожалуй, наиболее откровенно передал в тот день позицию американского руководства телеканал CNN (21.09): «Белый дом: кто бы ни нанес удар по гумконвою, виновата все равно Россия». А на следующий день Los Angeles Times (22.09) привела следующее наблюдение: «Выступая в Совете Безопасности ООН, Керри дал волю самой резкой риторики в адрес России в связи с ее действиями в Сирии. Это подчеркнуло хрупкость усилий не только по восстановлению шаткого перемирия, вступившего в силу девять дней назад, но и по созданию союза между Вашингтоном и Москвой с целью противостоять „Исламскому государству“ и „Аль-Каиде“ (обе организации считаются террористическими в России — прим. ред.) на поле битвы».

Следует отметить, что большинство ведущих СМИ весьма тактично освещали сложившуюся ситуацию. Так, The New York Times (22.09), анализируя ситуацию и позиции сторон, отметила, в частности: «в России по большей части обвиняли Соединенные Штаты. Многочисленные аналитики сочли подозрительным то, что Вашингтон обвинил Россию в этом нападении вскоре после того, как американские вооруженные силы принесли извинения за авиаудар, в котором погибли десятки сирийских солдат во время перемирия на прошлой неделе».

В итоге американский политолог Эндрю Качинс (Andrew Kuchins), пытаясь найти ответы на вопрос «Почему сотрудничество США и России было коротким?», сделал следующее заключение: «бывшие американские и российские чиновники сошлись во мнении о том, что это не „новая холодная война“ — но при этом многие из них выразили опасение, что на поверку эта конфронтация может оказаться более опасной. Как заявил один бывший американский чиновник, „это не так плохо, как кажется, — это еще хуже“» (The Washington Post, 23.09).

Мэттью Чанс (Matthew Chance) на CNN (24.09) отметил: «В результате катастрофического срыва перемирия в Сирии менее чем через неделю после его вступления в силу отношения между Россией и США ухудшились как никогда». И пришел к выводу, что «В натянутых и холодных отношениях России с США центральную роль играет Владимир Путин. … Именно его жесткая внешняя политика, принуждающая мир вновь признать Россию мировой державой, так возмущает Запад и ведет к постоянному росту популярности Путина у себя в стране. … не исключено, что именно этот путинский фактор и определяет, как будут дальше развиваться события в ходе этой кровавой бойни в Сирии».

Между тем «Соединенные Штаты обвинили Россию в „варварстве“ и военных преступлений в Сирии в воскресенье, когда авиаудары Москвы по Алеппо усилили там гуманитарный кризис», указала The Washington Post (26.09), процитировав выступление представителя США в ООН Саманты Пауэр (Samantha Power). Привела газета и слова представителя России, Виталия Чуркина, обвинившего американских партнеров в возвращении к войне и настаивавшего на том, что силы Асада в сложившейся ситуации показали «исключительную сдержанность».

Итоги думских выборов в России также стали предметом анализа прессы, но уже в более негативной тональности. The Wall Street Journal (20.09) в малоубедительной передовице пыталась доказать публике, что голосование было «фиктивным». Доказательства?— низкая явка, перенос даты выборов с декабря на сентябрь (многие жители городов еще в отпусках), правительство «растворило» оппозиционное голосование, изменив границы некоторых городских районов, включив в них сельских избирателей, более склонных поддержать «режим». Ну и главное! — за две недели до выборов социологическую службу «Левада-центр» включили в реестр иностранных агентов.

«Все эти усилия были предприняты, — убеждала газета, — чтобы избежать массовых протестов, которые сопровождали голосование 2011 года, когда обвинения в широко распространенном мошенничестве на выборах вызвали протесты избирателей среднего класса, сытых по горло репрессивным правлением г-на Путина».

Логика поразительная, особенно про «Левада-центр» и «растворение» оппозиционного голосования в сельских районах! Но, видимо, и авторы передовицы, и аудитория газеты пребывают в блаженной уверенности, что Россия все еще страна, где сельское население значительно преобладает над городским.

Такого рода аргументы были характерны для публикаций в большинстве изданий. Впрочем, иногда встречались вполне корректные объяснения победы на выборах «Единой России». Так, The New York Times (20.09) привела мнение политолога Алексея Чеснакова, директора Центра политической конъюнктуры: «По сравнению с кампанией 2011 года мотивировочная увязка с Путиным на этот раз была намного сильнее». По его словам, ни одна из партий не представила сильную экономическую программу, чтобы противостоять текущей рецессии, поэтому, в конце концов, те, кто голосовал, выбрали статус-кво.

Но подобные цитаты были исключением. Чаще Путину и России предрекали мрачные перспективы, как газета The Washington Post, (20.09): «На этот раз Путин добился успеха, но его политика неизбежно приведет к краху системы». Особенно газету взволновал слух о «о планах по созданию в России нового министерства национальной безопасности, в состав которого войдут существующие агентства внешней и внутренней разведки и которое будет очень похоже на советское КГБ».

Разумеется, не обошлось без традиционных «страшилок» про Россию. «Американские сенаторы обвиняют Россию в ведении кампании по подрыву выборов в США», — пугала избирателей все та же The Washington Post (23.09). Рассказав о парочке паникующих сенаторов-демократов, газета дала слово директору Национальной разведки Джеймсу Клэпперу (James R. Clapper Jr.), который «привел длинную историю российских усилий с целью повлиять на результаты зарубежных выборов, и заявил, что „для людей не должно стать потрясением“, если Москва попытается использовать для этого компьютерные возможности. Однако он воздержался указать прямую связь между взломом базы данных Национального комитета демократической партии и российскими спецслужбами на фоне продолжающихся дебатов внутри администрации по поводу публичного обвинения России».

Но одной из главных тем была все же страшилка про «прокремлевского» кандидата в президенты США — Дональда Трампа, который представляет ещё большую угрозу для Америки, чем Россия. Томас Фридман (Thomas L. Friedman) в газете The New York Times (21.09) привел мнение бывшего директора ЦРУ Роберта Гейтса (Robert Gates), который «подверг критике и Хилари Клинтон, и Дональда Трампа за то, что они несерьезно воспринимают ту угрозу, которая исходит от путинской России. Однако Трамп, как отмечает Гейтс, позволил себе в отношении Путина такое, чего не должен делать ни один вероятный президент Соединенных Штатов».

«Вот почему Путин так хочет, чтобы Трамп оказался во власти, — считает, вернее, знает наверняка (!) Фридман. — Неслучайно, что путинские киберагенты взломали электронную почту Национального комитета Демократической партии и кампании Клинтон — для создания неприятных утечек, — и при этом проигнорировали как Трампа, так и Республиканскую партию. Это происходит потому, что Путин знает то же самое, что знает и Гейтс: Трамп как президент будет держать Вашингтон и западный альянс в беспорядочном состоянии».

Поэтому Томас Фридман агитирует американцев голосовать за Хиллари Клинтон.

В канун телевизионных дебатов между Трампом и Клинтон (прошли вчера, в понедельник, реакция СМИ последует – прим. ред.) журнал Foreign Policy (25.09) писал: «В случае избрания президентом Хиллари Клинтон готова занять намного более жесткую позицию по отношению к России, чем Трамп — и даже, чем Обама. Гражданская война в Сирии станет первой проверкой. Прежде чем покинуть Госдепартамент в начале 2013 года, Хиллари Клинтон написала президенту Бараку Обаме последнюю служебную записку о России. „Перезагрузка“ с Москвой, на которую возлагались большие надежды, закончилась неудачей, сообщила она. Клинтон призвала Обаму проложить „новый курс“, проводя более жесткую линию против российского президента Владимира Путина».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.