Операция по освобождению Мосула началась еще 24 марта 2016 года, когда иракская армия и ее союзники поставили задачу освободить мухафазу Найнаву (столицей которой является Мосул) из-под контроля «Исламского государства» (террористическая организация, запрещена в РФ — ред.). 16 октября началось масштабное наступление коалиционных сил, однако об освобождении второго по величине иракского города говорить рано. В чем причины отсутствия заявлений об окончательной победе в битве при Мосуле? В арабских СМИ есть разные ответы на этот вопрос.

Иракская газета Iraq Times (6.11) сообщает о том, что США намерены дополнительно перебросить 500 спеназовцев и обеспечить им поддержку с воздуха с помощью Апачей и Чинуков. Иракская армия и курдская милиция Пешмерга играют важную роль в штурме города, однако отсутствие у них необходимого опыта и навыков не позволяет установить контроль над Мосулом в кратчайшие сроки. Однако быстрый результат необходим: успех этой военной операции должен обеспечить поддержку кандидату от демократической партии — Хиллари Клинтон. Поэтому Вашингтон вынужден идти на крайние меры, отправляя в Ирак своих лучших бойцов.

Арабское информационное агентство Al-bawaba (15.10) обращает внимание, что Пешмерга — не единственная сила, выступающая на стороне сил коалиции. Против ИГИЛ в Ираке также воюют около 20 тысяч представителей полиции Министерства внутренних дел, преимущественно подконтрольным шиитам, силы народного ополчения, поддерживаемые Ираном. Пострадавшие от действий Исламского государства и вынужденные покинуть свои дома суннитские племена, езиды и христиане-ассирийцы также организовывают небольшие отряды сопротивления. Автор статьи полагает, что такие разные и зачастую конфликтующие между собой силы не могут успешно действовать против Исламского государства. Кроме того, все они действуют независимо, не координируя своих действий с международной коалицией, что также не способствует успеху военной операции.


Причины затягивания освобождения Мосула обнаруживаются в ее целях. «Убрать «Исламское государство», а не уничтожить его или освободить Мосул» — на это журналисты ливанской газеты Аль-Манар обращали внимание буквально спустя несколько дней после начала наступления (21.10). Американский план по Мосулу был по-прежнему основан на трех принципах: во-первых, не трогать основные силы ИГИЛ, во-вторых, «перенести» деятельность ИГИЛ из Мосула на восток Сирии для реализации задачи по затягиванию конфликта в этой стране, и, в-третьих, не допустить возвращения Мосула под контроль национального правительства Ирака и превратить город в оплот суннитских сил на северо-западе Ирака наподобие курдского региона на северо-востоке страны.

Иракское правительство в свою очередь не может отказаться от этого американского плана. Этому есть также три причины: во-первых, чтобы избежать конфронтации с США, во-вторых, из-за потребности в американской поддержки на политической арене, и, в третьих, из-за наличия стратегического договора, позволяющего иракскому правительству использовать американские силы для обеспечения национальной безопасности.

Месси Халиль, журналист сирийской газеты Аль-Баас (20.10), в своей короткой заметке под заголовком «Разрушатся ли мечты коалиции и Анкары у входа в Мосул?» также отмечает, что причины неудачи следует искать в изначальном плане США. Он говорит о том, что тактика американских руководителей военной операции состояла не в том, чтобы на самом деле освободить Мосул, а чтобы дать возможность выйти оттуда представителям ИГИЛ. Избежав таким образом открытой конфронтации, можно было бы легко войти в город и объявить об установлении контроля над ним. Это могло бы принести дополнительные очки Обаме под конец его президентского срока. Однако этого не произошло.

Иракский эксперт по вопросам безопасности Абд Ар-Рада Аль-Хамид так прокомментировал сложившуюся ситуацию. Выход террористических группировок должен был осуществляться по секретному американо-турецкому плану из Мосула через Башику, Эль-Баадж и Рабиа (города на севере Ирака, — прим. перев.) в Сирию. Однако спецподразделения иракской армии установили контроль над этим «корридором» Эль-Баадж-Рабиа, что и привело к невозможности быстрого взятия Мосула.

Иракский политолог Ахмад Гатиф сравнивает происходящее с битвой при Аль-Фаллудже, когда силы народного ополчения уничтожили колонну террористов, двигавшихся через Западную пустыню в сторону Сирии и которым американцы оказывали поддержку с воздуха. Что же касается битвы за Мосул, то в качестве причины неудачи эксперт называет изначально провальную идею о возможности взятия города в кольцо.

Кроме того, имеются разногласия относительно участия Турции в силах коалиции. Премьер-министр Ирака Хайдер Аль-Абади решительно отвергает возможность участия Турции в операции военно-воздушных сил коалиции по освобождению Мосула, в то время как Турция, преследуя свои интересы размещает свои силы в районе Башики, отмечает Али Аль-Багдади в материале в ливанской газете «Аль-Мустакбаль» (26.10).

Мосул имеет важнейшее экономическое и политическое значение не только для Ирака, поэтому его освобождение является ключевым моментом для всех региональных игроков. Однако, по меткому выражению Майкла Найтса, (перевод его статьи был опубликован на иракском портале Iraq News, 22.10) сейчас усилия США и его союзников в Ираке больше напоминают толкание камня в высокую гору. Однако кто может гарантировать, что даже если этот камень будет доставлен на вершину, он не покатится вниз, вселяя страх и ужас во всех находящихся поблизости?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.