Ведущие издания по-прежнему критиковали Москву и Тегеран, которые обеспечили успех Асада в Алеппо, утверждали, что эвакуация боевиков на самом деле представляет собой не что иное, как «изгнание», а также писали, что гуманитарные организации обвиняют Россию в военных преступлениях. По мнению Die Welt (16.12), в Сирии Россия и Иран продемонстрировали, «как легко доказать право сильного в противостоянии с мировым сообществом».

В целом комментаторы признают превосходство России над Западом в «сирийской геополитической игре». «Расчет Владимира Путина оправдался: Алеппо пал так, как это предусматривал российский сценарий, в котором Западу отводилась роль статиста», — писала Frankfurter Allgemeine Zeitung (18.12). В ответ Берлину, Парижу и Вашингтону, которые «упорно настаивали» на отсутствии военного решения конфликта, «Путин отвечал: в игре побеждает тот, кто использует жесткую силу».

«О стратегической победе России в опосредованной войне с Западом» говорил и эксперт по Ближнему Востоку Михаэль Людерс (Michael Lüders) в эфире радиостанции Deutschlandradio (18.12). Людерс утверждал, что западные страны и их союзники пытались свергнуть Асала «только потому, что он является союзником России и Ирана в регионе, и именно по этой причине Москва и Тегеран хотят сохранить власть Асада любой ценой».

Sueddeutsche Zeitung (19.12) подвела итоги внешней политике Москвы. «С вмешательством в Сирии начался подъем России в глобальном плане», — считает газета. «Впрочем, следует опасаться того, что преданный диктатор в Дамаске, военная база в Средиземном море, Трамп в Белом доме являются для Путина второстепенными целями. Важнейшее значение для него имеет нечто другое: показать, что он это может, что он и Россия — сильные. Это тревожный ответ, поскольку он означает, что Путин будет продолжать свою политику. И желание договориться с ним — бесперспективно».


Многие издания писали о «бездействии Запада», который «просто наблюдал за трагедией Алеппо», о «провале западного мира», а также о «бессилии» ООН и Совета Безопасности. В ряде материалов говорилось о необходимости реформы Совбеза. Как отмечалось в сюжете телеканала ZDF (15.12), это нужно для того, чтобы «оставаться дееспособным во время глобальных конфликтов». «Если расширить СБ, включив в него еще нескольких постоянных членов — в связи с этим упоминаются, прежде всего, Германия, Бразилия, Индия и Япония — давление на Россию и США может усилиться, а патовая ситуация, подобная сирийскому конфликту могла бы — частично или полностью — разрешиться».

В комментариях по поводу визита Владимира Путина в Японию подчеркивалось, что это первый визит президента России в страну «Большой семерки» с тех пор, как Россия «аннексировала украинский полуостров Крым». СМИ отметили «дружественную и непринужденную атмосферу» встречи Владимира Путина и Синдзо Абэ, а также писали о намерении сторон возобновить переговоры в формате 2+2 на уровне глав МИД и министров обороны (Handelsblatt, 16.12).

«Попытка Японии добиться исторического согласия по спорным территориям приходится на период международной изоляции России после аннексии Крыма», — напомнила Frankfurter Allgemeine Zeitung (16.12). Газета считает, что Москва использует переговоры с Японией — членом G7 как средство «создать противовес международным экономическим санкциям, введенным Западом включая Японию, в ответ на присоединение Крыма».

«Американские дипломаты предупреждают, что Путин хочет „выдавить“ Японию из единого фронта стран G7», — указала Die Tageszeitung (15.12). «Действительно, накануне своего визита Путин призвал Японию пересмотреть санкции: он вопрошал, как в противном случае можно развивать экономические отношения».

В контексте убийства посла РФ в Турции СМИ активно рассуждали о возможном новом кризисе в отношениях Москвы и Анкары, которые в последние месяцы взяли курс на сближение и сотрудничали по сирийскому вопросу. Как указал Der Spiegel (19.12), многие наблюдатели предполагают — ввиду выкриков убийцы об Алеппо, джихаде и тиране Асаде — политический подтекст преступления и  считают, что оно нацелено на срыв совместных действий России и Турции по Сирии.

Интересно, что ранее именно немецкие политики предостерегали от того, что Москва и Анкара могут заключить соглашение по Сирии. По словам председателя комитета бундестага по внешней политике Норберта Реттгена (Norbert Röttgen) (ХДС), «российско-турецкая договоренность по Сирии представляет собой один из самых опасных тенденций». В связи с этим Реттген предупредил об угрозе «очередного дипломатического кошмара для Запада» (Frankfurter Allgemeine Zeitung, 18.12).

От «сделки между Путиным и Эрдоганом» предостерег и эксперт по внешней политике фракции СДПГ Нильс Аннен (Niels Annen). По его мнению, Москва может согласиться с присутствием Турции на севере Сирии, что направлено против курдов, если взамен Анкара перестанет поддерживать противников Асада.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.