Вслед за кризисом в российско-американских отношениях на почве Украины и аннексии Крыма со стороны России Черное море стало новой ареной напряженности между Россией и США, Россией и НАТО, резюмирует Timeturk (17.01), приводя заявление командующего Шестым флотом США, адмирала Джеймса Фогго (James Foggo) о том, что американские военные корабли могут остаться в Черном море еще на четыре месяца.

«Какую политику в Черном море будет проводить Турция, когда между США и Россией нарастает напряжение в такой мере?» — задается вопросом издание. Со ссылкой на высокопоставленные дипломатические источники сообщается, что Турция, с одной стороны, как сильный член НАТО, с другой — в силу построения новых крепких отношений с Россией, полагает, что эта напряженность повысит угрозы безопасности. В этой связи на повестке дня Турции — начало новой инициативы в регионе совместно с причерноморскими странами. Эта инициатива предполагает обеспечение координации усилий со странами региона, прежде всего, с Румынией и Болгарией, а также всеобъемлющее сотрудничество для предотвращения растущей напряженности, в том числе, при возможном участии России.

Приняв на борту своего авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов», ставшего на якорь в ливийском порту Тобрук, командующего лояльными парламенту Ливии вооруженными силами генерала Халифу Хафтара (Halife Hafter), Россия дала мощный сигнал западному миру и, главным образом, администрации США: «Теперь я в Ливии» (Yeni Şafak, 18.01; Anadolu Ajansı, 18.01).

Отмечается, что шаги России, которая постепенно повышает свое влияние в исламском мире, от Сирии до Ливии, от республик Средней Азии до Крыма, обусловлены ее «империалистическими целями». Хотя новоизбранный президент США Дональд Трамп известен своими теплыми сигналами в адрес России, во всех регионах, где США имеют влияние, он столкнется с сапогами российских солдат. Продолжится ли эта демонстрация дружбы, которая имеет место до официального вступления Трампа в должность президента, когда речь зайдет об интересах его страны?

По выражению Birgün (16.01), при Трампе отношения США и России будут прогрессировать в направлении «передела без войны». Единственным препятствием перед таким сотрудничеством будет Китай, поэтому Россия и США будут пытаться управлять Китаем, играя роль хорошего и плохого полицейского. Если США будут действовать совместно с Россией на Ближнем Востоке, это, в конечном счете, приведет к распаду треугольника «Саудовская Аравия — Катар — Турция» и осложнит положение «политического ислама» в регионе.

«Кто приоритетная угроза для США — Россия или Китай?» — размышляет Sabah (17.01). Отмечается, что обамовская политика по ограничению России «провалилась». Стало очевидно, что падение цен на нефть и экономические санкции не нейтрализовали жесткую силу России. Обама как не смог предотвратить «аннексию Крыма», так и подготовил почву для подъема России на Ближнем Востоке. Вероятность того, что при Трампе непредотвратимый подъем России еще более ускорится, — кошмарный сценарий для важнейших институтов в Вашингтоне. Но для Трампа враждебная позиция по отношению к Москве будет означать одновременное сдерживание как Китая, так и России, что создаст дополнительную нагрузку для Вашингтона в краткосрочной перспективе. В связи с этим ожидается, что Россия еще какое-то время продолжит расширять сферу своего влияния.

Нежелание США одновременно иметь проблемы в отношениях с Китаем и Россией рассматривается как следствие тактики, направленной на разобщение двух этих сил, и если Трамп будет развивать отношения с Россией, то российско-китайский союз может прийти к распаду. К такому выводу в беседе со Star (19.01) приходит преподаватель отделения международных отношений Университета Кемербургаз Бахадыр Кайнак (Bahadır Kaynak).

США могут стремиться столкнуть лбами Россию и Китай, два сильных локомотива «союза других», добавляет Milli gazete (19.01). В связи с этим ранее Обама сделал Китаю предложение: «Давай вдвоем поделим мир и для этого балканизируем Россию», — а сейчас США, ожидания которых не оправдал Китай, возможно, повернули стрелку в сторону России.

Переговоры, которые состоятся в Астане при активном участии России и Турции, нацелены прежде всего на достижение согласия между сирийскими официальными инстанциями и сирийской оппозицией (Anadolu Ajansı, 18.01). Переговоры будут иметь решающее значение для прекращения кровопролития в Сирии, и ожидается, что именно в Астане может быть найдена формула, которая позволит урегулировать сирийскую проблему.

Почему выбор пал на Астану? Немаловажно то, что Астана, которая вносит большой вклад в обеспечение регионального и глобального мира, сыграла ключевую роль в нормализации российско-турецких отношений. Кроме того, Казахстан всегда демонстрировал готовность к организации дипломатической платформы для проведения переговоров, направленных на урегулирование проблемы в Донбассе.

То, что Турция, Россия и Иран объединяют усилия, несмотря на разные точки зрения по сирийскому вопросу, кладет начало новому важному процессу в урегулировании сирийского кризиса, полагает эксперт по международным отношениям, профессор Мустафа Сыткы Бильгин (Mustafa Sıtkı Bilgin) (Timeturk, 18.01).

Переговоры в Астане важны с точки зрения сигналов о том, как новоиспеченная администрация Трампа, которая также была приглашена в Казахстан, несмотря на возражения Ирана, будет действовать на Ближнем Востоке, заключает Odatv.com (22.01).

На сегодняшний день огромное евразийское пространство от Восточной Европы до Ближнего Востока, от Северной Африки до Средней Азии борется с катастрофами, возникшими в силу невозможности заполнить вакуум, который образовался с исчезновением двух крупных империй (СССР и Османской империи) и повлек за собой глобальное расшатывание устоявшегося порядка (Star, 21.01). Турция и Россия как наследники этих империй должны снова принимать решительные меры. Турция, с одной стороны, использует российскую альтернативу в качестве козыря против Запада, с другой, — пытается извлечь выгоду из этого стратегического сотрудничества и возможного союза.

В качестве самой надежной «казны» для формирования совместного будущего двух стран выступает культурная близость турецкого и российского «народов Востока». Вместе с тем о каких-либо нормах или практиках, которые Турция смогла бы получить в процессе движения к развитой демократии, правовому государству и в области экономической политики, речи не идет. Также чисто технически не представляется возможным, чтобы экономическое сотрудничество России и Турции вышло за рамки туризма, строительства, текстиля, на уровень масштабных промышленно-технологических прорывов.

Проблемы в отношениях Турции с западным союзом и поиски сотрудничества с Россией в Сирии усиливают в общественном мнении представление о том, что альтернатива западному альянсу — Россия, однако Россия весьма далека от качества «глобального игрока» в той мере, чтобы поддержать обретение Турцией независимости от западного альянса (Haber7, 16.01).

Агрессивную политику, которую Россия в течение последних восьми лет демонстрирует на Северном Кавказе, Украине и в Сирии, нельзя определить как способность Москвы управлять проблемами региональной, глобальной безопасности и напрямую определять результат. Возможность завоевать новые позиции и усилить территориально-политическое влияние в ряде регионов мира Россия получила в результате политики администрации Обамы с 2009 по 2016 годы.

Глобальный игрок способен контролировать все глобальные и региональные процессы по оси безопасности, знаний и производства сообразно финансовой мощи, которой он располагает. Но российский рубль не является международной резервной валютой; основной канал дохода российской экономики во многом чувствителен перед колебаниями доллара; российская оборонная промышленность, важнейший после ископаемого топлива источник дохода страны, лишена пула талантов, способных самостоятельно создать достаточный объем технологических знаний и внедрить их. В этих условиях Турция должна продолжать рациональную политику баланса и оперативно прорабатывать альтернативные сценарии, которые позволят выстоять в условиях неопределенности будущего.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.