После волны публикаций об инаугурации Дональда Трампа германские СМИ внимательно следят за первыми шагами нового президента США и членов его команды. «Секретные службы США проверяют контакты с Россией советника по безопасности Трампа», — пишет газета Süddeutsche Zeitung (23.01). Речь идет о Майкле Флинне (Michael Flynn), генерал-лейтенанте в отставке, которого некоторые издания даже называют «другом России». Газета ссылается при этом на сообщения в The Wall Street Journal. О результатах этой проверки пока ничего неизвестно. Флинну уже давно приписывают тесные контакты с Россией. Так, он не раз выступал по государственному российскому телеканалу Russia Today, который даже оплатил его участие в парадном ужине, где Флинн сидел рядом с Владимиром Путиным. Советник Трампа по вопросам безопасности решительно выступает за борьбу против исламистского экстремизма. Страх перед мусульманами он считает «рациональным», — пишет газета.

СМИ продолжают гадать о том, как все же сложатся отношения между Россией и США при новом президенте. «ЕС играет в третьей лиге» — под таким заголовком журнал Stern (23.01) опубликовал интервью Вольфганга Ишингера (Wolfgang Ischinger), председателя Мюнхенской конференции по безопасности. Дипломат заявил, что «Запад как идея переживает серьезный кризис идентичности. Полвека мы могли исходить из того, что США будут представлять западную модель… Однако, похоже, что со вступлением в должность Дональда Трампа Америка эту политически-моральную ведущую роль больше не хочет и не может играть». Это проявляется, считает он, в частности, в том, что «в Сирии Запад проиграл. Он не смог инициировать и реализовать мирный процесс».

А вот Путин, которого Ишингер назвал «мастером создавать военные факты», очень успешно использует тактические шансы, в том числе и в военном плане. «Он использует слабость других. Это мы видели на Украине, это мы видим в Сирии. А теперь переговоры о судьбе Сирии будут вестись между Москвой, Анкарой и Тегераном. Без США и без ЕС».

По поводу нового многополярного миропорядка, за который выступает Россия, Ишингер сказал: «Тот, кто требует новый порядок, тот должен его создавать — и отвечать за него. Россия не в состоянии этого делать. Ни в экономическом, ни в финансовом или технологическом плане Россия не может тягаться с США, Китаем или экономической сверхдержавой ЕС. Но что верно: в настоящий момент Россия в плане политической власти играет в бундеслиге, хотя ее место во второй лиге. А Евросоюз опять же играет в третьей лиге, хотя он, собственно говоря, должен быть в чемпионской лиге. Обидно!»

Немецкий дипломат считает, что «мы должны быть заинтересованы в том, чтобы США и Россия, наконец, снова начали диалог друг с другом на высшем уровне. Однако стратегическое взаимопонимание не должно происходить за спиной или за счет европейцев. И не за счет украинцев или партнеров по НАТО». Поэтому «первый европейский визит Трампа должен быть не в Лондон или Берлин, а в Брюссель, в ЕС и НАТО», уверен Вольфганг Ишингер.

СМИ Германии всегда внимательно следили за тем, что происходит в близком окружении российского президента. Газета Die Welt (21.01) опубликовала обширную статью о «втором человеке в России после Путина» — Игоре Сечине под заголовком «Они называют его Дарт Вейдер». Известно, что у Путина есть различные закрытые кружки доверенных лиц, с которыми он советуется перед принятием решения, пишет газета. Но, по крайней мере, в экономическом и особенно в столь важном для страны нефтяном секторе свободу действий все больше имеет тот человек, которого в России из-за его недовольной физиономии все чаще называют Дарт Вейдер, а именно — Игорь Сечин.

В прошлом году это стало еще более очевидным, чем раньше. Приватизация государственного имущества, начавшаяся из-за нехватки денег, стала сценой, на которой Сечин на глазах у всего мира низвел до уровня статистов остальных представителей российского истеблишмента. Особенно выразительно это получилось вечером 7 декабря, когда он сообщил Путину о продаже части «Роснефти» двум международным инвесторам. Полученные в результате 10,5 миллиарда евро позволят дефициту российского госбюджета остаться, по меньшей мере, в рамках официально названных 3,7% от ВВП.

Михаил Ходорковский сказал в интервью российскому интернет-изданию «Сноб»: «У меня никогда не было даже тени той власти в государственных органах, как у Сечина». В свою очередь, политолог Андрей Колесников из Московского центра Карнеги сказал в одной радио-дискуссии: «Проблема в невероятном, колоссальном и трудно объяснимом влиянии Сечина на Путина. Возникает вопрос, кто кем руководит». Такие факты приводит Die Welt.

Не забыта и тема так называемых фейковых новостей. «Одиннадцать смелых против лжи» — так озаглавлена статья в газете Die Zeit (22.01), рассказывающая о работе рабочей группы East StratCom, учрежденной ради реагирования на «кампанию дезинформации со стороны России». Когда началась война на Украине, «в ЕС поняли, что при помощи целенаправленной дезинформации Россия пытается похоронить репутацию Запада».

Именно поэтому в Европейской внешней службе (EAD) в Брюсселе ежедневно собираются одиннадцать сотрудников, задача которых состоит в том, чтобы разоблачить фейковые новости. У StratCom есть мощный противник, указывает газета, — «новостная и пропагандистская машина российского правительства», которая находится в бетонном здании на Зубовском бульваре в Москве и называется «Россия сегодня». Пропагандисты поставляют все: теле- и радиопрограммы, агентурные сообщения, страницы в интернете, проводят опросы и передают программы по спутнику. Сюда относятся и РИА Новости и Sputnik News. Эти передачи часто бывают быстрее, ярче и современнее, чем западные новостные программы.

Российские государственные каналы должны донести до мира российскую точку зрения, то есть — мнение Кремля. И они делают это, причем часто с помощью лживых или «причесанных» новостей. Достаточно вспомнить историю о будто бы похищенной девочке Лизе в Германии. Но самая большая проблема участников антифейкового фронта состоит в том, что потребители фальсификаций охотно пребывают в своем виртуальном пространстве и отгораживаются от хаотической действительности. Они просто не хотят видеть реальность, — печалится Die Zeit.

Deutsche Welle (23.01) обсуждает тему допинга в российском спорте, пересказывая интервью российского бегуна Андрея Дмитриева немецкому журналисту, автору серии фильмов о приеме запрещенных препаратов в спорте Хайо Зеппельту (Hajo Seppelt), в котором он утверждает, что в России действует «допинговая мафия».

«Я называю их мафией… допинговой мафией. Они зарабатывают большие деньги благодаря нелегальным делам. Используют стероиды, чтобы их атлеты показывали более быстрые результаты и отправляют их потом на крупные коммерческие соревнования — в Европе и других местах», — рассказал Дмитриев. Говоря о специалистах, которые дают спортсменам запрещенные препараты, Дмитриев назвал тренера по легкой атлетике Владимира Казарина, который был фигурантом первого отчета комиссии Всемирного антидопингового агентства (ВАДА) в 2015 году и был «отстранен от деятельности» из-за обвинений в участии в допинговом скандале. По версии российского бегуна, несмотря на принятые меры, Казарин продолжает работать.

Внимание СМИ привлек и разгоревшийся спор вокруг передачи Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге Русской православной церкви. Sueddeutsche Zeitung (21.01) сообщила, что незадолго до Нового года петербургский губернатор Георгий Полтавченко получил просьбу от главы Русской православной церкви, патриарха Кирилла, передать Исаакиевский собор РПЦ. Сопротивление общественности передаче собора стало теперь настолько сильным, что глава экспертного совета Русской православной церкви на всякий случай призвал петербуржцев «не организовывать революции» из-за передачи — ровно сто лет спустя после февральской революции и свержения русского царя.

Президиум Союза музеев предостерег от «разрушения одного из самых успешных музеев во всей России». В политическом плане против передачи собора выступают в Санкт-Петербурге депутаты нескольких оппозиционных партий. Они призывают провести 28 января в центре Петербурга акцию протеста. За этой борьбой может скрываться и борьба за культуру после того, как церковь значительно расширила свое влияние в тесном партнерстве с российским государством. Не все россияне одобряют эту новую опору власти, делает вывод Sueddeutsche Zeitung.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.