Теракт в Санкт-Петербурге

Взрыв в петербургском метро и гибель там людей не вызвали сколько-нибудь реального сочувствия в американских (и не только) медиа. Редакция, например, The Boston Globe (04.04) озаботилась совсем другим: «Путин и его режим не должен использовать теракт в петербургском метро как предлог для расправы с инакомыслием, которое бурлило на улицах до этого взрыва. Общественные протесты вспыхнули ради противодействия коррупции в российском правительстве. Такие лидеры российской оппозиции, как Алексей Навальный, должны рассчитывать на помощь президента или госсекретаря США, озвучивая такие ценности, как права человека и честные выборы».

«Европа показывает мало солидарности в связи с терактом в Санкт-Петербурге,… Пока Россия скорбит по жертвам теракта, в результате которого в понедельник погибли 14 и ранены 39 человек в петербургском метро, отклик многих европейских соседей был откровенно тусклым. Отсутствие заметных памятных знаков [со стороны европейцев] побудило многих — в основном россиян — сплотиться вокруг жертв в социальных сетях, используя хэштег #PrayforStPetersburg», — отметил автор телеканала CNN (04.04).

Николас Гвоздев (Nikolas N. Gvosdev), старший научный сотрудник Института исследований внешней политики (Foreign Policy Research Institute), откровенно признал, что теракт в Санкт-Петербурге не сблизит Америку и Россию из-за того, что «между политическим и военным истеблишментом двух стран по-прежнему очень сильно взаимное недоверие. … а Соединенные Штаты будут и дальше призывать Россию к ответу за ее действия в Сирии, за ее отношения с Ираном и за то, как она проводит свою внутреннюю политику» (The National Interest, 04.04).

При этом московский корреспондент The Christian Science Monitor (06.04) Фред Вир (Fred Weir) отметил, что «Видимое отсутствие бурных публичных антимусульманских настроений в России, несмотря на массовые жертвы в результате террористического нападения, привело некоторых комментаторов даже к предположению, что Россия могла бы кое-чему научить Запад относительно толерантности к интеграции».

Вполне ожидаемой была реакция корреспондентов The Washington Post (06.04) на митинг солидарности с Санкт-Петербургом в Москве и других городах России: «власти организовали демонстрации и призвали людей принять в них участие для того, чтобы показать, что они могли бы собрать на улице, по крайней мере, столько же людей, сколько собрал оппозиционер Алексей Навальный 26 марта, когда несколько десятков тысяч по всей России митинговали против коррупции чиновников».

Краткая редакционная заметка «Террор не знает границ, и сочувствие тоже не должно их знать» в The New York Times (07.04) отнюдь не стала исключением, выразив отношение к горю таким образом: «Россию при президенте Владимире Путине на самом деле не уважают на Западе, а из-за защиты ею своего союзника, Башара Асада, после гнусной химической атаки в Сирии стали уважать еще меньше».

Химическая атака в Сирии и вина России

«Четвертого апреля, в результате одной из самых страшных химических бомбардировок за всю историю Сирии, контролируемый повстанцами северный район превратился в зону токсического поражения, разжигая возмущение международной общественности в отношении все возрастающей безнаказанности правительства [Сирии] за шесть лет войны в стране», — писала The New York Times (04.04).

Аналогичного мнения в аналогичной «возмущенной» тональности придерживались все остальные СМИ мейнстрима. Никаких «журналистских расследований» с целью выяснить, кто применил химическое оружие в сирийском поселке Хан-Шейхун, не предпринималось. Всем и так всё было ясно — виноват Башар Асад. И — Россия.

Правда, The Washington Times (05.04) сообщила в небольшой заметке, что «Министерство обороны России предложило в среду альтернативное объяснение смертельной газовой атаке, которая убила десятки людей в Сирии — режим нанес удар по большому “террористическому” складу, где производят химические боеприпасы. … Россия утверждала, что повстанцы иногда перевозили это оружие в Ирак».

Но The New York Times (05.04) тут же нашла массу изъянов в российской версии, заявив, что «независимых доказательств существования в этом районе объекта с химическим оружием нет». Следовательно, — виновата сирийская армия, а Россия и Иран должны «призвать сирийского президента к ответу».

Ракетный удар США по Сирии

«США нанесли военный удар по позициям сирийских правительственных войск в ответ на химическую атаку сирийской армии против мирного населения, — сообщил телеканал CNN (07.04) и уточнил, — Перед ужином с президентом Китая Си Цзиньпином, состоявшемся в четверг в поместье Трампа Мар-а-Лаго, президент США провел встречу со своими советниками по национальной безопасности. В ходе встречи он и принял решение спустить курок, начав самую масштабную военную операцию за время своего пребывания на президентском посту. Когда шла эта военная операция, он ужинал с президентом Си».

Вот о такой «умной дипломатии» США писала The New York Times (07.04): «Умная дипломатия начинается с России. Как сообщается, администрация предварительно известила Москву об этом ударе. Циники могут заключить, что имел место «договорняк»: США спокойно предупреждают россиян, те в свою очередь предупреждают Асада и говорят ему, чтобы не дергался, и все считают, то на сегодня хватит. Скорее всего, администрация хочет убедиться, что Москва точно поняла, что мы делали, и что Москва не будет горячиться и не поставит свои войска в опасное положение».

Не получилось. The Washington Post (07.04) в тот же день известила публику, что «Россия в пятницу осудила ракетный удар США против сирийских правительственных сил и сообщила, что выходит из соглашения между США и РФ о снижении риска инцидентов в ходе операций в воздушном пространстве Сирии. Министерство иностранных дел России также призвало к немедленному заседанию СБ ООН после того, как президент Владимир Путин объявил этот ракетный удар нарушением международного права».

«Что может пойти не так для США в Сирии? Война с Россией, — признала все та же газета. — Решительные меры Трампа встретили восторженные отзывы в Вашингтоне и среди союзников США. Но россияне были в ярости. Кремль назвал нападение „актом агрессии“, а премьер-министр Дмитрий Медведев предупредил, что удары поставили Соединенные Штаты и Россию „на грань военного столкновения“. Между тем российские военные приостановили „горячую линию“, которая позволяла избегать инцидентов между американскими и российскими силами в Сирии и заявили о своем намерении поддержать сирийские ПВО» (The Washington Post, 09.04).

Америка угрожает России

«Комментарии госсекретаря Рекса Тиллерсона (Rex Tillerson), сделанные в эфире в воскресенье, были гораздо более жесткими в отношении российского правительства, чем какие-либо публичные заявления президента Трампа. Они, казалось, отражают ожидания Тиллерсона, которые он выразил в частном порядке помощникам и членам Конгресса по поводу того, что американские отношения с Россией уже возвращаются к норме: к трениям, недоверию и взаимным усилиям подорвать влияние друг друга», — писала The New York Times (09.10).

«Администрация Трампа в воскресенье потребовала от России прекратить поддержку сирийского правительства, в противном случае она столкнется с дальнейшим ухудшением отношений с США. Сигнализируя о фокусе переговоров, которые госсекретарь Рекс Тиллерсон проведет в Москве на этой неделе, официальные лица заявили, что Россия несет как минимум частичную ответственность за химическую атаку на жителей поселка в провинции Идлиб», — предупреждала опять же The Washington Post (10.04).

При этом накануне визита Тиллерсона «Кремль заявил в понедельник, что президент России Владимир Путин не планирует встречаться с госсекретарем», указала газета.

Россия угрожает Европе и не только

«Запоздалое решение госсекретаря США Рекса Тиллерсона присутствовать на недавней конференции НАТО в Брюсселе стало мобилизующим моментом. Ярким жизнеутверждающим тоном Тиллерсон подтвердил приверженность Америки к альянсу. В частности, он пообещал, что Соединенные Штаты не признают легитимность вторжения России на Украину в 2014 году и будут держать американские войска в странах Восточной Европы, встревоженных агрессией Москвы», — писала The Washington Times (04.04).

«Пока Трамп мямлит, Путин спокойно готовится к вторжению к своим соседям», — на полном серьезе уверял американцев автор журнала Newsweek (05.04), старший научный сотрудник Американского совета по внешней политике Стивен Бланк (Stephen Blank). По его мнению, «недавние российские действия предполагают новую фазу российской угрозы на Украине, и потенциально — на Кавказе, в Белоруссии и государствах Балтии».

Он указывает на то, что «в 2016 году Россия создала 25 дивизионных формирований и 15 бригад в то время, как привлекла на службу всего 10 тысяч человек. Это предполагает возможность того, что Россия нацелена на ведение затяжной крупномасштабной войны, используя советского типа армию, состоящую из так называемых “кадрированных частей”, которые существуют только на бумаге, пока не объявляется призыв в рамках массовой мобилизации».

А 24 марта наблюдатели «зафиксировали десятки танков, развернутых в селе Покровское в регионе Ростова-на-Дону рядом с Украиной. В то же время Россия разместила воздушно-десантные войска в Белоруссии, что делает невозможным для Украины передислокацию ее войск из северной части страны к находящимся под угрозой южным рубежам вокруг Мариуполя. И эти же силы ВДВ явно угрожают вторжением в Белоруссию».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.