Обыски в театре «Гоголь-центр» и на квартире его художественного руководителя Кирилла Серебренникова в прошлый вторник привлекли внимание The New York Times (24.05). Газета отметила, что он был отпущен домой после многочасового допроса в связи с расследованием многомиллионной схемы хищений, и вполне привычно оценила ситуацию: «В стране, где все контролируется Кремлем, это событие побудило ведущих деятелей культуры сплотиться вокруг Серебренникова из опасений, что обыски могут означать подавление творческой свободы. Многие артисты и режиссеры театра и кино выразили поддержку Серебренникову в письме к президенту Путину».

Более корректен был Энрю Рот (Andrew Roth), корреспондент The Washington Post (27.05), указав, что «Сейчас Серебренников является свидетелем, а не подозреваемым по делу, которое формально касается не „Гоголь-центра“, но основанной им театральной группы „Седьмая студия“. Бывший административный директор и бухгалтер этой студии были задержаны в среду, а в четверг адвокат бухгалтера сообщил, что та признала свою вину и сотрудничает со следствием».

Шеф московского бюро The Washington Post (25.05) Дэвид Филипов (David Filipov) поведал публике историю о докладе Школы международных отношений при Университете Торонто. В нем зафиксирована «обширная международная хакерская кампания, в ходе которой злоумышленники воруют документы у нужных им адресатов, аккуратно изменяют их и переупаковывает в виде дезинформации, направленной на подрыв гражданского общества и демократических институтов». Разумеется, доклад указывает, что «эта кампания показывает явные признаки связи с Россией». «Хотя исследование, — признает автор, — не демонстрируют прямой связи с Кремлем, можно предположить, что злоумышленники действуют с целью дискредитации оппонентов Кремля».

Интернет-портал BuzzFeed (26.05) рассказал о новом докладе организации Human Rights Watch, который «обвиняет высокопоставленных чеченских чиновников в недавних массовых похищениях и пытках геев в Чеченской Республике. Доклад утверждает, что чистка „была заказана и проведена должностными лицами в Чечне“…. информация о геях прошла наверх по цепочке к Магомеду Даудову, спикеру чеченского парламента, который считается у Рамзана Кадырова вторым номером. Он, кажется, был движущей силой этой зачистки, „контролируя ее и обеспечивая ее одобрение со стороны чеченского руководства“».

Human Rights Watch, указывает издание, «считает „беспрецедентным“ жестокое преследование, осуществляемое по сценарию чеченского лидера Рамзана Кадырова, по отношению к „нежелательным“ группам, таким как потребители наркотиков, пьяные водители и критики его режима».

На фоне этих привычных «страшилок» о России на удивление свежо выглядит очерк корреспондента The New York Times (26.05) Эндрю Крамера (Andrew E. Kramer) о предпринимателе и главе российской компании Natura Siberica Андрее Трубникове. Журналист считает, что «он — один из самых успешных российских бизнесменов, стоящий у руля бренда косметики мирового уровня. Красочно названные продукты этого бренда типа шампуней „Дикий чертополох“ и „Сибирский можжевельник“ или крема для бритья „Медвежья сила“ продаются в десятках стран от Аргентины до Австралии в таких сетевых супермаркетах, как Monoprix во Франции, а также в престижных универмагах типа Harrods в Лондоне».

Не меньшее удивление вызвал и вполне позитивный комментарий CNN (29.05) о первом полете российского самолета МС-21. «Первый в России большой авиалайнер с момента распада Советского Союза совершил в воскресенье дебютный полет. МС-21 спроектирован, чтобы конкурировать с самыми популярными авиалайнерми в мире, узкофюзеляжными Boeing 737 и Airbus А320. Он поднялся утром с аэродрома Иркутского авиационного завода и во время 30-минутного полета достиг высоты 1000 метров».

«Хотя российская авиационно-космическая промышленность отстала от американских и европейских компаний, но Airbus и Boeing внимательно следят за новыми достижениями в создании реактивных самолетов. В МС-21 использованы передовые углеводородные технологии и системы управления полетом, которых еще нет у Boeing и Airbus», — указал автор комментария.

Что касается оценок внешней политики Москвы, то они не изменились. К тому же СМИ были заняты освещением первого зарубежного турне президента США, его участия в саммите НАТО и во встрече G7. Ведущие издания в основном критически оценили выступление Дональда Трампа перед соратниками по альянсу в Брюсселе.

«Трамп раскритиковал союзников по альянсу за то, что они выделяют недостаточно средств на оборону, чем смутил аудиторию, состоявшую из глав государств. Кроме того, у него были неприятные стычки с другими лидерами, что подчеркивает напряженность, существующую в американо-европейских отношениях после прихода Трампа к власти», — отметил журнал Foreign Policy (25.05).

По свидетельству корреспондента Фриды Гитис (Frida Ghitis), «У ближайших союзников США действия и слова нового президента США вызвали явное беспокойство. Для Владимира Путина, который, безусловно, уделял пристальное внимание этой встрече, четверг был наполнен приятными образами и доставляющей удовлетворение риторикой» (CNN, 25.05).

По ее мнению, «Трамп должен был бы успокоить союзников тем, что Соединенные Штаты по-прежнему полностью привержены НАТО. Но, нет, он не упомянул статью 5 договора НАТО. Вместо этого Трамп выдал мрачную речь, браня союзников и рассказывая им, что они должны тратить больше денег на оборону. В этом эгоистичном выступлении он больше хвалил короля Саудовской Аравии, чем Североатлантический альянс, а также не уделил внимания принципам и ценностям, которые связывают Америку и ее союзников».

Фрида Гитис резюмировала, что «Все это событие, безусловно, стало хитом в Москве».

Другую точку зрения высказал Николас Гвоздев (Nikolas K. Gvosdev). Он считает, что «В НАТО президент Трамп не отступил ни на шаг», и приводит следующие аргументы: «Положительный момент заключается в том, что заявление Трампа об исходящей с Ближнего Востока угрозе Евроатлантическому миру совпадает с точкой зрения южного и западного флангов альянса в Европе, в первую очередь, с мнением Франции, Италии и Испании. Их общая позиция с новой администрацией состоит в том, что главная угроза — не Россия, а усиливающиеся проблемы средиземноморского бассейна» (The National Interest, 25.05).

«Группа семи» достигла соглашений по санкциям против России и в отношении мировой торговли, преодолев напряженность по этим двум вопросам, которые грозили выставить президента США Дональда Трампа противником лидеров других шести стран (The Wall Street Journal, 27.05). Страны договорились сохранять санкции в отношении России за ее вмешательство в дела Украины до тех пор, пока не будут выполнены условия мирного переговорного процесса в Минске. «Мы также готовы принять дальнейшие ограничительные меры с целью повысить издержки России, если ее действия того потребуют», — говорится в заявлении, подготовленном семью лидерами.

Г-н Макрон встречает президента России Владимира Путина в понедельник в Париже, напомнила газета и процитировала его слова: «Разговаривать с Россией необходимо, потому что есть ряд проблем, которые не решить без жестких дискуссий с русскими, особенно по вопросу Сирии. Я поговорю с ним об этом без уступок по Украине».

«Макрон стал первым из западных лидеров, кто провел переговоры с Путиным после состоявшегося в минувшие выходные саммита G7», — указала в понедельник редакция The Washington Post (29.05), комментируя встречу президентов России и Франции в Париже. Было отмечено, что по итогам переговоров Макрон охарактеризовал встречу как первый шаг в перезагрузке отношений с Россией. «Великие события делаются не в один день, — сказал он. — Обмен мнениями, мне кажется, получился очень открытым, откровенным, мы многое сказали друг другу. Конечно, у нас есть вещи, по которым мы не сходимся во мнениях, но мы высказали это».

И все же комментарии по так называемому сюжету «Рашагейт» доминировали на протяжении всей недели. Однако и здесь акценты начинают смещаться. Известный колумнист и член редколлегии The Wall Street Journal Хольман Дженкинс (Holman W. Jenkins, Jr.) в статье за 26 мая писал, что «Российско-трамповское дело наконец-то приобретает ясное, более рациональное значение. Бывший начальник ЦРУ Джон Бреннан в показаниях на этой неделе не представил никаких доказательств сотрудничества предвыборной кампании Трампа с российской разведкой. Вместо этого он говорил об опасениях ЦРУ по поводу того, что Россия попытается завербовать / шантажировать / обмануть коллег Трампа с целью сделать их вольными или невольными агентами влияния. Это реальный страх для любой новой администрации…. Но это сильно отличается от „тайного сговора“».

«В то время, как политический цирк в Вашингтоне сфокусировался на украденной у Демократов электронной почте и фальшивых новостях, распространявшихся во время предвыборной кампании российскими ботами, более эффективной частью усилий Москвы, возможно, были ложные вбросы с целью побудить американские правоохранительные органы и спецслужбы вмешаться с разрушительной силой в предвыборную кампанию». Следовательно, именно спецслужбы «могут быть настоящими невольными агентами российского влияния», — сделал вывод автор (The Wall Street Journal, 26.05).

О планах администрации Трампа возобновить мирный процесс на Украине сообщила The Washington Post (28.05). Было отмечено два момента. Во-первых, многие сотрудники Трампа настроены по этому вопросу скептически, они считают, что «любая перезагрузка отношений с Россией является бесполезным делом в условиях сложившегося внутри страны политического климата, в котором господствующее положение занимают расследования по поводу вмешательства России в американскую политическую систему».

Во-вторых, европейские официальные лица приветствуют подобные усилия. «Мы знаем, что Россия предпримет шаги только в том случае, если американцы тоже будут участвовать в переговорах …, — отметил министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль. — Русские знают, что поведение России на Украине является предварительным условием для сотрудничества [Соединенных Штатов] с Россией в других областях».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.